Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

15.03.2010 | Колонка

Трололошеньки лоло!

То, что победил Налич, а не бабушки, говорит об «адекватном» сегменте Рунета только то, что он живет позавчерашним днем

Прошедшая неделя порадовала сразу двумя любимыми событиями наших медиа: оскаровской церемонией и промежуточными результатами Евровидения. И если с Оскаром все более-менее обошлось без чудес - возьмем только на заметку феминистское решение наградить «Повелителя бури» - то с Евровидением случился прямо-таки прорыв.

Россияне решили отправить на «Евровидение» человека из компьютера, Петра Налича. Про Налича принято говорить, что он, во-первых, в отличие от прочих гламурных звезд эстрады, такой свой парень. Во-вторых, что победа Налича - это едва ли не первая заявка нашего интернет-сообщества на какой-то вес в культурных процессах.

Но я присоединюсь к мнению меньшинства, которое чихать хотело на Налича, давно ставшего мейнстримовым артистом, а из всего номинированного сброда симпатизировало «Бурановским бабушкам».

То есть, действительно, в ситуации тотального неприятия телевидения, у населения есть два выхода: или тихо радоваться мировому медиа-коллапсу, или громко - своим маленьким победам. Русский интернет сейчас поделен пополам сторонниками того или другого взгляда. И победу Налича сейчас празднуют те, которые нормальные, в хорошем смысле.

Вторая группировка, кстати говоря, вообще презирает «Евровидение»; эти люди со злорадным удовольствием ждали, что на конкурс, как поговаривали, поедет порноактриса Беркова или в третий раз Билан. С опростоволосившимися конькобежцами, естественно.

То, что победил Налич, а не бабушки, говорит об «адекватном» сегменте Рунета только то, что он живет позавчерашним днем. Налич, как было сказано, из «вашего соседа» вырос в «крепкого профессионала» и уже то, что он не побрезговал участвовать в конкурсе, говорит, что не такой уж он и свой.

То ли дело старушки: вернувшись из столицы в свою заметенную снегом Удмуртию, они знаете, что стали делать? Правильно, пошли в сельский клуб петь и плясать. И знаете, что им запомнилось в Москве? Там на сцене у них лапти скользили по «ихнему блестящему полу». Кто-то скажет, что это эксплуатация образа русской бабушки, дешевый пиар. А по-моему, никого искренней и с таким же правильным отношением ко всей этой конкурсной суете на российской эстраде нет уже лет 30.

Почти столько лет существует ролик с вокализом Эдуарда Хиля, недавно выложенным на Youtube. Нам-то, наверное, и ничего, что мы, Хиля не видели? А у чувствительных ко всяким странностям интернетчиков вдруг что-то замкнуло. Два миллиона просмотров, причем в основном смотрит и активно комментирует не русскоязычная публика. Комментарии, кстати, отборные: люди испытывают неземное, по их словам, удовольствие, и такой же нечеловеческий страх одновременно.

На тихую страничку Хиля повалили толпами фрики и стали убеждать его в том, что он воплощенное божество (видимо, пения).

Только-только получивший Оскара актер Кристоф Вальц (и еще дюжина простых гиков) уже успел сделал пародию на Хиля. Собираются подписи за то, чтобы Mr. Trololo, как его теперь называют, поехал с гастролями в Канаду, Штаты, Европу. Все это, может быть, и получится. Проворные питерские коллеги нашли певца и показали по телевизору. Он в отличной форме, готов ехать хоть в Америку, которую и так прекрасно знает, и не возражает, что два миллиона человек знают его теперь как мистера Трололо.

Почему вокализ, которому лет больше, чем большинству его фанатов, что называется, «взорвал» глобальную сеть?

Конечно, удивительная и, что говорить, странная мимика Эдуарда Хиля заставила многих комментаторов предположить, что певец принимал какие-то наркотики. В коммунистической России! Да еще и перед записью! Это, конечно, более чем сомнительно, хотя съемки и проходили не в России, а в Швеции - все же такое поведение скорее можно предположить у современных звезд, чем у будущего мистера Трололо. Тем не менее, сама эта идея так будоражит зрителей, что они смотрят ролик снова и снова.

Мне бы хотелось думать, что два миллиона почитателей Хиля просто зацепила симпатичная мелодия и смешной «текст» - большинство комментариев представляют собой «расшифровку» текста вокализа. Но версий этой песенки в интернете множество - и Ободзинского, и Магомаева и даже венгра Яноша Кооша. Они в миллионы раз менее популярны. Видимо потому, что слишком «нормальны». Мои петербургские знакомые говорят, что Эдуарда Хиля давно, лет уже десять, локально почитают местные рэйверы и клубные завсегдатаи. Знают его песни и, проходя мимо его окон, обязательно затягивают пару куплетов про «потолок ледяной». Почему? Да потому что «просто клево». Говорят даже, что эти люди, скорее всего, и запустили «вирус» в сеть.

Что характерно, бурановские бабушки тоже пришли, в общем-то, из интернета. Как Налич, как Хиль, как все сейчас.

Несколько лет бродит по сети ролик, где старушки на удмуртском поют «Звезду по имени Солнце». И еще несколько в том же роде - с перепевками Гребенщикова, Битлов и т. д. Бродят себе и бродят. И непонятно, когда что сработает. Сколько нужно ждать? До семидесяти? Восьмидесяти? Сто лет после смерти? Это ведь не Оскар, где все заранее ясно, как школьная пропись.

В любом случае, брать на Евровидение Хиля в команду к Наличу, как предлагают некоторые, было бы нечестно по отношению к Наличу. Он просто потеряется в лучах сияния мистера Трололо. А вот потом - почему бы в самом деле не устроить такой концерт: Хиль, Налич и Бурановские бабушки? Сильная штука бы получилась. Ахахахаха! Охохохохо!



Источник: РИА Новости, 12/03/2010,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.