Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

09.07.2008 | Театр

От «Ада» до Сада

Открылся 62-й международный Авиньонский фестиваль

В последние несколько лет один из старейших, самых знаменитых и престижных в мире театральных фестивалей обзавелся не только новой, молодой дирекцией, но и традицией каждый год приглашать нового художественного руководителя программы из числа творцов. Этот постановщик не только привозит сразу несколько своих спектаклей на фестиваль, но и определяет его направление в целом. Одна из первых попыток сделать такую авторскую программу была связана с именем режиссера и хореографа Яна Фабра (на нынешний фестиваль он тоже привезет свой балет), и тогда его радикализм вызвал массу споров и даже гнев зрителей и прессы.

В нынешнем году, понимая, что скандал идет на пользу фестивалю, но совсем ссориться с публикой и критиками не хочется, дирекция пригласила одновременно двух художественных руководителей: эстета и провокатора из Италии Ромео Кастеллуччи и знаменитейшую французскую актрису Валери Древиль.

Кастеллуччи, чьи спектакли в Москве бывали дважды (в последний раз на осеннем фестивале «Территория» он залил всю сцену кровью), покажет в Авиньоне дантовскую «Божественную комедию», причем каждая из частей будет сделана в своем жанре. Наиболее подходящий этому режиссеру «Ад» представят на главной фестивальной площадке -- в Почетном дворе Папского дворца, «Рай» и вовсе будет не спектаклем, а инсталляцией в бывшей церкви, а «Чистилище» сыграют в выставочном зале на окраине Авиньона. Валери Древиль (которую у нас тоже знают -- по моноспектаклю «Медея-материал» в постановке Анатолия Васильева), в свою очередь, представит более спокойную читку той же «Божественной комедии», которая оказалась в фокусе нынешнего фестиваля. Надо сказать, изгнанный из своего театра Анатолий Васильев с радиопостановкой «Тереза-философ» (вариацией на тему Маркиза де Сада), где та же Валери Древиль выступает в главной роли, -- единственное «русское присутствие» на нынешнем Авиньоне, если так можно называть спектакль режиссера, давно работающего во Франции. Кроме того, Древиль будет участвовать в постановке легендарной автобиографической пьесы Поля Клоделя «Полуденный раздел» -- этот спектакль будут играть с первого дня и до самого закрытия программы в эффектнейшем песчаном карьере Бульбон недалеко от города.

Кроме Древиль и Кастеллуччи приманок на нынешнем фестивале немало. Например, «Гамлет» одного из самых известных европейских режиссеров нового поколения, немца Томаса Остермайера

(в Москве он бывал с резко осовремененной постановкой ибсеновской «Норы» и пронзительным бессловесным «Концертом по заявкам»). Или спектакль-инсталляция еще одного немецкого режиссера и композитора Хайнера Геббельса «Вещи Штифтера», где играют не актеры, а только звуки, предметы и свет (Геббельса мы тоже видели дважды, и три года назад его спектакль «Эраритжаритжака» перевернул представление московских зрителей о роли видео в театре). Или совсем свежая премьера французского режиссера и драматурга Жоэля Поммра «Я дрожу» -- прошлой осенью он выпустил спектакль «Этот ребенок» в театре «Практика» и еще одну постановку привозил на фестиваль NET. Еще новый спектакль самой знаменитой группы приверженцев документального театра «Римини протокол» (его режиссер Штефан Кеги бывал в Москве, но пока только с лекцией и видео), постановка Франсуа Танги (его загадочную и поэтическую «Коду» тот же NET показывал на «Винзаводе» два года назад).

Разнообразный «новый цирк», в котором французы волшебно соединяют арену с театральной сценой (кстати, один из участников нынешнего Авиньона, парижский «Цирк Иси», приедет на следующий год к нам на Чеховский фестиваль).

В общем, теперь, вчитываясь в программу передового французского фестиваля, мы перестали чувствовать себя чужими на этом празднике жизни. Напротив, благодаря активно работающим столичным фестивалям теперь мы «в курсе», и Москва перестала быть театральной провинцией. А если учесть, что приглашенная в Авиньон «Соня» Нового рижского театра в постановке Алвиса Херманиса уже побывала в российской столице дважды, мы даже можем погордиться. Впрочем, спектакли, объявленные в программе Авиньона-2008, увидеть все равно хочется.



Источник: "Время новостей", № 120, 08.07.2008,








Рекомендованные материалы


13.05.2019
Театр

Они не хотят взрослеть

Стоун переписывает текст пьесы полностью, не как Люк Персеваль, пересказывающий то же самое современным языком, а меняя все обстоятельства на современные. Мы понимаем, как выглядели бы «Три сестры» сегодня, кто бы где работал (Ирина, мечтавшая приносить пользу, пошла бы в волонтерскую организацию помощи беженцам, Андрей стал компьютерным гением, Вершинин был бы пилотом), кто от чего страдал, кем были их родители

Стенгазета
18.01.2019
Театр

Живее всех живых

Спектакль Александра Янушкевича по пьесе Григория Горина «Тот самый Мюнхгаузен» начинается с того, что все оживает: шкура трофейного медведя оборачивается не прикроватным ковриком, а живым зеленым медведем и носится по сцене; разрубленная надвое лошадь спокойно разгуливает, поедая мусор и превращая его в книги.