Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

23.05.2011 | Колонка / Общество

Два часа ваты

Не орел, одним словом

Последние дней десять российский политический бомонд пребывал в немалой ажитации. «Он же не просто так назначил пресс-конференцию без всякого формального повода. Он нам скажет что-то очень-очень важное», — глубокомысленно говорили одни. «Конечно, конечно, — соглашались другие, — надо кончать с дурной неопределенностью, хватит нас мучить». «Вы заметили, как он возмужал за последние недели, каким стал самостоятельным? На самого Сергея Иванова ругался», — резюмировали третьи.

Утром 18-го ажитация достигла апогея. На конференции, которую в тот день проводил ИНСОР, было даже сказано, что у нас нынче исторический день. Имелась в виду все та же медведевская пресс-конференция.

Надо сказать, что знаменательное событие в этот день действительно произошло. Журнал «Русский пионер» опубликовал текст интервью, которое нацлидер Владимир Путин дал американскому изданию OutdoorLife. Премьер со знанием дела и, главное, с очевидным удовольствием обсуждал особенности национальной охоты и рыбалки: «Очень интересны поездки в Якутию за снежным бараном, гигантским лосем и северным оленем. Кстати, здесь можно и отлично порыбачить, ведь именно в реках Якутии водится таймень, вес которого может достигать 40 кг. Говорят, что на Таймыре, Камчатке и Чукотке — хорошая охота на волка». А еще увлеченно рассказывал про планы спасения амурского тигра. Перед нами целеустремленный и уверенный в себе человек. Человек расчетливый, но готовый при необходимости рискнуть: «Удовольствие от жизни можно получить только в процессе ее познания, а это неизбежно связано с определенным риском». Этот точно никуда уходить не собирается и за возможность быть хозяином земли русской кому хочешь голову оторвет.

А вот у Дмитрия Медведева такой интерес к жизни явно отсутствует. Два часа общения с прессой были забиты какой-то бессмысленной словесной ватой. Казалось, что перед нами персонаж из актерской массовки, выучивший однажды «о чем говорить, если не о чем говорить», который каким-то чудом оказался на авансцене.

«Понимаете, политическая жизнь — это не только шоу и даже совсем не шоу, это довольно сложная работа (я имею в виду, политическую деятельность), довольно сложная работа, которая, на мой взгляд, как и на взгляд большого количества других людей, занимающихся практической политикой, подчиняется определённым технологиям, которые надо соблюдать… Любые политические решения должны быть, на мой взгляд, чётко просчитаны. Это же не игрушки. В наших руках действительно судьбы огромного количества людей. Это не могут быть фантики или какие-то вещи, которые мы принимаем просто для того, чтобы слегка потешить собственные амбиции. И решения о том, баллотироваться или нет, должны основываться на этом».

Вот тот ясный ответ (которого так ждали), что Медведев дал на вопрос о своих президентских амбициях. И, что удивительно, президент заранее готовился к этому ответу, как он не без кокетства признался, он его, черт возьми, продумывал. Я не про то даже, что он не сказал ни да, ни нет.

В этом бессмысленном наборе слов нет и намека на волю, на страсть, на желание настоять на своем. Скажет начальник (с которым, оказывается, общие взгляды на стратегию развития страны) остаться в Кремле — останусь, скажет «пошел вон» — заберу любимый айфончик и уйду.

Абсолютно права Лилия Шевцова: мы все стали свидетелями политического харакири. Рассчитывать всерьез, что этот человек, формально обладающий высшей властью в стране, хоть пальцем пошевелит в борьбе за эту самую власть, просто бессмысленно.

Ни на один серьезный вопрос Медведев не дал внятного ответа.

Вернуться к выборам губернаторов? — Может быть, когда–нибудь, если ситуация позволит.

Отправить в отставку министров, которые очевидно не справляются со своей работой? — Конечно,  наказывать, может быть, и надо, но «я не считаю правильным за отдельные события сразу же подвергать наказаниям руководителя федерального уровня. Потому что та система, которой они руководят, в конце концов, сложилась далеко не всегда при них, не они явились её инициаторами, не они явились авторами тех или иных решений. Они её получили в том виде, в котором получили, со всеми огрехами и проблемами».

Это не про министров. Это он про себя. Досталось, мол, то, что досталось. Вот и кручусь.

Медведева не хватило даже на то, чтобы отменить техосмотр.

Конечно, любители искать и находить некие тончайшие намеки на некие противоречия с главным начальником тоже получили несколько крошек для поддержания своих надежд. Тут и рассуждение о том, что руководитель не должен сидеть на должности двадцать лет, и обещание когда-нибудь обновить правительство. Наконец, набравшись смелости, о разных с премьером подходах к модернизации: «У меня, может быть, в этом смысле позиция несколько отличная от позиции премьера, потому что, насколько я понял по тому, что он говорит, он считает, что модернизация — это такое спокойное, постепенное движение. Я считаю, что у нас есть шансы и силы для того, чтобы эту модернизацию провести быстрее, без ущерба для того, что было сделано, и добиться хорошего результата, совершить качественный шаг вперёд».

Однако, повторю, за всем этим не прослеживается ровно никакой политической воли. Не орел, одним словом. То ли дело нацлидер с голым торсом, который на кита с одним арбалетом…



Источник: "Ежедневный журнал", 19.05.2011г.,








Рекомендованные материалы



Клюшка над Рейхстагом

Так что это все политика, пацаны. Это наша, короче, история, братаны. Мы не дадим ее переписывать и не позволим никому ее это, как это, фальфирицировать. Это политика. А политика — это что? Правильно, война. Потому что нам нужны победы. А без войны и победы не бывает. Не ясно, что ли?


Пенсии могут не понадобиться…

Фактически впервые без экивоков Кремль угрожает США ядерным ударом. Эти грозные заявления почти до деталей совпадают с угрозами в адрес США в Заявлении Генерального секретаря ЦК КПСС Юрия Андропова в 1983 году. Таким образом, по крайней мере на уровне заявлений, мы вернулись к периоду самого жесткого военного противостояния СССР и США после Карибского кризиса.