Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

24.03.2011 | Колонка / Общество

Битва за ненужные танки

Словесной перепалкой дело не ограничится

В России разворачивается настоящее танковое сражение. Выступая 15 марта на заседании комитета по обороне Совета Федерации, главком Сухопутных войск Александр Постников нанес тяжелый удар по российскому военно-промышленному комплексу. Рассказывая сенаторам о проблемах с обеспечением армии вооружениями, он заявил, что многие из них серьезно отстают от лучших зарубежных аналогов. Генерал привел в качестве примера самый новый отечественный танк Т-90. И поведал о нем чистую правду. А именно то, что никакой он не новый, а представляет из себя 17-ю модернизацию танка Т-72 (который, замечу от себя, представляет собой глубокую модернизацию танка Т-64). Если иметь в виду, что цифры в названии отечественных танков соответствуют году создания, то становится ясно: вот уже полстолетия в отечественном танкостроении революций не происходит.

При этом генерал посетовал, что танки продают по несуразной цене в 118 миллионов.

Постников заявил, что лучше уж закупить три немецких «Леопарда». Тут Постников, конечно, погорячился. Три «Леопарда» на эти деньги не приобрести. Но один можно. И то, что цена за Т-90 никак не соответствует его качествам, — факт.

Уже на следующий день ВПК нанес ответный удар и буквально взял генерала в клещи. С одной стороны, пресс-служба «Уралвагонзавода» с грустью констатировала, что Минобороны сделало ставку на модернизацию старых танков и вовсе не желает покупать новые, чем торпедирует «технологический прорыв». С другой стороны зашел директор департамента развития оборонно-промышленного комплекса Министерства промышленности и торговли РФ Игорь Караваев. Он, в свою очередь, поведал, как замечательно Т-90 проявил себя на испытаниях в Саудовской Аравии: это, мол, была единственная боевая машина, которая прошла весь цикл испытаний. Танк поразил после марш-броска более 60% удаленных целей. Одна беда — никаких новых контрактов на поставку этих танков после столь выдающихся подвигов подписано не было. 

Очевидно, потому, что в настоящем бою важную роль играют не только неприхотливость боевой машины, но и иные качества. Например, эффективная защита экипажа. А еще способность обнаружить противника раньше, чем он обнаружил тебя. О таких малозначимых деталях, как безопасность и относительно комфортные условия для экипажа, я уже не говорю.

Еще полтора года назад генеральный директор «Уралвагонзавода» (УВЗ) Олег Сиенко весьма реалистично оценивал качество выпускаемой техники,  именуя танки «телегами УВЗ».

«Уже все это надоело: эти безумные комплекты, шланги… Уже в танк не зайдешь. Зайдешь на выставке в зарубежный танк, сидишь, как если не в Mercedes, то в Volkswagen. В наш залезешь — ну просто артерии какие-то везде торчат…» — раздраженно говорил он.

Вряд ли за прошедшие месяцы качество наших танков кардинально улучшилось. К тому же значение танков в современной войне серьезно снизилось: никто уже не собирается устраивать сражений, подобных битве под Прохоровкой. Боевые машины сегодня довольно уязвимы. К тому же у военного ведомства гигантские резервы такой техники: около 20 тысяч боевых машин. При потребности в 2-4 тысячи.

В этой ситуации решение военных воздержаться от закупки новых танков и модернизировать старые Т-72, которые не так уж отличаются от того, что готова производить наша промышленность, выглядит вполне разумным.

Но это решение, смысл которого и пытался разъяснить Постников, очевидно, совсем не устраивает руководителей ВПК.

Их аппетиты разыгрались после обещаний правительства о выделении на очередную программу вооружений сказочной суммы в 20 триллионов рублей. И минобороновским начальникам приходится отбиваться от них и их лоббистов.

Похоже, словесной перепалкой дело не ограничится. Капитаны ВПК готовы двинуть в бой трудящихся. По крайней мере, уже на следующей  неделе запланирован митинг работников оборонной промышленности на Гоголевском бульваре напротив Минобороны с требованием увеличить оборонный заказ и предоставить его тем предприятиям, которые его лишились. Не исключено, что в год парламентских выборов военные уступят давлению и дадут добро на производство никому не нужных вооружений.



Источник: "Ежедневный журнал", 17.03.2011,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.