Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

08.11.2010 | Кино

Лев Толстой очень любил жену

«Последнее воскресение» в российском прокате

Фильм Майкла Хоффмана «Последняя станция», названный в нашем прокате «Последнее воскресение», появился в России уже пожившим и изрядно заслуженным: две номинации на «Оскара» (Хелен Мирен и Кристофер Пламмер), несколько европейских премий, «Золотой глобус». Однако все поощрения достались только этим двум актерам.

Потому что никаких других очевидных достоинств в картине нет, хотя это добротная, основательная и весьма добропорядочная биографическая драма.

В основе сюжета -- уход Толстого из Ясной Поляны. По версии создателей фильма, ушел писатель из дома по причинам, весьма понятным каждому семейному человеку: достали. Дело в том, что у писателя была жена Софья Андреевна, и она, пылко любя мужа, никак не могла согласиться, что у него есть и другие интересы. А Толстой, если судить по фильму, любил еще и детей (крестьянских, свои выросли, и их в фильме не показывают), испытывал отеческую симпатию к молодым людям, но особенно предпочитал всем Черткова. А Чертков, хотя и любил Толстого тоже, хотел получить от него права на издание его произведений (что по тем временам приносило неплохой доход -- примерно 10 млн золотых рублей). И ему очень мешала Софья Андреевна, которая считала себя тоже причастной к созданию литнаследия и хотела оставить его в семье.

Я здесь не стану сравнивать эту версию с тем, что было на самом деле (просто поверьте, что все было совсем не так, гораздо сложнее и запутаннее, как это обычно в жизни и бывает). Важно, что фильм имеет дело именно с такой простенькой историей. Но в конце концов мелодрама из жизни Толстого ничуть не хуже, чем из чьей-то другой жизни. Тем более что любовная линия и легкий эротизм персонажей весьма зрелого возраста -- это сегодня модно.

На пресс-конференции режиссер фильма Майкл Хоффман сетовал, что по финансовым причинам он снимал не в России, в Ясной Поляне, а в Германии, а также на то, что из-за занятости актеров съемки пришлось перенести с ноября на май. По-моему, это символично.

Представьте, вместо промозглой и заиндевевшей от осенних дождей России, с облетевшей листвой и раскисшими дорогами, зрители увидели цветущую, весеннюю и уютную Германию...

Вместо весьма скромного яснополянского дома -- европейский особняк с дорогой обстановкой... Понятно, что интонация уже совсем другая. Бойкий и лукавый Левушка, который по просьбе кокетливой жены Сонюшки кричит петушком, исполняя несомненную прелюдию, изящная, с тончайшей талией Софья Андреевна, которая, конечно, грациозно падает в отчаянии под письменный стол, но все же находит в себе силы вполне невинно кокетничать с молодым и румяным секретарем своего мужа, -- это герои вполне житейской и очень понятной любовной драмы. Которая, понятно, должна закончиться оптимистически, и в нарушение жизненной правды авторы фильма позволяют Софье Андреевне встретиться с мужем перед его смертью в Астапово и услышать от него последнее признание в любви, а ведь ничто иное их, в сущности, и не волнует... Голубок и горлица, иногда они ссорятся. Но в целом дружно живут. И умирают примиренные -- после смерти мужа Софья Андреевна помирилась и с Чертковым...

Как в высокой драме, любви центральных персонажей сопутствует и любовь второстепенных героев. Убежденный толстовец, вегетарианец и девственник Валя Булгаков (Джеймс Макэвой), попав в дом к своему кумиру, учится у него и его жены не отвергать жизнь и любовь и поэтому поддается чарам толстовки Маши, которая колет дрова, проповедует свободную любовь и смеется над фанатизмом ближайшего круга последователей. А граф Толстой, с хитрым прищуром глаз, подбодряет своего помощника, рассказывая ему свои эротические сны.

При всем том фильм снят вполне целомудренно и кротко, никаких залихватских перегибов в нем нет -- он жизнерадостный и простой, как диетический завтрак.

За счет актерского обаяния исполнителей главные герои кажутся чрезвычайно симпатичными и достойными сочувствия. А это ли не главное?

В конце концов если кого-то заинтересует, что на самом деле происходило в последние годы жизни Толстого, чем был вызван горчайший и полный действительно драматизма его уход, что двигало Чертковым и чего боялась Софья Андреевна, можно почитать книги, дневники, переписку или в конце концов этим летом вышедшую книгу Павла Басинского «Лев Толстой. Бегство из рая».

Во всяком случае в России к столетию смерти Толстого никто никакого фильма не снял. А Хоффман снял. И Андрей Кончаловский ему в этом немного помог. Так что мы теперь имеем еще и Толстого с лицом Кристофера Пламмера. А вот озвучивает его Алексей Петренко, и, кстати, это редкий случай, когда озвучание сделано хорошо.



Источник: Время новостей, 03.11.2010 ,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
08.07.2019
Кино / Театр

Поезд дальнего исследования

Речь пойдет о фильме «Насквозь» Ольги Привольновой, выпускницы Школы документального кино и театра Марины Разбежкиной и Михаила Угарова. Почему “Насквозь” оказался ключевым фильмом для обозначения роли Школы в современном документальном кино и каковы возможности взаимодействия документалистики с литературой и театром.

Стенгазета
26.06.2019
Кино

Слон где-то рядом: от чего бегут герои современных фильмов.

Герои Ху Бо мечтают увидеть безмятежного слона, который находится в одном из зоопарков Маньчжурии, и этот слон становится для них символом иной реальности, в которую можно сбежать от жестокого и равнодушного мира. Куда (и как) еще бегут другие герои-беглецы?