Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

15.02.2010 | Кино / Общество

Темна вода в облацех

Фонд кино уже создан, но как будет работать, так и неясно

Вот уже несколько месяцев кинематографисты ждут. Ждут, когда государство начнет наконец давать деньги на кино, потому что и 2009 год прошел, и 2010-й начался, а запуска новых фильмов так и нет -- прервался процесс. После ноябрьского заседания правительственного совета по развитию отечественной кинематографии под председательством Владимира Путина стало ясно: прежнего положения не будет. А каким будет новое, гадали. Понимали, что Министерство культуры от основных денег на кино отстранили, а главным будет некий фонд откуда господдержка пойдет уже не всем, а нескольким частным компаниям, которые, по мысли реформаторов, сумеют ими распорядиться лучше других. Поэтому кинематографисты нервничали, слухи ползли, письма писались, и наконец -- внимание -- 31 декабря 2009 года было принято постановление о создании Федерального фонда социально-экономической поддержки отечественной кинематографии, его структуре, уставе и видах деятельности.

Понятно, что в первые дни нового года об этом мало кто узнал. Но в конце января вышло еще одно постановление -- о выделении Фонду кино 2,9 млрд руб. Условия распределения денег и то, кому эти деньги предназначены, так и неизвестны. Но если почитать уставные документы фонда, то станет ясно, что фонд может не только распределять деньги, но проводить фестивали, недели русского кино, поддерживать культурные связи, вести разнообразную, в том числе предпринимательскую, деятельность, владеть имуществом и помимо госсредств собирать частные взносы. Надзор за деятельностью фонда осуществляет попечительский совет под руководством заместителя председателя правительства Александра Жукова. В состав совета, где в основном представлены должностные лица на уровне министров и замминистров, из кинематографистов вошли только двое -- председатель СК РФ Никита Михалков и ректор ВГИКа Владимир Малышев. Спустя дней десять объявили, что руководить текущей деятельностью фонда назначен советник председателя совета директоров ЗАО «Трансмашхолдинг» Сергей Толстиков.

Да, чтобы не забыть, около 849 млн руб. должно получить Министерство культуры -- это и на документальное кино, и на анимацию, и на фестивали, и на авторское, и на дебюты. А заниматься их распределением внутри ведомства теперь будет не Александр Голутва, а юрист Екатерина Чуковская.

Главный смысл этих действий -- борьба с коррупцией и неэффективным использованием госсредств. Деньги в нашем кино в основном осваивались в процессе производства, где учет особенно сложен, а потом, когда фильм готов, показывать его не обязательно, все равно затраченного не вернешь. Но самое важное -- никто не знал, как именно принимаются решения о выделении средств (хотя уже работал закон о том, что картина получает бюджетные деньги, до 1 млн руб., лишь при наличии дополнительного к государственному финансированию, то есть если продюсер кого-то заинтересовал идеей, то и власть поможет, а так -- нет).

Решено было систему менять. Ее и поменяли, сочтя, что раз Фонд кино уполномочен выдавать средства не навсегда, а с частичным хотя бы возвратом, студии -- получатели гранта будут заинтересованы, чтобы кино как минимум возвращало потраченное. Но как этого добиться, если российские картины в прокате не отбивают и трети бюджета? Кажется, есть два пути. Первый -- снимать много дешевого кино, активно его продавать и так, по копеечке, оборачивать средства. Но душе отечественного кинематографиста такой способ претит. Есть второй -- снимать мало, но дорогих фильмов, с большим рекламным бюджетом, поддержать отечественного производителя, придержать иностранного и собрать все деньги, которые можно вообще получить, с нестриженого газона нашей публики.

Как будет работать этот механизм, по-прежнему покрыто плотной завесой. Даже количество студий-заказчиков, которым фонд должен передавать средства для вложения в киношедевры, не точно известно. Уверенно называют студию «Тритэ» (Никита Михалков), «Дирекцию кино» (Анатолий Максимов), Russian World Studios (АФК «Система»), «Централ партнершип» ("Профмедиа"), Art Pictures (Федор Бондарчук), обсуждают СТВ (Сергей Сельянов), персонально Александра Роднянского и Игоря Толстунова, компанию Рената Давлетьярова...

Такие продюсеры, как Роман Борисевич, чьи фильмы аккуратно пополняют те самые международные фестивали, об участии страны в которых должен печься фонд, надеются только на благосклонность министерства.

Но официально ничего не объявлено.

Все ждут -- что-то будет. И новые проекты не начинают -- не на что. Кризис сказывается: число желающих кутнуть, сняв кино, сильно уменьшилось, а зарабатывать на нем дураков немного осталось...

Однако все это касается профессионалов, которые ворочают большими числами, занимаются серьезными проектами и под страшным секретом держат свои планы. Как фонд сможет обеспечить прозрачность в таких условиях, большой вопрос, на который непонятно кому отвечать.

Но вот вопрос маленький. А есть ли какая-то готовая система финансирования кино по справедливости? Или это невозможно?

Кино начинается со сценария. А сценарий в российском кинематографе -- самое слабое место. Складывается ощущение, что сценарии у нас читать не умеют, что сценарист объясняет продюсеру и режиссеру идею на словах, а во время съемок как-то дописывают и переделывают то, что есть, иначе ничем нельзя объяснить, почему в современных фильмах такие бессмысленные сюжеты, скучные диалоги, вялые персонажи.

И деньги у нас дают на кино, а не на сценарий, по заявке, которая обычно так же далека от конечного продукта, как первоначальный бюджет от потраченной суммы. Всякие западные заморочки вроде питчингов -- конкурсов, на которых сценаристы предлагают полуфабрикаты будущих фильмов, у нас не приживаются.

Хотя, казалось бы, куда дешевле провести сначала конкурс сценариев на заранее заявленную тему, оплатив работу профессионального жюри и призовой фонд, а потом гласно и открыто предъявить произведения, на реализацию которых будут потрачены немалые общественные деньги.

Или вот еще способ -- недавно Театр.doc и Александр Молчанов провели небольшой фестиваль «Кино без пленки». Сначала, как полагается, объявили конкурс, потом собрали сценарии, что показались интересными. Нашли актеров и режиссеров, которые, подумав и прорепетировав, прочитали эти тексты по ролям. И стало ясно, что вот здесь интересно, оригинально, эмоционально, а здесь не очень.

И сценаристы благодарили -- им тоже было важно услышать, как звучат их слова и как принимаются публикой.

Кстати, среди прочитанных были написанные по специальному заказу, но не Фонда кино, не министерства, а частного сценарного бюро, учредители которого Елена Гремина и Елена Ковальская, заработав немного денег, решили не покупать на них офисную мебель или отдых на Мальдивах, а выдать в качестве гранта нескольким интересным для них драматургам, чтобы те сочинили сценарий «для души». Только вот шансов на то, что по этим сценариям снимут фильмы, очень мало. Потому что где тот подвал в Трехпрудном и где высшие сферы, принимающие решения об удовлетворении нужд населения в сфере искусства?

Но сейчас я не об инициативах Театра doc, есть и другие примеры. Вот Фонд Прохорова объявляет конкурс «Новый театр», чтобы «способствовать созданию инновационного театрального зрелища и поощрить молодых и современно мыслящих театральных авторов» в Сибири и на Дальнем Востоке. А в кино вы слышали что-нибудь о конкурсах -- сценариев или хотя бы заявок? На государственном уровне? Чтобы, например, на канале «Культура» в прямом эфире жюри вело обсуждения роликов с предложениями от начинающих режиссеров. Так, что этим начинающим стало бы понятно, чего от них хотят.

Если подумать, можно разные формы предложить. А уж потом, когда творческая группа при прозрачном и публичном обсуждении сформировалась, можно и миллионы давать -- даже специально выделенным студиям, у которых и плавающие сцены, и спецэффекты, и аппаратура ... Но было бы понятно на что.

Процедура предварительной подготовки потребует денег, скажете вы. Да, но не таких же, какие сейчас собираются раздавать абсолютно втемную.



Источник: Время новостей, 12.02.2010 ,








Рекомендованные материалы



Приход охранника на государственные похороны

Путину-то что, сказал: «Желаю, чтоб…» — а дальше хоть трава не расти. А чинам из Федеральной службы охраны надо репу чесать, думать, как не только безопасность, но и душевный комфорт президенту обеспечивать. Однако как тут обеспечить комфорт, позвольте спросить, когда сегодня в Доме журналиста собираются люди, которые президента не очень, мягко говоря, любят.


Системный сбой

У меня довольно много немецких друзей и знакомых. В основном это филологи-русисты. И в основном это примерно мои сверстники. Некоторых из них я спрашивал, почему они выбрали именно эту профессию. Почему именно русский язык и русская литература? И большинство из них отвечали почти одинаково: их отцы побывали на Восточном фронте.