ПРОСТО ТАК КОЛОНКИ ЖИЗНЬ ИСКУССТВО РАЗГОВОРЫ PRE-PRINT СПЕЦПРОЕКТЫ СТУДИЯ ФОТОГАЛЕРЕЯ ИГРЫ

    О ТОМ, ЧТО ПРОИСХОДИТ WWW.STENGAZETA.NET СЕГОДНЯ 20 СЕНТЯБРЯ 2017 года

Колонка / Общество

Война как борьба за мир

Благодаря нечестному изображения врага сегодня в Израиле нет политических сил, ориентированных на мир с ним

Текст: Михаил Берг

Я очень уважаю Елену Георгиевну Боннэр. И полагаю ее сегодня наиболее авторитетным общественным деятелем, говорящим и пишущим по-русски. У нее безукоризненная репутация, и я не помню, чтобы ее статьи, заявления, поступки вызвали у меня серьезные возражения. Однако именно такие возражения вызвала у меня ее последняя статья на Гранях, посвященная поддержке Израиля в его военной операции в Газе.

Позиция Елены Боннэр проста: для защиты жизни собственных граждан Израиль не только имеет право, но и обязан уничтожить террористическую организацию ХАМАС, так как этот ХАМАС недоговороспособен – заключает соглашения о мире или перемирии и не соблюдает их, бомбардирует территорию Израиля ракетами кассам, засылает смертников, взрывающих себя в самых людных местах, унося жизни ни в чем не повинных мирных граждан. Плюс исповедует и пропагандирует зоологический антисемитизм, призывая к уничтожению и всех евреев, и государства Израиль. То есть откровенно не признает право Израиля на существование, закрепленное ООН и мировым общественным мнением.

Эту позицию в полной мере поддерживают и другие весьма мной уважаемые российские интеллектуалы либеральной направленности (пишу без тени иронии), поместившие за последние дни свои статьи на оппозиционных сайтах «Грани.Ру» и «Ежедневный журнал» – Борис Вишневский, Александр Подрабинек, Виктор Шендерович. Еще раньше о своей поддержке Израиля заявила Юлия Латынина. Я действительно высоко ценю их как умных и смелых критиков путинского режима. И категорически не согласен с их взглядами на израильско-палестинский конфликт, хотя, пока смотрел на него из России, пожалуй, считал так же, как они сегодня.

Я не согласен с их толкованием этого конфликта как столкновения добра и зла, добра, естественно олицетворяемого Израилем, и зла в виде ХАМАСа и всего ненавидящего евреев и Израиль арабского мира.

Я считаю, что этот конфликт, фундаментальный для нашего времени, неизмеримо сложнее такого истолкования, и его упрощение, то есть безоговорочная поддержка одной из сторон, делает его только еще более неразрешимым и опасным. И он не может быть описан в категориях борьбы добра со злом, так как зло присутствует с обеих сторон, и добро тоже.

Означает ли это, что я полагаю, что добро присутствует в бомбардировках мирных жителей Израиля кассамами или в терактах смертников-шахидов, взрывающих себя на автобусных остановках, дискотеках и в кафе? Нет. Тогда где же добро в позиции палестинцев, ненавидящих Израиль? Оно там же, где добро израильтян, ненавидящих палестинцев, – в их праве на жизнь. И в этих правах евреи ничем не лучше палестинцев, они имеют равные права. Я прекрасно понимаю, что все эти пафосные декларации о праве на жизнь, мир, труд в большинстве случаев (и не только в израильско-палестинском конфликте) остаются декларациями. То есть объявляются, но не осуществляются.

Но если цель не в безоговорочной поддержке одной из сторон, для чего противная сторона выставляется олицетворением зла, а в попытке разрешения или хотя бы понимания конфликта, то надо искать область взаимопонимания, и я не вижу никакого другого пространства, как пространство, говорю с содроганием, международного права.

Да, это тоже ненадежная и не вполне понятная субстанция, очень редко спасающая слабую страну от посягательств сильной (как не спасла Грузию от России или Польшу от нацистской Германии и так далее), но я не уверен, что существует что-либо более надежное и всеобщее. И при этом хочу отметить, что против применения критериев международного права в израильско-палестинском конфликте выступает не только ХАМАС, не признающий акта признания ООН государства Израиль в 1948 году, но и сам Израиль. Он тоже не согласен строить свои отношения с арабским миром на международном праве, поддерживаемом ООН, так как отказывается признавать несколько десятков, если не сотен постановлений и заявлений ООН, осуждающих Израиль. И прежде всего знаменитые резолюции ООН под номерами 242  от 22 ноября 1967 года и 338 от 22 октября 1973 года. Где от Израиля требуют возвратить его арабским соседям те земли, которые Израиль завоевал в ходе Шестидневной войны 1967 года. Войны, кстати говоря, начатой именно Израилем, который ожидал нападения от противника, но напал первым, как в свое время сделал это СССР, введя танки в Чехословакию и утверждая при этом, что, если бы он этого не сделал, войска НАТО были бы уже в Праге.

Кто сегодня не критикует ООН, явный анахронизм эпохи холодной войны, в которой так называемые великие державы обладают правом вето, то есть могут блокировать любое решение, им не нравящееся.  Хотя никакими великими эти державы уже не являются, и это приводит к огромному числа международных проблем, которые ООН разрешить не в состоянии. В статье Елены Боннэр звучит критика ООН и Европейского союза за его беззубые резолюции, а еще больше за то, что беженцами в свое время были признаны палестинские арабы, изгнанные (так утверждают сами палестинцы) или добровольно ушедшие сами со своих земель (так утверждает Израиль), после того как израильская армия вошла на территорию Палестины.

Позволю себе не согласиться. Не в том дело, что я полагаю, будто все палестинцы были изгнаны израильской армией, а не ушли по призывам своих вождей, наверное, и так, и эдак. Но если оценивать право на получение статуса беженца строго (убегающие от насилия и спасающие свою жизнь), то в Израиле от миллиона с хвостиком этих беженцев останутся только  Анатолий Щеранский и Эдик Кузнецов, а от всей многомиллионной русской диаспоры в Америке – вывеска магазина «International» на Брайтоне. Так как вся эта масса – беженцы куда более фальшивые, чем палестинцы, выдавленные ЦАХАЛом, чтобы уменьшить процент палестинцев и обеспечить евреям большинство.

Но я все равно не вижу иного способа разрешения этого конфликта, как переход на общепонятную (пусть и зыбкую) сферу международного права. Нельзя принимать те постановления ООН, в которых декларируется право государства Израиль на существования, и отвергать те, где Израиль осуждается за военные преступления, за нарушения прав мирных жителей, за аннексию не принадлежащих ему земель, за строительства на этих землях собственных поселений и так далее.

Потому что если не международное право, то что может защитить Израиль? Нравственные соображения? Ссылки на историю? Мол, евреи – многострадальная нация, которую кто только не угнетал, а немецкий нацизм и попросту решил уничтожить: неужели они не имеют право на собственное государство? Конечно, имеют. А если имеют, то где еще строить это государство, как не в Палестине, в которой 2 тысячи лет назад у евреев государство уже было, да и вообще, кто не читал Библию с этими замечательными историями про то, как Господь привел народ Моисеев в землю обетованную?

Но у палестинцев тоже есть своя правота. Они говорят: мы здесь жили более тысячи лет и не считаем, что кто-то, кто жил здесь до нас, имеет права на нашу землю больше, чем мы. Для нас и десятков поколений наших предков - это тоже родина, то есть не тоже, а просто – родина. Здесь жили, любили и умирали наши отцы и деды, и мы не согласны с тем, чтобы кто-то решил, что вместо нас на нашей родине должны жить другие люди.

Чтобы понять, насколько эти возражения серьезны, давайте представим себе, что финны или шведы начнут сегодня претендовать на половину России только потому, что тысячу лет назад эти земли принадлежали им, а американские индейцы потребуют: янки, убирайтесь за океан, здесь стояли наши вигвамы, и на все это у нас есть документы. А греки, итальянцы или персы потребуют передела мира, ссылаясь не на религиозную книгу Библию, а на реальные исторические события. Иначе говоря, апелляция к истории не является убедительной, по крайней мере, равно убедительной для всех. И с этим надо считаться.

Конечно, можно понять израильтян в Сдероте или в других пограничных с Газой городах, которые живут, постоянно испытывая страх смерти и прислушиваясь, не летит ли ХАМАСовский кассам на их голову. И эти израильтяне, естественно, ненавидят ХАМАС и, что скрывать, палестинцев за то, что те не дают им просто спокойно жить – жить, как живут все другие. И им бы хотелось, чтобы палестинцы провалились в тартарары со своим ХАМАСом, с этим Насраллой и прочими шейхами, и оставили их в покое. Но и палестинцы, если продолжать говорить на таком вот простом языке, тоже хотят, чтобы все эти израильтяне, которые свалились им на голову по решению каких-то там великих держав в этом самом ООН, провалились в тартары и они смогли бы жить спокойно на тех землях, которые были их родиной больше чем тысячу лет.

Но вот эти вот аргументы палестинцев представляются почему-то многим не требующими внимания. И я не понимаю – почему? Чем эти человеческие представления о справедливости, о родине, о своей земле – ущербны? Чем евреи лучше палестинцев? Тем, что евреи, жившие в прошлых веках в других странах, изобрели множество замечательных вещей – от марксизма до теории относительности, а у палестинцев список достижений куда скромнее? Хотя не думаю, что вклад арабов в сокровищницу цивилизации меньше, чем вклад евреев: именно арабы, создатели алгебры и медицины, сохранили для всего мира греческую и римскую культуру, которую после эпохи средневековья перенимали, переписывали у них христианские монахи. Да, их подкосил фундаментализм, но не сегодняшний, а средневековый, с которым не совладало постсредневековое исламское возрождение, но еще не вечер.

Но при чем здесь вообще отметки в школе цивилизации, если разговор идет о нравственности и праве на жизнь и родину? Здесь палестинцы равны евреям, будь те с дипломами, а эти с мотыгой.

Евреи тоже когда-то копали землю, а то, что с тех пор поумнели, так и времени немало прошло, и так фишка историческая легла. Является ли аргументом то, что евреи – гонимый народ? Ну да, гонимый, жалко, но палестинцы-то здесь при чем? Не они служили в войсках СС и в концлагерях, и вообще, до того как в начале прошлого века под влиянием идей сионизма евреи стали возвращаться в Палестину, а у идеи возрождения еврейского государства появлялось все больше и больше высокопоставленных сторонников, евреи жили с арабами душа в душу. То есть не притесняли арабы евреев, которые жили среди них, не требовали переходить в мусульманство, а были, используя дефиницию Гумилева, комплиментарно настроены по отношению к евреям. И только когда запахло тем, что и случилось, то есть возникновением еврейского государства у них на голове, тогда и только тогда начались трения, впоследствии трансформировавшиеся в ненависть.

Но опять же, если говорить об исторических апелляциях или нравственном праве, то я не вижу в израильской позиции никакого преимущества по сравнению с палестинцами. Понятно, что можно использовать разные спекуляции, типа того, что палестинцы – это вообще не народ, а так – не знаю что. Но это все мерзкие и недостойные приемы, к которым прибегают все нацисты, желая лишить другую нацию права на жизнь с помощью геноцида. Кстати говоря, среди экзотических теорий, касающихся происхождения палестинских арабов, есть и такая: палестинские арабы и есть настоящие евреи, оставшиеся после ухода большинства в диаспору на тех землях, где когда-то было государство Израиль, и принявшие в конце концов ислам. Имея в виду, что генетически арабы и евреи неразличимы, да и внешне очень похожи, это война как бы гражданская. И даже если эта теория не верна, то по-человечески это так и есть.

Я – еврей. Моя семья пострадала во время Холокоста, моя мать чудом спаслась, живя на оккупированном немцами Северном Кавказе, но ничто не заставит меня считать евреев лучше палестинцев. 

Евреи не хуже, но и не лучше арабов, цыган, русских, чеченцев, не хуже, но и не лучше ни одного другого народа. И мне отвратительно, когда прикрываясь Холокостом, пытаются заполучить право относиться к другим как к людям второго сорта. Так, как относятся сегодня в Израиле к арабам, так, как преподносит образ палестинца и ислама израильская пропаганда. Мне отвратительны идеи национальной исключительности, которые распространены сегодня как в Израиле, так и в еврейских диаспорах, поддерживающих его.

Последние три года я имею возможность смотреть и русское телевидение в Америке, и израильские каналы, и без колебаний утверждаю, что ни о какой объективности, честности, беспристрастности в плане показа  арабо-израильского конфликта и вообще арабского мира говорить невозможно.  Всегда только одна позиция, позиция Израиля, которая объявляется единственно возможной и верной. Ни тени присутствия второго мнения. А самое главное – образ палестинца лишен человеческого измерения. То есть вот показывают последствия бомбардировки кассамами Сдерота, понятное негодование журналиста и эксперта, говорящих о бесчеловечной сути палестинского террора, естественно дополняется видеорядом обыкновенных людей, детей, женщин, которые рассказывают, как эта штука свистела, вот эта дыра в крыше от нее, вот окровавленный раненый со смешно торчащими ушами в больнице держится молодцом, что и дает это самое человеческое измерение – от снарядов страдает человек, обыкновенный, не обязательно умный и красивый, а просто собирающийся жить. Но если в кадре операция израильских войск в Газе, об этом можно забыть. Диктор твердит о том, что это ответ на терроризм ХАМАСа, показывают, как боевики, закрыв лицо платком, запускают ракеты, как войска ЦАХАЛа мужественно проводят террористическую операцию, может быть, покажут цитатку из CNN, но быстро, стремительно, лица не различить, увидеть человека невозможно. А того, что лишено человеческого измерения, уже не жалко, это какая-то прореха на человечестве, это какие лишенные всего святого выродки, дикари, воспитанные на ненависти к нам, обыкновенным людям, мечтающим об обыкновенном счастье.

И что получается. Благодаря нечестному изображения врага сегодня в Израиле нет политических сил, ориентированных на мир с ним. Люди такие, конечно, есть, но голосов их практически не слышно. Вот результаты опроса, который был проведен израильским ресурсом Media International Group (Mignews.com), где у респондентов спрашивали: возможен ли мирный договор Израиля с палестинской автономией?

1. 9% - да, но только с ФАТХом и с одобрения арабских стран.

2. 71% - нет, нацию террористов следует уничтожить.

3. 19% -нет, пока идет война группировок в автономии.

Я не знаю, насколько влиятельна эта MIG. Насколько квалифицированно они проводят опросы, но 71 процент населения, утверждающего, что нацию, с которой у нее трагический конфликт, надо уничтожить – это нацизм, ничем не отличающийся от немецкого.

Если мне скажут, что таких на самом деле не 71 процент израильтян, а 69 или 57, пусть даже 3, я буду утверждать, что эти 3 процента исповедуют античеловеческие нацистские взгляды, эти взгляды преступны.

Почему я здесь говорю о взглядах, распространенных в Израиле, а ничего не говорю о ненависти палестинцев к евреям, которая имеет тот же градус нетерпимости? Или проповедовать ненависть к палестинцам преступно, а исповедовать ненависть к евреям – оправданно? Нет, не оправданно. Но палестинцы – наверное, одна из самых слабых наций на свете.  А сочувствие слабым – человеческое чувство. Да, ХАМАС существует только потому, что его поддерживают и снабжают оружием Сирия и Иран. Да, ХАМАС – непримирим, его оружие террор, да, он посылает шахидов и бомбардирует кассамами мирных израильтян. Борис Вишневский приводит данные израильских потерь. «За время, прошедшее после ухода Израиля из сектора Газы осенью 2005 года, на его территорию обрушилось около 3,5 тысячи ракет. Результат - 15 убитых, около 350 раненых». Ужасно.

Однако позиция интерпретатора конфликта как борьбы добра со злом не дает возможности проявить объективность и привести данные о потерях с другой стороны. А Израиль всегда отвечает на удар ударом, и под этими ударами тоже гибнут люди, право на жизнь которых ничуть не меньше.  Израиль постоянно подвергает сомнению те данные о потерях среди мирных палестинцев, которые приводят разные независимые и авторитетные наблюдатели, но даже самые произраильские ресурсы подтверждают, что потери палестинцев выше, чем потери израильтян. Примерно так, как отличается цифра в 15 убитых нецивилизованным, террористическим ХАМАСом за три года от 1000 убитых армией демократического Израиля только за первые 18 дней военной операции в Газе.

У Бориса Вишневского, и не только у него, звучит неодобрение, когда он говорит о требованиях международной общественности, призывающей Израиль к миру, к соблюдению прав мирных жителей  в тот самый момент, когда он проводит антитеррористическую операцию в Газе. Но давайте уточним, о какой именно международной общественности идет речь. Оказывается, это те же самые голоса, что осуждают Россию за войну с Грузией, Путина за преследование Ходорковского, раньше критиковали Ельцина за войну в Чечне, еще раньше советское правительство за преследование диссидентов. Это такие правозащитные организации как Amnesty International, Human Rights Watch, левые интеллектуалы Европы, университетская профессура, либеральная европейская пресса и так далее. Они осуждают не только ХАМАС, но и Израиль, на что Израиль отвечает так, как отвечает на критику в свой адрес всегда. Это, мол, все антисемитизм.

Мол, в Польше евреев нет, а антисемитизм есть. А Франция и Германия слишком боятся своих мусульман, которые составляют десять процентов беспокойного населения и давят на европейские правительства, чтобы они не поддерживали Израиль в его бескомпромиссной борьбе с террором. Да, антисемитизм действительно существует. Но обвинять любых критиков в нем, как и обвинять их в пособничестве терроризму – бесперспективно. Да и нечестно. Точно так же, как бесперспективно и нечестно признавать действенность решения ООН о признания государства Израиля и не признавать резолюции, осуждающие Израиль. Или правила есть и они для всех, или правил вообще нет.

Если правил нет и решения ООН – филькина грамота, тогда нет ничего особенного в позиции арабского мира, не признающего Израиль. А уж право палестинских арабов на родину и землю – это вообще естественное право, и его борьба против государства Израиль никакой не терроризм, а борьба народа за свою родину, единую и неделимую.

Какими средствами? Какие есть, в том числе и запрещенными мировым международным правом (мы же его отменили?) как террористические. Не нравится логика? Тогда давайте жить согласно международному праву. Да, государство Израиль было образовано, во многом на вполне утопичных основаниях о праве народа на землю, которой он владел 2 тысячи лет назад, а потом потерял. И хотя это далеко не бесспорное решение, ибо даруя одному народу, другой народ попросту обкрадывался, будем исходить из исторической и правовой реальности. Израиль был образован, ООН его признала. Но если право священно, так отдайте те земли, которые вы отняли у соседей, верните, как сто раз призывала вас ООН, к границам 1967 года, придайте Иерусалиму статус международного города, станьте законопослушными, чтобы требовать того же от соседей, которым куда труднее, чем вам.

Увы, в Израиле слишком мало сил, готовых стремиться к миру с арабами. А те, кто стремится, тут же объявляются предателем, врагом еврейского народа. Израиль сегодня – милитаристское государство, желающее все решать с точки зрения силы. Да, вместе с американской помощью Израиль сильнее не только бессильной Палестинской автономии, но и всего арабского мира. Но рассчитывать только на силу не только безнравственно, но и ошибочно. Уже Джордж Буш, как бы его ни ругали, чаще всего справедливо, просто насильно заставлял израильтян договариваться с палестинцами, как раньше Джимми Картер заставлял жать руки друг другу Анвара Садата и Менахима Бегина. И  рано или поздно, возможно, уже при Обаме, военная поддержка будет осуществляться в одном пакете с более жесткими требованиями согласия на мир.

Да, к миру надо принуждать не только террористическую организацию ХАМАС, но и якобы демократическое государство Израиль, не доверяющее даже произраильски настроенным палестинцам службу в армии.

И надо разбираться со своими крайне правыми, которые защищают откровенно нацистскую идеологию, дуря голову простым людям. Это не способствует силе государства, нацизм всегда червь, подтачивающий основы и лишающий будущего. Если бы то, за что откровенно ратуют израильские правые, подвергнуть операции инверсии (вместо араба поставить еврея, а вместо еврея – кого угодно, пусть хоть чукчу), это бы во всем мире тут же было опознано как мерзкая ксенофобия и антисемитизм и  тысячи еврейских организаций потребовали бы призвать этих мерзавцев к суду. А в Израиле эти кровожадные мерзавцы истово пропагандируют свои человеконенавистнические взгляды и никто их не остановит.

Вот Виктор Шендерович считает, что, сочувствуя мирным палестинцам, которые гибнут во время израильской военной операции в Газе, надо помнить и об их ответственности. Мол, это историческое возмездие. «Народ, проголосовавший за Гитлера, получает «на выходе» из  сюжета стертые с лица земли собственные города и сотни тысяч погибших мирных жителей, в том числе детей. Справедливо ли это? Персонально — нет, исторически — увы, да». А стертые с лица земли евреи во время Холокоста, они казнились за какие исторические ошибки? Или опять: для палестинцев – возмездие, а для евреев – сплошная несправедливость?

Нет, я не за палестинцев, хотя, повторю, сострадание к слабому мне кажется инстинктивным движением души. Палестинская автономия – то же самое, что маленькая Чечня против имперской России. И террор, в том числе ХАМАСа (как, впрочем, и ирландцев в Англии, басков в Испании), всегда оружие слабых. Но с сильного – другой спрос.

Я не вижу, почему можно разоблачать хитрости России, спровоцировавшей Грузию на глупый шаг, чтобы потом сладострастно унижать ее, и не осуждать Израиль за то же самое, проделанное с ХАМАСом.

Шесть месяцев перемирия Израиль скрипел зубами и готовился к войне с Газой и, как только стало можно, ринулся в бой, пока к власти в Америке не пришел Обама и не врезал милитаристам в кипе по первое число. Конечно, это проще, чем договариваться. Что, с ХАМАСом? С этими отпетыми террористами, признанными такими всей международной общественностью? Да, с ХАМАСом, потому что он ничем не хуже Дудаева, с которым договаривался Ельцин, не хуже ИРА, с которой вел переговоры Лондон. Что же касается международной общественности, признающей ХАМАС ответственным за террор, она обвиняет Израиль в еще куда больших преступлениях.

Да, антисемитизм – отвратительная вещь, и то, что во многих странах законодательно закреплено наказание за утверждение о том, что Холокоста не было, справедливо. Но так же как отвратителен немецкий нацизм, отвратителен любой другой – русский или еврейский.  Я написал цикл статей о русском патриотизме и национализме и опубликовал его в путинской России, я был бы нечестен, если бы не сказал о том, каким отвратительным может быть национализм еврейский. 

10005722-misha_berg1.JPG





КОММЕНТАРИИ ЧИТАТЕЛЕЙ:

Так ведь Бог знает до чего дойти можно..
Так и нацистов можно оправдать...
Ведь и их что-то, где-то,...

Герри

Господин Берг, предмет надо изучить, прежде, чем писать о нём. Израиль сдерживался 8 лет, пока его граждане...
Саша

Эта статья - вовсе не безобидное мнение, а передёргивание и ложь, выдаваемые за правду. Господин Берг,...
Эмма

хм... разочарован тем что статья попросту ... глуповатая. Автор временами передергивает, выдает спорные...
Женя

В Газе происходит столкновение двух цивилизаций - исламской и иудео-христианской (это происходит во всем...
lohem

Я бы хотел еще заметить, что ХАМАС полностью выполнил свои задачи в этом конфликте: он добился того,...
Лашк

Не все аргументы автора кажутся мне одинаково верными, но с основной его мыслью я согласен полностью...
m_bezrodnyj


А ЧТО ДУМАЕТЕ ВЫ?

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Current day month ye@r *



версия для печати...

Читать Михаил Берг через RSS

Читать Колонка через RSS

Читать Общество через RSS


опубликовано у нас 16 Января 2009 года
ДРУГИЕ СТАТЬИ РУБРИКИ:

НАЧАЛО ПИСЬМА КОМАНДА АВТОРЫ О ПРОЕКТЕ
ПОИСК:      
Сайт делали aanabar и dinadina, при участии OSTENGRUPPE
Техническое сопровождение проекта — Lobov.pro
Все защищены (с) 2005 года и по настоящее время, а перепечатывать можно только с позволения авторов!
Рейтинг@Mail.ru