Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

30.10.2008 | Колонка / Общество

Без объяснений

Планы военного реформирования не рассматривают США и НАТО в качестве серьезной военной угрозы

Прошло две недели после того как министр обороны Анатолий Сердюков объявил о решениях, которые — если они будут выполнены — радикальным образом изменят наши Вооруженные силы. Напомню, что речь идет о сокращении офицерского корпуса практически на две трети (с 355 до 150 тысяч военнослужащих), сокращении количества военно-учебных заведений, а также о переходе от дивизионной к бригадной структуре Сухопутных войск. Позже появилась информация (пока неподтвержденная) об упразднении института мичманов и прапорщиков. А затем некие неназванные источники в военном ведомстве вывалили целый ворох сенсационных новостей: в течение 2009-го года должны быть расформированы элитные соединения Вооруженных сил — Таманская и Кантемировская дивизии, 98-я и 106 воздушно-десантные дивизии.

Не будет преувеличением сказать, что Вооруженные силы застыли в испуганном ожидании. В самом деле, ближайшие три года кардинально изменят судьбу сотен тысяч военных профессионалов — тех, в любви которым ритуально клянутся руководители партии и правительства.

В былые советские годы ГлавПур уже наверняка сверстал бы и отправил в подчиненные ему средства массовой информации подробные планы по «обсуждению и разъяснению» новейших решений. Само собой, тогда планы эти процентов на 80 состояли из бессмысленной политической трескотни, но при желании человек в погонах мог все-таки понять, чего ему ждать в ближайшем будущем.

На сей же раз — глухое молчание. За прошедшие после выступления Сердюкова дни на официальном сайте среди прочих появились такие важные для армейской общественности новости: «Курсанты учебного танкового полка ОУЦа ДВО приступили к практическим стрельбам», «В Хабаровске объявлен смотр-конкурс на лучшую организацию работы по патриотическому воспитанию молодежи», «В ЛенВО завершается заготовка овощей на зиму», «День призывника в Пскове», «Пуск ракеты РС-18 с космодрома «Байконур», «В ракетной бригаде, дислоцированной в Амурской области, работает инспекция Министерства обороны», «В ЛенВО подведены итоги 3-го этапа конкурса «Залп-2008», «Экипажи ВТА успешно доставили более 20 тонн скоропортящейся плодоовощной продукции». И наконец — «75 лет Краснознаменному узлу связи Черноморского флота». Справедливости ради, надо сказать, что на сайте существует отдельная страничка «Новый облик Вооруженных сил». Однако под рубрикой «Новости» там размещены семь (!) вариантов изложения все того же выступления Сердюкова. А под рубрикой «Статьи»  — стенограмма интервью начальника Генштаба программе «Вести» и две газетных публикации — опять же с изложением выступления министра.

Согласитесь, удивительная ситуация. Нас в самых мельчайших деталях информируют о жизни армии, обо всем, что связано с обороной. И при этом армейские информационные службы, а также «Красная звезда» и телеканал «Звезда» словно воды в рот набрали по поводу события несколько более важного, чем славный юбилей флотского узла связи.

Подозреваю, что этому странному молчанию есть несколько объяснений. Самое простое заключается в том, что, судя по всему, грядущие сокращения должны обрушиться как раз на военных журналистов, тех, кто по идее и должен информировать армию. В такой ситуации срабатывает железное правило военной службы — «не высовывайся».

В то же время у этого молчания есть, на мой взгляд, и куда более глубокая причина. Объявленные сокращения и реорганизации столь значительны, что они должны привести к кардинальным изменениям не только в количестве, но и в качестве наших Вооруженных сил. Я уже писал, что сокращение офицерского корпуса, создание корпуса профессиональных сержантов и корпуса «профессиональных резервистов» фактически означает конец концепции массовой мобилизационной армии. Призыв теряет всякий смысл, так как стране теперь становится не нужен гигантский мобрезерв. Создается впечатление, что, учтя демографическую ситуацию, власть решила к 2012 году либо кардинально сократить призыв, либо вовсе от него отказаться. Намек на это можно обнаружить в интервью генерала Макарова: «Возникает только небольшое опасение — это 2012, 2013, 2014 годы, где будет провал в демографии... У нас призывной ресурс по сравнению с 2001 годом уменьшился в 2 раза. Но мы надеемся к этому времени повысить зарплату контрактникам в 2-3 раза. Привлечь на такой льготной основе контрактников и закрыть этот вопрос». 

Подозреваю, прими власть такие революционные решения, они нашли бы отклик у российских граждан. Чего же начальники молчат, не объясняют смысла той гигантской пертурбации, которую они задумали.

На мой взгляд, дело в том, что начни они говорить всерьез о новом облике Вооруженных сил, тут же выяснится, что эта новая армия никак не может соответствовать той милитаристской риторике, которая сегодня считается внешней политикой. Отказ от концепции массовой мобилизации означает, что силы общего назначения в принципе не могут противостоять «натовским и американским агрессорам». Стало быть, лишь ядерные силы будут осуществлять функцию сдерживания. Если так, то это означает весьма опасное снижение порога применения ядерного оружия. Не думаю, что Кремль реально готов к тому, чтобы начать ядерную войну в случае какого-нибудь инцидента. Вывод очевиден — планы военного реформирования не рассматривают США и НАТО в качестве серьезной военной угрозы. Только признать это российские начальники не готовы и посему молчат относительно собственных планов. 



Источник: "Ежедневный журнал", 29.10.2008,








Рекомендованные материалы



Клюшка над Рейхстагом

Так что это все политика, пацаны. Это наша, короче, история, братаны. Мы не дадим ее переписывать и не позволим никому ее это, как это, фальфирицировать. Это политика. А политика — это что? Правильно, война. Потому что нам нужны победы. А без войны и победы не бывает. Не ясно, что ли?


Пенсии могут не понадобиться…

Фактически впервые без экивоков Кремль угрожает США ядерным ударом. Эти грозные заявления почти до деталей совпадают с угрозами в адрес США в Заявлении Генерального секретаря ЦК КПСС Юрия Андропова в 1983 году. Таким образом, по крайней мере на уровне заявлений, мы вернулись к периоду самого жесткого военного противостояния СССР и США после Карибского кризиса.