Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

09.06.2011 | Дети / Книги

Привет, училка!

Роман Марины Аромштам можно записать в список лучших книг о школьной жизни

Роман Марины Аромштам «Когда отдыхают ангелы» вошёл в список выдающихся книг мира «Белые вороны-2011» - и это уже не отнюдь не первое признание книги: с тех пор, как в 2010 году она вышла, она успела оказаться в топ-листе ярмарки non/fiction и получить награду детской национальной литературной премии «Заветная мечта».

Книга действительно не проходная и её сходу можно записать в некий список лучших произведений о школьной жизни, возглавляемый романом американки Бел Кауфман «Вверх по лестнице, ведущей вниз». Вообще с книгой Кауфман у «Ангелов» много общего, невзирая на разницу почти в 50 лет. И там, и там – взросление школьников, сопровождаемое монологом учительницы, которая неизменно хочет как лучше, а получается – по-разному. И там, и там – искренняя интонация, ситуации отчасти абсурдные, отчасти –  естественные для школьного быта. 

Оба автора знают, о чём говорят: и у Бел Кауфман, и у Марины Аромштам внушительный педагогический стаж, и выдумки в их книгах – минимум. Учительница у Аромштам – вроде той же кауфманской мисс Беррет, только для детей помладше и поблагополучнее.

Учительница в «Ангелах» - Маргарита Семёновна, сокращённо Марсём (в имени, как и в профессии, прозрачно считывается автор, её зовут Марина Семёновна) – ведёт дневник, и страницы её дневника в книге перемежаются с повествованием Алины, тихой и вдумчивой девочки из класса.

Ученики же живут своей жизнью, проходя путь от первого класса до четвёртого  - выпускного из начальной школы. Проблемы и дела у всех типичные для этого возраста – игры, влюблённости, жестокости, бурление энергии пред-пубертата, однако под бережным присмотром и направлением Марсём, всё приобретает какую-то дополнительную осмысленность. Учительница нарочно устраивает всему классу обряд инициации, заставляя их совершить подвиг и победить Чёрного Дрэгона и омерзительных "жабастых" - и пусть жабастые на самом деле только загримированные и дурачащиеся подростки, но подвиг устанавливает какую-то нравственную планку, моральный ориентир - после этого уже нельзя сделать гадость, ты ведь благородный рыцарь! Марсём рассказывает своим ученикам, что у каждого есть свой ангел, но пока человек делает что-то дурное, ангел вынужден присматривать за ним, и не может лететь в другое место, чтобы делать добрые дела, предотвращать беды.

И эти вот ангелы, - не то какое-то магическое олицетворение совести, не то формула мировой гармонии, - помогают детям не утонуть в отроческой неопределённости, неразберихе и гормонах.

Растёт со всеми и Алина. Однако повествование девочки дано явно в ретроспективе, нет ничего детского в её словах, и потому интонации учительницы и ученицы часто сближаются, и различаются только – помимо шрифта – тем, что Марсём, как это ни парадоксально, живее, непримиримее, неспокойнее. Она бесится, иногда просто поубивать хочет своих учеников – но всякий раз выдыхает и находит выход. Она категорически отказывается считать детей «сахарными пупсиками» и не доказывает, что любовь к детям – первая заповедь учительства. Видно, сколько непосредственного авторского опыта вложено в дневник Марсём. Но и спокойный рассказ маленькой Алины тоже эмоционально узнаваем: тут все детские страхи, все замирания сердца, восторги, ужасы, стыдности. От такой точности понимания ребёнка и получаются хорошие учителя, а из некоторых – и хорошие детские писатели.











Рекомендованные материалы


Стенгазета
25.01.2021
Книги

Все нормальны, никто не нормален

Российский читатель начинает знакомство с Руни с ее второго романа «Нормальные люди», который менее чем за полгода успел собрать тираж в 60 тысяч. Оба этих текста — о любви и дружбе в современном мире. И пока одни критики хвалят Салли Руни, другие пишут разоблачительные статьи о том, что в этих романах нет ничего особенного. Третьи констатируют факт: Салли Руни — феномен, в котором стоит разобраться.

22.01.2021
Книги

Из Рейкьявика в ад под названием «восьмидесятые»

Сёлви приезжает на хутор Аспен убежденный, что его бабушка — сумасшедшая нацистка, и он попал в ад под названием «восьмидесятые». Но проходят дни, затем недели, постепенно Сёлви привыкает к новой рутине, начинает общаться с соседями и работать по дому, читать старые книги и слушать The Smiths, пробует водить машину, сгонять овец с гор и впервые влюбляется.