Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

16.10.2008 | Колонка / Экономика

Последний парад?

Кремль будет отражать экономический кризис военными средствами

Если бы какой-нибудь наивный человек посмотрел последние «аналитические» программы отечественного телевидения, то он, несомненно, пришел бы к неожиданному выводу. А именно: Кремль будет отражать экономический кризис военными средствами. Судите сами. Телекомментаторы повествуют о том, как из-за ошибок и просчетов американского обкома рухнула (или вот-вот рухнет) мировая экономическая система, о том, как коварные и эгоистичные янки выводят деньги из российских банков и отказывают в кредитах нашим компаниям. И потом встык — бодрые рапорты военных Верховному главнокомандующему об осуществленных в рамках командно-штабных учений «Стабильность — 2008» сразу нескольких удачных пусках стратегических ракет, включая пуск морской ракеты «Синева» на рекордную дальность в одиннадцать с половиной тысяч километров. Последнее явно призвано продемонстрировать, что нашим подводным ракетоносцам незачем выходить в районы боевого патрулирования — мы достанем любой район в США прямо с базы. И президент, общаясь с военными, заявляет: «Сейчас на планете очень сложная экономическая ситуация. Этим тоже будут пользоваться и для того, чтобы ослаблять нас, и для того, чтобы добиваться от нас каких-то решений, неприемлемых по экономическому содержанию. Прогибаться мы не будем»

Получается, что на ихний кризис мы ответим нашей «Синевой». И испуганные американцы, очевидно, не рискнут выводить деньги из России.

Если же говорить всерьез, то мы наблюдаем странное раздвоение сознания военно-политического руководства. С одной стороны, мы проводим беспрецедентные по масштабам учения, которые являются репетицией войны с глобальным противником, то бишь — с Соединенными Штатами. С другой, обвиняем их в наших экономических трудностях.

Справедливости ради замечу, что стратегические маневры с подобным сценарием проходят у нас ежегодно с 1999 года, то есть со времен натовской операции против Югославии, которая произвела сильное впечатление на отечественный генералитет. Приблизительно в то же время в наших доктринальных документах появилось положение о том, что Россия в чрезвычайных обстоятельствах оставляет за собой право применить ядерное оружие первой. Сценарий учений четко следовал этой концепции. Предполагалось, что наша страна подвергается крупномасштабной агрессии со стороны противника, чьи силы общего назначения превосходят российские. Оказавшись не в состоянии остановить агрессию неядерными средствами, Москва сперва наносит демонстрационный ядерный удар по малонаселенным районам «вероятного противника». Хоть противник никогда не назывался, бомбардировщики стратегической авиации всякий раз выходили на так называемый «фарерский рубеж», имитируя удар крылатыми ракетами по Америке. Но и это не останавливает агрессора, и тогда наши стратеги собирались нанести удар стратегическим оружием. Что изображалось единичным пуском морской или наземной ракеты. После чего уже ничего не планировалось, так как в результате должен был наступить конец света. Надо сказать, что эти военные игры в целом позитивно воспринимались в США. Нашим, как любят говорить в Генштабе, «контрпартнерам» было очевидно, что на всех стадиях конфликта Россия будет стремиться к его деэскалации.

И на сей раз, насколько можно судить, сценарий не поменялся. Просто значительно вырос масштаб. Если в прежние годы количество участников не превышало 10-12 тысяч военнослужащих, то в «Стабильности — 2008» участвовало 47 тысяч.

В рамках маневров было проведено несколько дивизионных учений. Причем одно танковое соединение было укомплектовано резервистами, после чего 20-ю эшелонами переброшено в район учений. Впервые учения Командования специального назначения (силы ПВО, прикрывающие московский регион) носили двусторонний характер. То есть целое соединение ВВС играло за противника, проводящего воздушно-космическую операцию. Наконец, вместо единичного пуска наши «стратеги» устроили настоящий салют баллистическими ракетами.

И здесь, боюсь, количество может перерасти в качество. Желание показать Западу нашу растущую не по дням, а по часам кузькину мать, привело к несколько странным результатам. Если правда, что у России выросла мощь обычных сил, то почему перед ними не ставится задача остановить агрессора на ранних стадиях конфликта? Если же они способны решить такую задачу, то ядерный удар не выглядит ответным.

При этом, находясь на учениях, Верховный главнокомандующий упорно говорил, что все это — только начало, что им уже утверждены «уточненные параметры Вооруженных сил». И эти параметры должны включать запуск новых программ вооружений. Обещано строительство новых атомных подводных лодок, создание невиданной воздушно-космической обороны. И вдобавок Министерству обороны велено подготовить программу «по возрождению авианесущей компоненты». Замечу, что для этого возрождения надо для начала построить производственные мощности — советские авианосцы строились на Украине в Николаеве. Так что только эта программа тянет на 5-6 миллиардов долларов.

И вот здесь возникает вопрос, из каких, собственно, средств предполагается финансировать возросшие российские военные амбиции. Если можно сказать что-то хорошее про военную политику Владимира Путина, так это то, что, несмотря на воинственную риторику последних лет, военные расходы находились в очень жестких рамках. Официально — 2,5 - 2,7 процентов ВВП (некоторые экономисты полагают, что в действительности около 4 процентов). Да, военные расходы росли довольно быстро, но одновременно с ростом ВВП. Теперь ясно, что этот рост либо резко замедлится, либо вовсе остановится. Как же можно в этой ситуации обещать все — и новые вооружения, и скорое решение квартирного вопроса, а также прочих социальных проблем. Если Медведев раздает обещания, твердо зная, что не будет их исполнять — это еще можно пережить.

Но вот если в условиях падающей экономики, Россия будет потакать своим милитаристским амбициям — это возвращает нас к ситуации 1989-1990 годов. Тогда в ситуации, когда экономика трещала по швам, военно-промышленному комплексу выделялись гигантские суммы. Что и ускорило крах СССР.

И последнее. Становится совершенно очевидно, что, покупая нашу нефть, Запад финансирует производство вооружений на него и нацеленных. Со всеми вытекающими из этого факта последствиями. Так что нынешняя сладостная демонстрация военной мощи на фоне финансового кризиса вполне может оказаться последним парадом.



Источник: "Ежедневный журнал", 14.10.2008,








Рекомендованные материалы



Почему «воруют сотнями миллионов»

Вспомним хоть Николая Павловича с горечью говорившего наследнику престола: «Сашка! Мне кажется, что во всей России не воруем только ты да я». Однако что Николаю, что Путину идеальной системой руководства представляется пресловутая вертикаль власти — некая пирамида, на каждом ярусе которой расположены трудолюбивые и честные чиновники, которые денно и нощно реализуют спущенные сверху гениальные замыслы, вроде нацпроектов. Но по какой-то странной причине никак не удается подобрать нужный человеческий материал.


Дедовщины — нет, а расстрел — есть

Как показывает опыт, после таких трагедий следует поток заявлений от тех, кто стал жертвой насилия. И, что гораздо хуже, начинается эпидемия расстрелов, когда одетые в военную форму мальчишки вдруг видят в убийстве сослуживцев выход для себя. Так было в 1990-х и первой половине 2000-х.