Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

28.12.2008 | Кино

Я тебе его дарю

Все это кино – нереальное вранье «про нас»

Далеко-далеко, на крайнем советском Севере, куда едва добираются стройотряды з/к, живут в яранге эскимоски Саива (Мишель Йео) и Аня (Мишель Крушеич). Некогда шаманка предсказала Саиве, что любой, кто осмелится поселиться с ней на одном гектаре леса, умрет страшной смертью. Доверчивые соплеменники не стали удерживать девушку, когда та, бросив родных оленей и симпатичного ухажера, собралась от греха подальше одна в тундру. Одиночество закалило Саиву: она, как герой Лавроненко в «Новой земле», научилась бить крачек и выслеживать тюленей. Правда, вскоре отважной охотнице пришлось столкнуться с противниками пострашней.

Злые геологи с большой русской земли, явно срисованные с набожных убийц из «Мертвеца» Джима Джармуша, польстившись на бусы из моржовой кости, вырезали кочевавшее поблизости племя, оставив в живых лишь грудного младенца.

Саива подобрала девочку, назвала Аней и научила при виде европейца сначала стрелять, а потом уже спрашивать, как зовут. Но где-то к совершеннолетию Ани эскимосские боги посылают ей подарок: она натыкается во льдах на полуживого, со следами былой красоты мужика (Шон Бин).

Как можно догадаться уже по описанию, все это кино – нереальное вранье «про нас», с которым не сравнятся ни фильмы про «русскую мафию», ни западные экранизации нашей классики. В отличие от них, в «Нереальном севере» по-русски разговаривают много и очень чисто - и эти слова звучат как музыка, как нечаянное воспоминание об агитках времен холодной войны. «Мы пришли сюда стереть вас с лица земли, - втолковывают геологи аборигенам, вращая глазами - и скоро ваши нефть, золото и алмазы будут нашими». Не хватает только демонического хохота.

Тот факт, что эта лента была снята, можно объяснить только происками упомянутых северных богов: простой человек не справился бы с таким нежизнеспособным и неактуальным материалом.

Фильм, который начинается с эпизода свежевания и приготовления обеда из голубоглазой хаски, мог сделать только очень отважный человек. Более того: английский режиссер Азиф Кападиа пригласил на главную роль бывшую девушку Бонда Мишель Йео, одного из эскимосов у него играет афроевропеец, а в финале, когда Шону Бину приходится нагишом скакать по ледяным глыбам, дословно цитируется трехчасовое гренландское кино «Быстрый бегун».

И это еще не самое поразительное, что есть в «Нереальном севере». Концовка вообще гарантирует одно из самых сильных впечатлений года.

Впрочем, охать и ахать, глядя на экран, можно всю дорогу – авторы рассыпали без счета сюрпризов, внятных только русскому глазу и уху. И хотя кому-то это кино, поставленное по рассказу с названием «Реальный север», покажется просто несуразным и непрофессиональным трэшем, мы согласны с теми, кто дал ему новое, локализованное имя. Это нереальная история, страшная абсурдная сказка. Бессмысленная - да, но такая же бесмыссленная, как вышитая салфетка на телевизоре, которая, по словам Александра Гениса, будучи лишена какого-либо применения, становится настоящим искусством.



Источник: "Коммерсантъ - Weekend" № 222, 05.12.2008,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
08.07.2019
Кино / Театр

Поезд дальнего исследования

Речь пойдет о фильме «Насквозь» Ольги Привольновой, выпускницы Школы документального кино и театра Марины Разбежкиной и Михаила Угарова. Почему “Насквозь” оказался ключевым фильмом для обозначения роли Школы в современном документальном кино и каковы возможности взаимодействия документалистики с литературой и театром.

Стенгазета
26.06.2019
Кино

Слон где-то рядом: от чего бегут герои современных фильмов.

Герои Ху Бо мечтают увидеть безмятежного слона, который находится в одном из зоопарков Маньчжурии, и этот слон становится для них символом иной реальности, в которую можно сбежать от жестокого и равнодушного мира. Куда (и как) еще бегут другие герои-беглецы?