Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

14.03.2009 | Кино

Апокалипсис в цифрах

Поскольку кризис в «Знамении» окончательный, то пакуют чемоданы тут не в Гоа, а на Юпитер

На исходе свингующих 1950-х американские школьники зарыли в землю железную чушку с запаянными внутри приветами пионерам будущего.

Когда через полвека «капсулу времени» торжественно вынули из грунта, среди детских рисунков обнаружился листок бумаги с хаотично набросанным числовым рядом. Депрессивный и пьющий астрофизик Джон (Николас Кейдж) углядел в последовательности цифр логику: каждая из них обозначала определенный катаклизм прошлого и главное — будущего. Проведя еще несколько паранаучных изысканий, профессор приходит к выводу, что скоро всем крышка, и это правда.

От прямолинейности голливудских продюсеров, с которой они дают зрителю установку на добро, становится еще страшней, чем от тяжелой поступи рока, слышимой в каждом кадре.

Падают самолеты, кувыркаются через себя вагоны подземки, по лесам бредут полыхающие лоси — а бесстрашные земляне в последний раз собираются семьями у телевизора, чтобы не пропустить трансляцию конца света. Единственный вариант спасения, предложенный авторами, — в духе времени: правда, поскольку кризис в «Знамении» окончательный, то пакуют чемоданы тут не в Гоа, а на Юпитер. Но как-то не очень верится в то, что Землю может спасти только великий исход. Как мудро заметил один из персонажей фильма, каждый видит в этих цифрах, что ему ближе. Астроном-выпивоха увидел в них цепочку катастроф. А вдруг там были на самом деле зашифрованы результаты скачек или, допустим, номер оффшорного счета Абрамовича?



Источник: TimeOut, 12.03.2009,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
19.05.2021
Кино

Слышен звон, неясно, где он

Первые фильмы Анны Меликян объединяли провинциальные городки, остатки советской эпохи, визуальный юмор ― и тоскующие женщины. Взрослые мучились и не могли найти мужчин, маленькие хотели сбежать в Москву. В «Звезде» Меликян разрешила героиням искать себя за пределами любовных отношений. Начиная с этого фильма режиссер пробует искать новые формы и язык, но снимает всегда про переехавших в Москву женщин.

Стенгазета
30.04.2021
Кино

Не плачь, палач

Советовать кому-то «Язвы Бреслау» — это как рекомендовать молот для укладки рельс. То есть вещь, конечно, внушительная и крайне действенная, но только вам её, наверное, не надо. Потому что даже те, кто равнодушно смотрит хорроры вроде «Техасской резни бензопилой» и «Хостела», на десятой минуте этого фильма заёрзают, а к концу, вполне вероятно, убегут от экрана, зажав рот ладошкой.