Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

22.12.2009 | Театр

В Дели! В Дели!

В Молодежном театре сыграли три истории из офисной жизни

Предсказать это было невозможно, но идея Алексея Бородина «запустить» в Молодежный театр юных режиссеров – учеников Сергея Женовача – оказалась поразительно удачной. В начале сезона сыграли две прелестные детские сказки – «Как кот гулял, где ему вздумается» норвежки Сигрид Стрем Рейбо и «Почти взаправду» Екатерины Половцевой. Теперь играют уже спектакль для взрослых в «ночном проекте» РАМТа – «Под давлением 1-3» в тонкой и точной постановке Егора Перегудова. До Нового года обещают еще две «молодые» премьеры и театралы заранее приготовились получать удовольствие. Конечно, всегда опасно возлагать чрезмерные надежды на начинающих, - всего-то старшекурсников, - но соблазн в нынешнем режиссерском вакууме вдруг увидеть  дружно стартовавшее новое талантливое поколение, слишком велик, чтобы на него не поддаться.

Пьеса «Под давлением 1-3» написана одним из самых известных немецких авторов сегодняшней «новой драмы», его «Арабскую ночь», смешавшую реальность сегодняшней Германии с восточными снами, в Москве независимые труппы ставили не раз, в одной из постановок участвовала и Нелли Уварова, играющая в новом спектакле Молодежного. Пьесу «Под давлением», за которую семь лет назад австрийские критики дали сорокалетнему Роланду Шиммельпфеннингу престижную премию Нестроя, Петр Розенфельд перевел специально для постановки в РАМТе.

Эта пьеса построена на набирающей все большую популярность и актуальность для больших городов «офисной» теме -  три короткие истории, произошедшие в небоскребе одной гигантской корпорации. Офис, как метафора подавления, лицемерия, пустых амбиций и т.д., для нашего театра не в новинку: уже был и «Манагер» в Театре.doc, и «Оffис» в пушкинском театре. Нельзя сказать, что сегодня «Под давлением» открывает в этом сюжете какие-то новые горизонты, но пьеса эта действительно лихо и умно написана. Пожалуй, в ней все слишком договорено и ясно, как в газетной статье, но зато высказывание это яркое и убедительное.

Здесь три истории «на двоих», все три происходят на достаточно высоких властных уровнях этой корпорации, все три про карьерную борьбу, но при этом первая – о ревности, вторая – о любви, третья – о молодости и старости. Сцена выглядит как боксерский ринг (художник Анна Федорова), веревки ограждения натянуты между четырьмя углами: бойлер, принтер, компьютер, кофе-машина (признаться, метафора весьма избитая, но уж ладно). Те, кто не участвуют в действии, сидят рядом на «скамейке запасных». Все это играется в малом пространстве – и зрители, и актеры сидят на сцене.

Первая история о женщинах. 35-летняя Ангелика – владелица корпорации, живущая с главой своего бизнеса, неким Крамером (о котором в этом спектакле все время говорят, но он так и не появится). Делающая стремительную карьеру 28-летняя Сабина – жесткий, талантливый и амбициозный руководитель. Пьеса построена, как чередование диалогов-боев и исповедальных монологов «в сторону», из которых мы и понимаем существо дела. Ангелику Нелли Уварова играет невероятно привлекательной и умной женщиной, потерявшей самоконтроль от ревности – она уверена, что Сабина (Мария Рыщенкова) делает карьеру оттого, что спит с Крамером.  А молодой женщине, измученной одиночеством, так сладостны такие предположения, что хоть эта неправда и грозит ей увольнением, она не желает ее отрицать. Монологи-признания демонстрируют, что женщины похожи, как близнецы, все те же привычки, те же комплексы, маскирующиеся под властностью, страх перед людьми и презрение к ним, неуверенность в собственных женских достоинствах. Они могли бы быть подругами и поддерживать друг друга, но корпоративные правила – даже не те, что написаны, а те, которые люди устанавливают сами для себя -  никогда этого не позволят.

Вторая история – о мужчине и женщине, о несостоявшейся любви. Казалось бы, самоуверенные и успешные красавцы Патриция (Рамиля Искандер) и Роберт (Степан Морозов) созданы друг для друга, они и сами это знают, хоть и говорят на корявом языке бизнеса: «мы оба подвижны, компетентны, инновативны». После безымянного и ошеломительного секса на корпоративной вечеринке, они ищут друг друга по всему мегаполису-небоскребу, но позвонить ни один не решается из-за амбиций. К тому времени, когда Крамер их сведет вместе для совместной работы, обида из-за несостоявшейся любви выльется в яростное служебное соперничество и даже обернется предательством. Сюжет этого притяжения-отталкивания, полный чувственности и напоминающий сказку о цапле и журавле, дополнен еще одним мотивом, связанным с мечтой о какой-то нездешней особенно прекрасной жизни.

В русской литературе такой мотив обычно называют чеховским «В Москву! В Москву!». В немецкой реальности Шиммельпфеннинга он разделяется на два. «В Нью-Йорк! В Нью-Йорк!» мечтает амбициозная Патриция, которой где-то там, в районе Централ Парка чудится рай, куда приводит состоявшаяся карьера, где ждет подходящий мужчина и родится ребенок. А вторая мечта спектакля – «В Дели!». Возглавить далекое индийское представительство корпорации желала в первой истории Сабина,  в третьей истории на тот же пост претендуют шестидесяти-с–лишним летний начальник отдела Ганс (Андрей Бажин) и его подчиненный Франк (Александр Гришин).

Все в этом спектакле одиноки – немолодой вдовец не может уснуть в большом пустом доме и без конца занимается на тренажерах, придумав себе мнимое назначение в волшебный и экзотический город Дели, где нет старости. А молодой Франк, все вечера одиноко просиживающий перед компьютером с пиццей и пивом, играя в  управление самолетом и давая имена девушкам с порно сайтов, представляет себе Дели, как место свободы и любви, где он встретит свою загадочную Наташу. И два индийских музыканта, сопровождающих спектакль ненавязчивыми ориентальными звуками, дополняют это ощущение далекого и прекрасного востока.

Три печальные офисные истории, чисто и обаятельно сыгранные актерами РАМТа, заключены в рамку из монологов офисных охранников Генриха (Олег Зима) и Марии (Татьяна Шатилова). Людей простоватых, но вполне счастливых, не боящихся искреннего общения, не соперничающих по службе и знающих всему истинную цену. Конечно, такой расклад выглядит явным упрощением – сами по себе простодушие и  служебное дно счастья не обещают, - но на спектакле об этом не задумываешься. Уж очень хочется, чтобы хотя бы кто-нибудь в нем был счастлив.  Впрочем, отсутствие счастья у всех прочих героев «Под давлением» не создает депрессивного настроения – артисты здесь легки и точны, а само действие идет в  хорошем темпе, с внятной иронией и отстраненностью, которые так идут несколько рассудочной современной драме.



Источник: "Время новостей",18.12.2009 ,








Рекомендованные материалы


13.05.2019
Театр

Они не хотят взрослеть

Стоун переписывает текст пьесы полностью, не как Люк Персеваль, пересказывающий то же самое современным языком, а меняя все обстоятельства на современные. Мы понимаем, как выглядели бы «Три сестры» сегодня, кто бы где работал (Ирина, мечтавшая приносить пользу, пошла бы в волонтерскую организацию помощи беженцам, Андрей стал компьютерным гением, Вершинин был бы пилотом), кто от чего страдал, кем были их родители

Стенгазета
18.01.2019
Театр

Живее всех живых

Спектакль Александра Янушкевича по пьесе Григория Горина «Тот самый Мюнхгаузен» начинается с того, что все оживает: шкура трофейного медведя оборачивается не прикроватным ковриком, а живым зеленым медведем и носится по сцене; разрубленная надвое лошадь спокойно разгуливает, поедая мусор и превращая его в книги.