Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

23.12.2010 | Колонка / Религия

Скорая религиозная помощь

Ни православие, ни ислам не смогут унять этническую вражду при отсутствии у государства национальной политики

Национальный вопрос в многонациональной России всегда больная проблема. В том, что сейчас он обострился, нет ничего удивительного. Экономическая и демографическая ситуация в стране такова, что миграционные потоки растут, и это порождает трения в обществе. Чаще они происходят в больших городах, а уж в таком мегаполисе, как Москва, где с коренным населением сражаются за ресурсы немало национальных диаспор, ничего другого и ждать не приходится. Слишком разные культуры, обычаи, нравы, слишком много претензий накопилось друг к другу. Так что

недавние события на Манежной не удивляют. Удивляет другое — отсутствие какой-либо внятной национальной политики у властей. И, как в таких случаях чаще всего происходит, зияющую дыру пытаются заткнуть разными способами. Одна из таких затычек – религия.

В ходе своего очередного телемарафона премьер Путин обронил загадочную фразу о том, что православие на самом деле ближе к исламу, чем к католичеству. Загадку, впрочем, несложно отгадать. Поскольку большое число мигрантов родом из мусульманских земель, значит достаточно наладить отношение между православием и исламом – и все будет тип-топ. А чего не наладить, если они идейно близкие? Вряд ли национальный лидер начитался евразийской литературы. Помнится, во время своего визита в Ватикан он сообщил папе о том, что Европу и Россию роднит христианство. В тот раз экскурс в религиозную историю послужил одной политической цели, на этот – другой. Когда возникла идея упрочить отечественное влияние на российскую диаспору в дальнем зарубежье, все силы были брошены на воссоединение РПЦ с Русской зарубежной церковью. И так далее и тому подобное.

Вряд ли имеет смысл упрекать наших политиков за такой инструментальный подход. Религия вмешивается в политику, политика – в религию. Вопрос в другом. Можно ли использовать этот инструмент в ручном режиме? Примерно по такому сценарию.

У нас тут народы враждуют – надо попросить батюшек и имамов, пусть научат свою паству жить дружно. Вызвать их, так сказать, для тушения пожара. Но вся беда в том, что пожар они могут не потушить, а даже наоборот – придать ему новую силу.

Начнем с православия. Глава РПЦ, будучи человеком умудренным, откликнулся на межэтнический конфликт в Москве политически грамотно. Он осудил радикалов из обоих лагерей и пообещал, что церковь сыграет свою миротворческую роль, благо исторический опыт в этом отношении у нее имеется. «Церковь всегда воспитывала мирный дух, способность разделить горе с ближним своим вне зависимости от того, к какой вере человек относился. Вот это воспитание мирного духа и привело к тому, что никаких межрелигиозных и, практически, межэтнических войн в России не было». Но расчет на то, что позиция патриарха поможет снять этническое напряжение, наивен. Межрелигиозных войн в России и правда не было, но русский национализм всегда имел в лице церкви серьезную поддержку. Не надо быть большим знатоком истории, чтобы вспомнить «черную сотню», которая с хоругвями наперевес лихо разбиралась с инородцами. Наследники этой организации тоже любят погулять с хоругвями по Москве и большой любовью к приезжим не отличаются. Поговаривают, что они засветились и на Манеже. Неудивительно, что в этой среде

слова патриарха были встречены в штыки: вместо того чтобы заступиться за несчастных соотечественников, которые подвергаются насилию со стороны заезжих абреков, он поет под дудку властей. Надо сказать, что подобные настроения в российском православии весьма распространены, а главное, руководство РПЦ не способно их обуздать.

Боясь церковного раскола, оно закрывает глаза на многие выходки «радетелей русского народа». И ждать от него решительных мер не приходится.

Но если в случае с РПЦ власти тешат себя иллюзией, что все в порядке, поскольку на их стороне руководство церкви, то с мусульманами дела обстоят гораздо сложнее. Ислам полицентричен, и различные его центры конкурируют и не могут договориться друг с другом. Пользоваться столь непослушным инструментом в таком деликатном деле, как урегулирование этнических споров, крайне сложно. Да и возможность влияния на радикалов у исламских лидеров еще меньше, чем у православных. Чуть что, те сбиваются в джамааты – и поминай как звали. А то и расстреливают собственного муфтия за сотрудничество с властями, как это только что случилось в Кабардино-Балкарии.

Однако главная проблема даже не в том, что лидеры имеют мало влияния на паству. На протяжении истории мировые религии предпочитали решать национальный вопрос вовсе не призывами ко взаимной любви, а обращением народов в собственную веру. В этом случае религиозная идентичность перекрывала этническую и национальный вопрос снимался. Даже сегодня этот традиционный подход дает знать о себе, когда, скажем, представители РПЦ предлагают конкретные рецепты уврачевания этнических проблем. Мы будем прививать мигрантам навыки российской культуры, знакомить их с нашими обычаями и адаптировать к новой среде, говорят они. Но поскольку культура эта пронизана православным духом и неотделима от него, мы заодно будем приобщать их к православию. То есть речь идет фактически о миссионерской работе. Конечно, православие, как любая религия, имеет на это полное право. Но выдавать миссионерство за адаптацию приезжих к новой культуре нельзя. К тому же в своих активных формах оно не уменьшает этнические трения, а, напротив, их усиливает. Убийство московского священника Даниила Сысоева, который ревностней других занимался миссионерской деятельностью в мусульманской среде, — трагическое напоминание об этом. Понятно, что традиционные религиозные рецепты решения национального вопроса в современном многонациональном государстве приобретают взрывоопасный характер. Два великих апостола ненасилия, которым удалось укротить бесов национальной розни в прошлом столетии, вели себя как раз нетрадиционно, так как сумели возвыситься не только над собственной этнической, но и религиозной принадлежностью. Однако

надеяться на то, что у нас найдутся продолжатели дела Махатмы Ганди и Мартина Лютера Кинга, не приходится.

Вместо того чтобы пускаться в сомнительные богословские экскурсы о близости православия и ислама, власти следует, наконец, заняться созданием внятной национальной политики, основанной на светском характере российского государства. Никто не спорит, в решении этой задачи должны участвовать и религии. Но считать, что православие и ислам в их нынешнем состоянии помогут в экстренном порядке потушить пожар этнического конфликта, — опасное заблуждение.

Читать полностью: https://www.gazeta.ru/comments/2010/12/20_a_3470937.shtml



Источник: Газета.RU, 20.12.10,








Рекомендованные материалы



Зима патриарха. Бесконечная

2019-й год был переломным в деградации российской государственности. Дело не только в том, что в ходе выборов в Мосгордуму российская власть продемонстрировала: она не уверена, что за нее проголосуют. И под надуманными предлогами отстранила своих оппонентов от участия в выборах. А потом устроила судебную травлю тех, кто протестовал против этого. Дело еще и в том, что человек, обладающий абсолютной, ничем не сбалансированной властью, решительно перестал стесняться.


Увидимся

Бойкий ли газетный колумнист, звонкий ли голос телерадиоведущей говорит: «Подведем некоторые итоги уходящего года». Он и во мне сидит, этот назойливый голос, взыскующий «итогов». Хотя, скажем прямо, не такой уж он звонкий.