Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

22.03.2010 | Театр

Вокруг слона

«Босиком по парку» на сцене Театра имени Пушкина

Евгений Писарев поставил в Театре имени Пушкина комедию Нила Саймона «Босиком по парку». Те, кому все имена и названия в этой фразе известны, могут дальше не читать, ничего нового я им не скажу. Объясняю для остальных.

Нил Саймон -- один из самых знаменитых американских коммерческих драматургов, он начинал в 50-е, сочиняя скетчи для телешоу вместе с Вуди Алленом и Мэлом Бруксом, потом взялся писать пьесы, которые тут же пожаром пошли по Бродвею и стали брать драматургические премии одна за другой. Одной из первых таких пьес и была «Босиком по парку» -- в жанре, который теперь принято называть «романтическая комедия». Шел 1963 год, жанр этот еще не был так скомпрометирован, как сейчас, и слава Саймона, мастера легких ироничных диалогов, тут же взлетела до небес. К тому же через четыре года по этой пьесе вышел фильм с молодыми Робертом Редфордом и Джейн Фондой в ролях очаровательных молодоженов -- «правильного» начинающего адвоката Пола и взбалмошной Кори. И тут уже умилились все те, кто не видел спектакля. Еще через два года по следующей популярной бродвейской пьесе Саймона «Милая Чарити», перепевающей сюжет «Ночей Кабирии», поставит киномюзикл Боб Фосс, и это будет его режиссерский дебют.

Теперь о Евгении Писареве. Хороший актер, в 90-х начинавший в Театре имени Пушкина, в последние несколько лет практически полностью переключился на режиссуру. С тех пор как поставленная им в пушкинском театре смешная и дурацкая комедия положений «Одолжите тенора» оказалась хитом, Писарева стали считать специалистом по коммерческим постановкам, умеющим нехалтурно и даже по-своему стильно ставить бульварную драматургию. Понятно, что такой режиссер для директоров театров -- настоящий клад, и теперь за него Театр Пушкина спорит с МХТ, хвастающим писаревскими бестселлерами -- леденцово-яркими «Примадоннами», сувенирно-английским «Пиквикским клубом» и похожим на гигантский торт «Коньком-Горбунком».

Почему актер, любящий играть интересные роли, в качестве постановщика выбирает только безмозглые сюжеты, судить не берусь, ясно, что это выбор осознанный, и Писарев исправно рассказывает в интервью, что мелкость этих пьес ему известна, что он хочет порадовать зрителя, что сам всегда любил такое смотреть и что он «бесконцептуальный режиссер». Ну и стало быть, его постановки следует рассматривать только внутри этих критериев и судить режиссера «по законам, им самим над собою признанным».

С этих позиций «Босиком по парку» находится вполне на своем месте. В этом спектакле нет каких-то невероятных претензий и бешеных постановочных денег, которые буквально душили работы Писарева в МХТ. Относительно скромный спектакль по Саймону с неизменной декорацией и четырьмя актерами конечно же будет иметь успех, как беспроигрышны все романтические комедии, особенно с легким, живым диалогом, ностальгической музыкой и костюмами в духе 70-х. Конечно, было бы лучше, если бы актеры играли чуть мягче и лиричнее, а не так фарсово, и хорошенькая Анна Бегунова в роли экзальтированной Кори была бы больше похожа на нормальную девушку, а не верещала все время голосом ожившей Барби. Но, бог знает, может, после премьерного мандража она и придет в норму. Да, честно говоря, и Александр Арсентьев в роли правильного мальчика, начинающего юриста Пола, мечтающего получить свое первое дело, смотрится странновато. Он, конечно, хороший артист и красивый мужчина, но выглядит, безусловно, не как юный молодожен, живущий в крошечной мансардной квартирке с дырявой крышей, а как шикарный преуспевающий адвокат. Но опять же вторым исполнителем этой роли значится молодой Владимир Жеребцов, и, вероятно, он в этой роли будет более правдоподобен.

Как бы то ни было, публика, любящая развлекательный театр такого рода, с легкостью простит режиссеру все.

Простит за красоты финальной сцены, когда Кори, забывшая все ссоры с мужем, лезет спасать его, напившегося от расстройства, на стеклянную крышу. Так мы и видим их, красиво лежащих на стеклянном скате крыши, держась за руки, по обе стороны от злосчастной дырки, а над ними по голубому небу плывет разовый индийский слон -- привет второстепенному сюжету, где мама героини (Ирина Бякова) находит свое счастье с немолодым хипповствующим соседом молодоженов (Андрей Соколов). Ну и конечно, все оценят развеселый индийский финал, где герои, одетые во что-то ослепительно яркое, с гирляндами цветов на шеях и точками во лбах, будут плясать вокруг выехавшего на сцену расписного слона.



Источник: "Время новостей",17.03.2010 ,








Рекомендованные материалы


13.05.2019
Театр

Они не хотят взрослеть

Стоун переписывает текст пьесы полностью, не как Люк Персеваль, пересказывающий то же самое современным языком, а меняя все обстоятельства на современные. Мы понимаем, как выглядели бы «Три сестры» сегодня, кто бы где работал (Ирина, мечтавшая приносить пользу, пошла бы в волонтерскую организацию помощи беженцам, Андрей стал компьютерным гением, Вершинин был бы пилотом), кто от чего страдал, кем были их родители

Стенгазета
18.01.2019
Театр

Живее всех живых

Спектакль Александра Янушкевича по пьесе Григория Горина «Тот самый Мюнхгаузен» начинается с того, что все оживает: шкура трофейного медведя оборачивается не прикроватным ковриком, а живым зеленым медведем и носится по сцене; разрубленная надвое лошадь спокойно разгуливает, поедая мусор и превращая его в книги.