Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

09.07.2008 | Театр

От «Ада» до Сада

Открылся 62-й международный Авиньонский фестиваль

В последние несколько лет один из старейших, самых знаменитых и престижных в мире театральных фестивалей обзавелся не только новой, молодой дирекцией, но и традицией каждый год приглашать нового художественного руководителя программы из числа творцов. Этот постановщик не только привозит сразу несколько своих спектаклей на фестиваль, но и определяет его направление в целом. Одна из первых попыток сделать такую авторскую программу была связана с именем режиссера и хореографа Яна Фабра (на нынешний фестиваль он тоже привезет свой балет), и тогда его радикализм вызвал массу споров и даже гнев зрителей и прессы.

В нынешнем году, понимая, что скандал идет на пользу фестивалю, но совсем ссориться с публикой и критиками не хочется, дирекция пригласила одновременно двух художественных руководителей: эстета и провокатора из Италии Ромео Кастеллуччи и знаменитейшую французскую актрису Валери Древиль.

Кастеллуччи, чьи спектакли в Москве бывали дважды (в последний раз на осеннем фестивале «Территория» он залил всю сцену кровью), покажет в Авиньоне дантовскую «Божественную комедию», причем каждая из частей будет сделана в своем жанре. Наиболее подходящий этому режиссеру «Ад» представят на главной фестивальной площадке -- в Почетном дворе Папского дворца, «Рай» и вовсе будет не спектаклем, а инсталляцией в бывшей церкви, а «Чистилище» сыграют в выставочном зале на окраине Авиньона. Валери Древиль (которую у нас тоже знают -- по моноспектаклю «Медея-материал» в постановке Анатолия Васильева), в свою очередь, представит более спокойную читку той же «Божественной комедии», которая оказалась в фокусе нынешнего фестиваля. Надо сказать, изгнанный из своего театра Анатолий Васильев с радиопостановкой «Тереза-философ» (вариацией на тему Маркиза де Сада), где та же Валери Древиль выступает в главной роли, -- единственное «русское присутствие» на нынешнем Авиньоне, если так можно называть спектакль режиссера, давно работающего во Франции. Кроме того, Древиль будет участвовать в постановке легендарной автобиографической пьесы Поля Клоделя «Полуденный раздел» -- этот спектакль будут играть с первого дня и до самого закрытия программы в эффектнейшем песчаном карьере Бульбон недалеко от города.

Кроме Древиль и Кастеллуччи приманок на нынешнем фестивале немало. Например, «Гамлет» одного из самых известных европейских режиссеров нового поколения, немца Томаса Остермайера

(в Москве он бывал с резко осовремененной постановкой ибсеновской «Норы» и пронзительным бессловесным «Концертом по заявкам»). Или спектакль-инсталляция еще одного немецкого режиссера и композитора Хайнера Геббельса «Вещи Штифтера», где играют не актеры, а только звуки, предметы и свет (Геббельса мы тоже видели дважды, и три года назад его спектакль «Эраритжаритжака» перевернул представление московских зрителей о роли видео в театре). Или совсем свежая премьера французского режиссера и драматурга Жоэля Поммра «Я дрожу» -- прошлой осенью он выпустил спектакль «Этот ребенок» в театре «Практика» и еще одну постановку привозил на фестиваль NET. Еще новый спектакль самой знаменитой группы приверженцев документального театра «Римини протокол» (его режиссер Штефан Кеги бывал в Москве, но пока только с лекцией и видео), постановка Франсуа Танги (его загадочную и поэтическую «Коду» тот же NET показывал на «Винзаводе» два года назад).

Разнообразный «новый цирк», в котором французы волшебно соединяют арену с театральной сценой (кстати, один из участников нынешнего Авиньона, парижский «Цирк Иси», приедет на следующий год к нам на Чеховский фестиваль).

В общем, теперь, вчитываясь в программу передового французского фестиваля, мы перестали чувствовать себя чужими на этом празднике жизни. Напротив, благодаря активно работающим столичным фестивалям теперь мы «в курсе», и Москва перестала быть театральной провинцией. А если учесть, что приглашенная в Авиньон «Соня» Нового рижского театра в постановке Алвиса Херманиса уже побывала в российской столице дважды, мы даже можем погордиться. Впрочем, спектакли, объявленные в программе Авиньона-2008, увидеть все равно хочется.



Источник: "Время новостей", № 120, 08.07.2008,








Рекомендованные материалы


11.12.2019
Театр

Наша вина

Но может быть это сделано для того, чтобы сильнее втянуть зрителей, чтобы сразу дать им понять, что они тут старшие и все, что происходит – на их ответственности? И то, как тебя, привыкшего быть отдельным в любом иммерсивном шоу, заставляют включиться и действовать или не действовать, уговаривая себя, что это спектакль, но чувствуя ужасный стыд за это, – самое сильное в «Игрушках» СИГНЫ.

Стенгазета
16.10.2019
Театр

Знак тишины

Самый русский герой, Иван-дурак, отправляется за правдой в путешествие-испытание. Его нескончаемая дорога – узкая длинная игровая площадка, на обочинах которой расположились зрители. Череда эпизодов-встреч с героями русских мифов превращается в хоровод человеческих характеров. Вместо давно заштампованных сказочных образов автор показывает живых людей.