Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

22.07.2010 | Колонка / Общество

Оскорбленный льыоравэтльан

Можно потихоньку начинать играть в Ленина и жандармов

«Россия тогда, – и только тогда, –  встанет на путь модернизации, когда ее руководство и большинство населения осознает себя как православных верующих, – убеждали публику православные активисты во дворике Таганского народного суда. С минуту на минуту приставы должны были начать впускать на слушания по делу Ерофеева и Самодурова прессу и простых граждан. – Силы Люцифера отступят в этот день. Сегодня мы празднуем конец Петровского поста. Солнечное затмение возвестит сегодня о нашей победе».

Пресса толкалась у входа в здание суда, члены союза православных хоругвеносцев разворачивали вышитые крестами полотнища, группа пенсионеров за оградкой готовилась к крестному ходу. «Кощунников надо наказать, - убеждала бабушка равнодушного постового, преграждавшего вход во двор суда. – А то они, говорят, к образам сосиски привешивают!».

В зале суда было жарко и совершенно не слышно слов судьи Александровой. Сразу за телекамерами вытянулись по команде «смирно» бойцы православного спецназа в сапогах, папахах и черных плотных рубашках. Часть журналистов провела время слушаний в клетке – свободного места в зале не было. Судья скороговоркой зачитывала: «доказательствами, подтверждающими обвинение, являются: обращение депутата Госдумы Чуева… обращение координационного центра мусульман Северного Кавказа… обращение Фонда славянской письменности и культуры… обращение межрегиональной общественной организации «Льыоравэтльан»… десятки показаний свидетелей, посетивших и не посещавших выставку «Запретное искусство – 2006».

Больше всего хотелось бы понять, чем «Запретное искусство» не угодило чукчам: невыговариваемое слово «льыоравэтльан» - их самоназвание, а одноименная организация до эпизода с выставкой мирно занималась делами малочисленных народов Сибири. Позиция мусульман по отношению к современному искусству всем более-менее понятна. А что касается верующих, оскорбленных содержанием выставки, - уже много раз говорилось, о том чего стоят их показания. Вот как, к примеру звучит типичное заявление, буквально под диктовку переписанное полсотни раз: «О выставке узнал по радиостанции «Эхо Москвы». Мне было необязательно посещать выставку, но достаточно было только узнать о её существовании для того, чтобы глубоко оскорбиться происходящим преступлением».

По заключению эксперта-психолога Слободчикова публичная трансляция работ, экспонировавшихся на этой злополучной выставке, чревата «сильнейшими психотравмирующими сдвигами в личности верующего зрителя, который переживает чувства оскорбленного личного достоинства, ощущение униженности и оскорбленности, нравственные страдания» и т.д. Про уникальное свойство выставленных работ причинять страдания зрителям, никогда их не видевшим, в заключении не говорится. Но судья Александрова, не разрешившая, кроме прочего, независимому эксперту пользоваться своими записями («Почему? - По кочану!»), посчитала что чувства верующих могут травмироваться дистанционно и признала Ерофеева и Самодурова виновными в возбуждении ненависти и унижении достоинства верующих. Правда в последний момент смягчилась и посчитала, что исправление осужденных возможно без лишения их свободы (как того требовал прокурор), назначив денежный штраф.

Либералы встретили завершение процесса кисловато: да, за изображение религиозных символов в лагеря пока не отправляют, но могут оштрафовать на серьезную сумму. Кумир миллионов, актер и писатель Стивен Фрай вдохнул в своем блоге: «Ох, Россия. Что же ты так опозорилась? Не ждите в гости в ближайшее время». А вот обвинители, хотя и надеялись, что подсудимых посадят, не скрывали торжества. «Я очень удовлетворен решением суда, защитившим религиозные чувства людей» - заявил руководитель пресс-службы патриарха Владимир Вигилянский. «Теперь надо посмотреть, на чью сторону встанет народ, - размышлял перед камерой руководитель «Объединенной православной молодежи» Михаил Налимов. – Останется ли он с нами, теми, кто поддерживает цивилизованный диалог, или послушается горячих русских голов, призывающих оскорблять иудейские святыни». Спустя два дня Налимов в своем блоге опубликовал текст, написанный явно не с холодной головой. В нем он называет сторонников Ерофеева и Самодурова «либералами-безбожниками» (это не правда, среди тех, кто поддерживал организаторов выставки очень много верующих), намекает на их национальность: «совсем не было слышно русской речи, а та, что была  слышна, имела ярко выраженный картавый акцент», называет современных художников «духовными террористами», задумавшими уничтожить Россию и т. д. Художник Беляев-Гинтовт, знаменитый националистическими взглядами и выставкой «Хадж Ахмад Хаджи», посвященной Кадырову, присоединился к православной молодежи. Он назвал защитников «Запретного искусства» негодяями, а Самодурова и Ерофеева душегубами и мракобесами, «целенаправленно занимающимися погублением душ и бесящимися во мраке».

Пожалуй, только богослов Александр Копировский, профессор Свято-Филаретовского института напомнил, что Конституция у нас по-прежнему гарантирует право на свободу слова и творчества. «Да, эти произведения мне лично крайне неприятны, но оскорбить мое религиозное чувство они не могут. Пользуясь свободой слова, можно критиковать эти произведения в печати или высказываться вслух. Можно организовывать альтернативные выставки. Но речи об уголовном преследовании здесь быть не может».

Пока адвокаты организаторов «Запретного искусства» обжалуют решение Таганского суда, мы можем подумать, чем может для нас обернуться эта ситуация.

Во-первых, к нам не приедет Стивен Фрай.

Во-вторых, в ближайшее время не стоит ждать больших событий в современном искусстве. Конечно, кто-то в поисках легкой славы может начать специально дразнить православных. Но те, кому есть что терять, вряд ли захотят рисковать свободой, временем или деньгами. Церковь ясно заявила, что она против использования религиозных символов неканоническим образом. Суд поддержал ее в стремлении монополизировать эти символы. Больше того, суд оставил за верующими право быть униженными и травмированными при одной только мысли о нарушении этой монополии.

Значит,  можно потихоньку начинать играть в Ленина и жандармов. У каждого из нас найдется что-то оскорбительное для чувств верующих: футболка, постер, картинка, размещенная в блоге. Если речь идет о христианских символах, то с этого момента табуируются любые неподобающие изображения рыбы, голубей, греческих букв «альфа» и «омега», крестов, ангелочков и так далее.

Эта ситуация для государства несет больше проблем, чем пользы. У закона появилась новая трактовка, очевидно нелепая и невыполнимая. Закон, который принципиально невозможно исполнить, расшатывает веру в саму судебную систему и такое отношение может распространиться на любые предметы общественного договора. Будет ли хорошо, если каноническое право займет место скомпрометировавшего себя светского законодательства? Мне кажется, это сомнительный путь, что бы ни говорили православные ораторы.

В конце концов, большинство из тех, кто пришел в Таганский районный суд не хотел зла оппонентам. Обвиняемые устало отбивались от нападок, объясняли, что они вообще не мыслят категориями «ереси» или «кощунства». Обвинители, напротив, не сумели поддержать дискуссию на языке семиотики и призывали по-простому покаяться. Даже глава православных хоругвеносцев Леонид Симонович-Никшич, выступающий за высылку Ерофеева и Самодурова из России признал, что талант у художников есть. Жаль только, что расходуется он на ересь.

Видимо, этим двум мирам никогда не встретиться. И все, что им остается – просто перестать замечать друг друга и мирно заниматься своими делами. Глядишь, лет через двадцать, стороны смогут сказать друг другу что-нибудь содержательное.











Рекомендованные материалы



Возвращение символа

Нет сомнений, что коррупция является одной из главных, если не самой главной проблемой Украины. Чиновничество этой страны, что называется, на корню куплено противоборствующими олигархическими кланами. И вот в страну вернулся человек, который пусть и потерпел поражение в этой борьбе в бытность одесским губернатором, но, по крайней мере, выиграл несколько сражений.


Истоки «победобесия»

Главное же в том, что никому не нужны те, в почтительной любви к кому начальники клянутся безостановочно. В стране осталось всего 80 тысяч ветеранов. Два года назад их было полтора миллиона. Увы, время неумолимо. Казалось бы, если принимать всерьез все эти камлания о том, что никто не забыт, жизнь 90-летних героев должна превратиться в рай. Но нет.