ПРОСТО ТАК КОЛОНКИ ЖИЗНЬ ИСКУССТВО РАЗГОВОРЫ PRE-PRINT СПЕЦПРОЕКТЫ СТУДИЯ ФОТОГАЛЕРЕЯ ИГРЫ

    О ТОМ, ЧТО ПРОИСХОДИТ WWW.STENGAZETA.NET СЕГОДНЯ 19 СЕНТЯБРЯ 2017 года

Колонка

Интересное кино

Один из фантомных символов советской власти почил тихо и незаметно, перед смертью успев сменить имя

Текст: Лев Рубинштейн

Произошло, в общем-то, вполне знаменательное событие. Седьмое ноября, красный день календаря, стало будним днем. Один из фантомных символов советской власти почил тихо и незаметно, перед смертью успев сменить имя и с этим новым, маловыразительным именем проскрипев еще несколько лет. Второй символ пока еще лежит под стеклянным колпаком в историческом центре столицы. Может, и его, прежде чем тихо зарыть в землю, как-нибудь переименуют, чтобы из мавзолея вынимать не вождя мирового пролетариата и не основателя первого в мире государства рабочих и крестьян, а так, какого-нибудь неприметного дядьку.

Теперь красный день календаря перенесли на три дня назад, придумали для него какой-то невразумительный и мало кому понятный историко-информационный повод и назвали Днем народного единства. Ура.

Праздник удался на славу. Благостное телевидение показало нам духоподъемные торжества в Нижнем Новгороде. На торжествах по случаю присутствовали Патриарх всея Руси Алексий, гражданин Минин, князь Пожарский и другие официальные лица. Вот видите, говорят, у нас с вами получился всенародный праздник. А что? Вот и раввин поддержал, и мулла, и лама, и шаман. Еще бы они не поддержали. А католики? Ну, католики... А что, собственно, католики? Католики они и есть католики. Да и при чем тут католики, когда у нас тут народное единство – вы бы еще вудуистов вспомнили.

А в Москве в это время состоялся смотр патриотических сил, понявших слово "единство" так, как они привыкли его понимать. Легко представить себе, что началось бы в любой столице нормального государства, где проистекло бы что-нибудь подобное. На следующий день на улицы вышли бы огромные толпы людей, нормальных современных, цивилизованных людей и показали бы, кто все-таки в стране хозяин. А у нас что? А у нас тут единство. Народное, между прочим.

Многие задаются сакраментальным вопросом: поощряется ли это властями? Мне кажется, безусловно. Разделяет ли власть думы и чаянья угрюмой толпы? Думаю, вряд ли. Нынешняя власть, если и отягчена какими-либо из социальных идей, то вся совокупность этих идей легко описывается коротким словом "вертикаль". Но не называть же пустующую праздничную нишу "Днем вертикали", сами подумайте.

Нет, власти не разделяют этих дремучих страстей. Это они наc так пугают. "Вот, видите, - намекают они не столько нам, сколько Западу, - Не будет наших вертикалей и стабильностей, будет во как. Видели? То-то же. Народ у нас горячий. Чуть что – сразу вон чего. А ничего третьего нету и быть не может". Вроде как "будешь баловаться, придет дядя с мешком и заберет".

Но дело-то в том, что "дядя с мешком" вовсе не собирается мириться с ролью декоративного объекта чужих манипуляций. Он имеет все основания считать себя субъектом. Так что, глядишь, и придет. И заберет.

Недавно в каком-то журнале я прочитал результаты опроса разных ньюсмейкеров на предмет нынешнего состояния русского языка. Кто-то из них, помню, сказал, что не выносит слова "слоган". Есть ведь такое нормальное русское слово, как "лозунг". Не будем чистоплюями и не станем указывать на тот очевидный факт, что слово "лозунг" не совсем русское, а скорее немецкое. Это ладно – не в этом дело. А дело, как нам кажется, в том, что эти слова вряд ли взаимозаменимы, ибо означают совсем разные вещи.

Допустим, "наслаждение вкусом" - это, разумеется, слоган. А вот "Pоссия для русских" - конечно же, лозунг. Впрочем, нет. Лозунг - это "Народ и партия едины". А "Россия для русских" - это уже, видимо, "клич". А это уж точно местное слово. Не забудем, кстати, что и еще одно исконное наше слово прочно вошло в академические словари многих языков. Это слово (для пущей респектабельности обозначим его латиницей) – слово "pogrom".

И вот что еще интересно. Идиотский тыквенный хеллоуин – у них, видите ли, чертовщина. А "Россия для русских" не чертовщина. Как, как вы сказали? "Ни эллина, ни иудея"? Правильно. Чтоб к завтраму не было тут ни эллина, ни иудея, ни прочих хачей, азерботов, нигеров и косоглазых. И это все никакая, разумеется, не чертовщина, а народное единство и есть.

Кто эти люди – от как бы респектабельного борца с нелегальной иммиграцией до юного придурка с башкой, голой как снаружи, так и изнутри? Как назвать их одним словом?

Можно было бы – причем, с полным основанием – назвать этих ребят фашистами. Да только вот беда: все термины и категории на нашем искривленном пространстве имеют несчастную склонность менять собственные значения до полной неузнаваемости. В нынешней языковой реальности такие слова, как "фашист" или же, например, "либеральный демократ", полностью утратили какие бы то ни было устойчивые значения.

Вот, например, партийно-правительственные "Наши" гордо именуют себя антифашистами. А кто же тогда фашисты, спросит растерявшийся обыватель. Как кто? Тот, кому не нравятся "наши" - непонятно, что ли? Кстати, в том же самом опросе по поводу русского языка фигурировал и вождь "наших" господин-товарищ Якеменко. Так он и вовсе заявил, что нет для него более ненавистных слов, чем "постмодернизм" и "интертекстуальный". Это курьезно, но это и симптоматично. Получается, что наш пламенный антифашист на дух не выносит всего того, что маркирует в его небогатом сознании космополитический интеллектуальный язык современности. Ну не антифашизм ли? Дадим бой фашистской интертекстуальности. Постмодернизм не пройдет!

Так что для обозначения того, что мы имели несчастье наблюдать в центре нашего любимого города, слово "фашизм" не подходит. "Фашизм" не пройдет. Не пройдет, потому что он ничего не значит, кроме того, что этим словом принято награждать без разбору всех тех, кто тебе по той или иной причине не нравится. И до тех пор, пока это сильное, но тотально обессмысленное слово не станет для большинства граждан означать именно то, что оно означает, обо всяком "единстве" придется забыть.

Когда-то, в советские годы, тоже были разные праздники, а не только седьмое ноября. Для того, чтобы было понятно о чем речь, в эти дни в течение многих лет показывали ритуально-познавательные кинофильмы. На Седьмое ноября – "Ленин в октябре". На День Конституции – "Член правительства" с Марецкой. В день Парижской коммуны шел "Гаврош", который, кстати, ни к какой Парижской коммуне отношения не имел, но кого это волновало. А теперь? Что за праздник? О чем речь? Что такого случилось после того, как примирение и согласие накрылись народным единством? Чем они вообще отличаются друг от друга? Какие такие Минины-Пожарские? Кино давай! Вот нам и показали кино – не очень новое, но, прямо скажем, интересное. И так каждый год теперь?

1000662-leva_rubinshtein1.JPG





КОММЕНТАРИИ ЧИТАТЕЛЕЙ:

Ннн-да-аа
"Они" теперь еще будут всех пугать опытом "столицы нормального государства" -- Парижа
Уже...

N


А ЧТО ДУМАЕТЕ ВЫ?

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Current day month ye@r *



версия для печати...

Читать Лев Рубинштейн через RSS

Читать Колонка через RSS

Источник: "Грани.ру", 7.11.2005,
опубликовано у нас 8 Ноября 2005 года
ДРУГИЕ СТАТЬИ РУБРИКИ:

НАЧАЛО ПИСЬМА КОМАНДА АВТОРЫ О ПРОЕКТЕ
ПОИСК:      
Сайт делали aanabar и dinadina, при участии OSTENGRUPPE
Техническое сопровождение проекта — Lobov.pro
Все защищены (с) 2005 года и по настоящее время, а перепечатывать можно только с позволения авторов!
Рейтинг@Mail.ru