Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

06.07.2009 | Колонка / Общество

Пришлют ли доктора к Обаме?

Итоги недели

Неделя прошла в подготовке к российско-американскому саммиту. Дипломаты доводили до предельной ясности документы к предстоящим переговорам Барака Обамы и Дмитрия Медведева, спецы по протоколу утрясали последние детали программы визита, парламентарии аккуратно выясняли позиции, а аналитики строили прогнозы относительно будущего отношений Москвы и Вашингтона.

Из общения с некоторыми людьми, так или иначе связанными с переговорами, создалось странное ощущение. С одной стороны, все демонстрируют уверенность, что визит американского президента должен пройти успешно. Стороны просто не могут позволить себе дальнейшего ухудшения отношений. В практическом плане Обаме, который планирует расширение военной операции в Афганистане, позарез нужен безопасный транзит в эту страну, который может обеспечить Россия. С точки зрения имиджа американскому президенту принципиально важно показать, что он способен достигать положительного результата там, где его предшественник провалился.

И Москве, как откровенно говорят многие аналитики, тоже не время кочевряжиться. Помощник российского президента Аркадий Дворкович уже не скрывает, что вне зависимости от цены на нефть в следующем году придется просить денег у многократно осмеянных Международного валютного фонда и Всемирного банка, где главный голос — у Вашингтона.  И это обстоятельство несколько ослабляет взбрыки имперской спеси, которые у нас именуются вставанием с колен.

Да и надо всего ничего — декларацию, где в сто первый раз будет сказано, что высокие договаривающиеся стороны выступают за все хорошее и против всего плохого, соглашение о транзите да «дорожную карту», где будет намечено, как Москва и Вашингтон станут продвигаться к заключению нового договора по стратегическим наступательным вооружениям. Кстати, на этом, объявленном самым важным, направлении буквально в самые последние дни произошли серьезные положительные подвижки.  Замминистра иностранных дел Сергей Рябков заявил, что результаты переговоров «выше наших ожиданий, которые были, когда мы начинали».  Кроме того будет подписано совместное заявление о мерах по контролю над ядерными материалами и учреждена российско-американская комиссия Клинтон-Лавров (по образу и подобию почившей в бозе комиссии Гор-Черномырдин). Ну и кто скажет, что это не успех для первой-то полномасштабной встречи двух президентов? 

Более того, околокремлевские аналитики постоянно подчеркивают, что Медведев и Обама должны провести в непрерывном общении не то пять, не то семь часов. И из этого общения двух молодых лидеров, «не отравленных ядом холодной войны», могут произрасти совершенно неожиданные и, разумеется, позитивные результаты.

Казалось бы, все замечательно. Но люди, связанные с визитом, взвинчены до предела. Они явно чего-то опасаются. И это «что-то» уж точно не несогласие по правилам зачета ядерных боеголовок и носителей. В какой-то момент у сильно высокопоставленного дипломата вырвалось: «А что, если у Путина окончательно снесет крышу и он все изгадит?»

На первый взгляд, у премьера и по совместительству нацлидера не должно быть поводов для гнева. Вопреки правилам протокола американцы устраивают его отдельную встречу с Обамой — президент США позавтракает с Путиным 7 июля. Стало быть, будет продемонстрирована особая роль Владимира Владимировича в нашем госустройстве.

Подозреваю, что Путина могут раздражить как раз не переговоры Обамы и Медведева, которые он может контролировать и на результаты которых при необходимости влиять. Его может разозлить программа второго дня пребывания американского президента в Москве. В Белом доме не скрывают: там не собираются ограничиваться «перезагрузкой» отношений с российской властью, а хотели бы перезагрузить отношения с народом России. И, позавтракав с премьером, Обама начнет общаться с политическими и общественными деятелями (рискну предположить не из «Единой России»), бизнесменами, выступит перед студентами. Такое прямое демонстративно широкое общение с людьми через голову начальства — фактическое оскорбление путинской вертикали власти. При том иррациональном страхе, какой Владимир Владимирович испытывает перед гипотетическим иностранным вмешательством в наши внутренние дела, попытка Обамы наладить прямой диалог с российским обществом может быть воспринята как угроза безопасности. А уж тут премьер, как известно, удержу не знает. Так что главная загадка саммита не в том, удастся или нет найти развязку проблемы противоракетной обороны. Главная интрига — пришлют ли «доктора» к Обаме. 



Источник: "Ежедневный журнал",3 ИЮЛЯ 2009 г. ,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.