Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

22.04.2010 | Колонка

Пусть висят

О том, кто такой Сталин, мне известно точно и неопровержимо независимо от того, висят ли в моем городе его портреты

Перефразируя великого Даниила Хармса, в очередной раз меланхолически заметим, что "опять об Сталина" спотыкаемся мы во мгле и мути нашей, с позволения сказать, общественной жизни.

Страсти, так сказать, кипят, не затихая. Вот, появилось, например, обращение целого ряда правозащитных организаций прямиком к мэру Лужкову, призывающее его "не превращать общенародный праздник в гражданское противостояние" и не вешать в столице портреты державного упыря.

В целом разделяя пафос обращения, хочу сказать, что ладно, чего уж там - пусть будет. Чего ж стесняться - должны же мы все-таки четко представлять себе, где и вместе с кем мы живем.

Можно подумать, что отсутствие портретов так уж прямо станет ярким свидетельством того, что грядущие парадные мероприятия действительно станут "общенародным праздником". Не станут. Мне, например, совместно с духовными наследниками смерша праздновать нечего. Хоть с портретами, хоть без. Мой праздник - это праздник моих родителей, переживших войну. Вот я и поеду в этот день на кладбище.

Еще авторы обращения пишут: "Размещение портретов Сталина провоцирует спонтанную реакцию москвичей".

А как же! Конечно, провоцирует. Не может не спровоцировать. Ну, и хорошо, по-моему.

Я даже жду с некоторым нетерпением этих "спонтанных реакций" и азартно гадаю, какие веселые творческие формы оно примет. Может все это оказаться очень весело, если напрячь творческую волю. А ее у свободных москвичей достанет, я думаю.

Вспомним, как в школьные годы многие из нас (хулиганы, разумеется) разукрашивали портреты в учебниках. Некоторые делали это очень талантливо и изобретательно. Те, кто попроще, заурядно пририсовывали пышные усы к физиономии, допустим, академика Лысенко. В данном случае усы уже есть. Так что надо думать. Придумают - я уверен.

Еще авторы пишут о возможности "гражданского противостояния". Друзья, если бы этого самого противостояния не было ДО портретов, то дико себе представить, что какие-то портреты могут его пробудить.

Меня эти портреты не пугают - я на них насмотрелся за свою жизнь. О том, кто такой Сталин, мне известно точно и неопровержимо независимо от того, висят в моем городе его портреты или не висят.

Резюмируя все сказанное, хочу закончить словами старой частушки, начало которой я не помню (что-то там про сиськи, которые продавались на базаре), а концовку помню хорошо: "Мне давали пятьдесят. Ну их на х... - пусть висят".



Источник: Грани.ру, 20.04.2010,








Рекомендованные материалы



Все, что шевелится

Механизм державной обидчивости и подозрительности очень схож с тем, каковые испытывают некоторые люди — и не обязательно начальники — при соприкосновении с тем явлением, которое принято называть современным искусством. Это искусство вообще и отдельные его проявления в частности непременно вызывают прилив агрессии у того, кто ожидает ее от художника. «Нет, ну вот зачем? Нет, я же вижу, я же понимаю, что он держит меня за дурака».


Ширма с драконами

В те годы, позже названные «хрущевским десятилетием» или «оттепелью», государственный агитпроп при неформальной поддержке некоторых прогрессивных деятелей литературы и искусства, дерзко требовавших убрать Ленина с денег, потому что он для сердца и для знамен, изо всех сил раздувал какую-то особую, какую-то прямо роковую актуальность Ленина и всего, что было с ним связано.