Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

03.12.2005 | Просто так

Нога

Все описанные ниже события правдивы, за исключением некоторых деталей

Однажды наступила зима. А у Александра Рудольфовича не было никакой теплой обуви. Поэтому Александр Рудольфович позвал с собой своего старинного приятеля Евгения Юрьевича, и вдвоем они отправились в магазин покупать новые гамаши. Однако к тому времени обувные фабрики гамаш больше не делали, поэтому Александр Рудольфович и Евгений Юрьевич выбрали боты на меху. Евгений Юрьевич, известный своей хозяйственностью и домовитостью, присоветовал Александру Рудольфовичу взять на сдачу тюленьего жиру, которым мажут кожаные боты, после чего они не портятся от соли, щедро рассыпаемой дворниками для предотвращения несчастных случаев, кои зимой регулярно случаются на скользких тротуарах.

Вернувшись домой с покупками, Александр Рудольфович достал свои новые кожаные боты и принялся мазать их тюленьим жиром, стараясь не пропустить ни малейшей щелочки, куда могла бы забиться коварная соль, рассыпаемая дворниками для предотвращения, и испортить новую обувь. Мазал поэтому Александр Рудольфович долго и тщательно, до позднего вечера.

Когда работа была закончена, Александр Рудольфович так обрадовался тому, что у него такие замечательные новые кожаные боты, что принялся вальсировать с ними по комнате, а после от полноты чувств и вовсе начал подпрыгивать.

Не подпрыгивал от радости Александр очень давно – почти так же давно, как не покупал себе новой обуви. Вот Александр Рудольфович и подвернул себе ногу. Да так сильно, что ходить не мог.

Не мог он ходить и на следующий день, и общался со всеми исключительно по телефону. К вечеру Александр Рудольфович набрал номер старинного приятеля Максима Владимировича, к которому давно намеревался зайти. Услышав о больной ноге Александра Рудольфовича, Максим Владимирович, счастливый обладатель автомобиля, повесил трубку, и через 11 минут он уже вез Александра Рудольфовича к доктору Потапову.

Доктор чаевничал с сестрой милосердия Варварой Тимофеевной. Макая свежие бублики в крыжовенное варенье, они пытались угадать, на что будет жаловаться следующий пациент.

Доктор Потапов утверждал, что это будет нога, а Варвара Тимофеевна, которой давеча приснился широкоплечий усач c ярко-малиновым ухом, говорила, что ухо. Доспорились они до того, что заключили пари на десять щелчков по лбу (доктор очень любил щелкать всех по лбу) и килограмм медицинского гипса, который оба использовали для лепки потешных зверюшек.

Поэтому когда дверь кабинета раскрылась, впуская хромающего Александра Рудольфовича, доктор Потапов пришел в великолепное расположение духа и тут же принялся щелкать мясистым пальцем по лбу Варвару Тимофеевну, утешавшую себя тем ,что ни роскошных черных усов, ни широких плеч у гуманитария Александра Рудольфовича не оказалось. Закончив с Варварой Тимофеевной, доктор Потапов обнаружил у Александра Рудольфовича перелом одной из многочисленных маленьких и совершенно бесполезных косточек ступни, прописал ему наскоро целебную мазь и принялся упихивать в портфель килограммовую упаковку медицинского гипса, сэкономленного на Александре Рудольфовиче, наотрез отказавшемся этим самым гипсом заливать свою ступню.

После доктора Потапова Максим Владимирович зазвал Александра Рудольфовича к себе домой, где жена Максима Владимировича Марья Александровна уже готовила крошечные пельмешки и охлаждала пиво.

Угощая друга пельмешками и пивом, Максим Владимирович, и сам не забывая отправлять в рот дымящуюся снедь и прихлебывать из запотевшей бутылки (Максим Владимирович, мнивший себя либералом, пил пиво исключительно из горлышка, считая этот способ очень демократичным), принялся расспрашивать Александра Рудольфовича, как того угораздило сломать ногу. Александр Рудольфович рассказал свою историю, после чего Максим Владимирович принялся громко хохотать, выпучивая глаза и хлопая себя по круглому животу ладошкой. Тут-то крохотная пельмешка, которыми так гордилась Марья Александровна, и попала Максиму Владимировичу не в то горло. Отчего тот окончательно выпучил глаза, побагровел и начал задыхаться.

Александр Рудольфович, не будучи уверен в своих силах, не стал стучать Максима Владимировича по спине ладонью, а ударил сразу стулом. Пельмешка благополучно выскочила из горла Максима Владимировича, и он в изнеможении опустился на пол. Подумав, что Александр Рудольфович задумал прибить Максима Владимировича, Марья Александровна, отлучавшаяся из кухни, схватила сковородкy и ударила ею гуманитария Александра Рудольфовича по голове, отчего осел на пол рядом с Максимом Владимировичем, так и не пришедшим в чувство…











Рекомендованные материалы


Стенгазета

Каникулы!

Дорогие друзья, Стенгазета уходит на каникулы! Встретимся в сентябре.


Спесь как духовная скрепа

Спесь – мать всех вещей. Она та самая скрепа, тот самый хребет, который не разрубить никакому мяснику. Итак, даем развернутое определение: «Спесь мать всех вещей и представляет собою презентацию преимуществ, обладание коими, реальное или мнимое, ставит их обладателя в привилегированное положение по отношению к остальным». Для обозначения этих преимуществ в русском языке есть специальное слово: дефицит.