Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

07.02.2008 | Архив "Итогов" / Просто так

Бабье лето, бабье лето

Но главное - весело

Новости. Председатели думских фракций... Многосторонние консультации по выходу из... Банковская система... На Российской межбанковской... Курс рубля по отношению...  Заявил в беседе с нашим кор... Гэкао, шмэкао... Заморожены счета, подступает нищета. "Я в отставку не уйду! Никуда я не уйду!" Дритатушки дритата! Просто плясовая какая-то. Барыня. И ведь, правда, весело.

В моменты кризисов коммуникативное поле заряжается невероятной энергией. Всем есть, о чем поговорить друг с другом. Восприятие обостряется. Все что не страшно, то смешно. Страшное тоже смешно, пока оно еще не такое страшное.

Вечная формула "слово и дело" теряет равновесие. Понятно, что когда дело плохо, то слово берет слово. Самым ходовым товаром становится газета.

Тем более, что прочий товар норовит спрятаться под лавку. Раздвоение личности, и без того свойственное пишущему человеку, обостряется необычайно. Ему, как никогда и как никому, и больно, и смешно.

Но никто ничего не понимает. И каждый прекрасно понимает, что любой другой тоже ничего не понимает. Тем не менее один у другого бодро спрашивает: "Ну чего?" - "Чего, чего, - еще бодрее отвечает другой, - п...ц, вот чего!" Весело, приподнято, как пишут в нотах. А некоторые вообще не берут в голову.

Ранним утром в "Шереметьево-2" огромный телевизор показывает беззвучно говорящую голову Явлинского. Голову, говорящую зрителю что-то, как всегда, судьбоносное. Бодро проходящий мимо новорусского типа мужик с кейсом в одной руке и с телефоном в другой деловито констатирует сам себе: "О, смотри, Гришка постригся!" И пошел себе дальше. Ничего важнее из последних политических событий он как-то не заметил. Может быть, он прав, кто его знает?

Много проблем. У всех проблемы. Но, как всегда, разные. Знакомая, работающая "в фирме", жаловалась, что зарплату выдали  одними десятками. "Кошмар какой-то! Сумку невозможно закрыть. Представляешь?" Представляю. Я хоть и посочувствовал, но как-то неискренне.

И посоветовал ей поделиться своим горем с обитателями Горбатого мостика. Там поймут. Там посочувствуют. Дадут хороший совет. Скажут, куда вложить.

Кризис.

Кризис в медицине означает высшую точку протекания болезни, после которой  или - или.

В искусстве разговоры о кризисе велись всегда и всегда были обоснованы. Кризис - правильная вещь. Жизнь живет не по художественным законам, а когда живет по ним, получается известно что. Но то, что ощущение кризиса, даже симулированное, весьма плодотворно для появления новых идей, распростаняется и на то, и на другое. Иное дело, что за идеи и каковы их последствия.

Но главное - весело. Весело, примерно так же, как в стихотворении Николая Олейникова про красавицу Веру, которая "одежды откинувши прочь, вдвоем со своим кавалером, до слез хохотала всю ночь. Действительно весело было. Действительно было смешно. И вьюга за форточкой выла. И ветер стучался в окно".

Да, о погоде. Давно замечено, что всякий общественно-политический напряг сопровождается отчетливо гадкими погодными обстоятельствами. Ну и соответственно наоборот. Что на что влияет, неизвестно.  Во всяком случае сегодня вся надежда на бабье лето. А на что же еще?



Источник: "Итоги", №36, 1998,








Рекомендованные материалы



Смех и грех

Вопрос был такой: «Может ли служить объектом шуток, анекдотов и юмора Холокост?» Такие или подобные вопросы стали довольно распространены именно в наше время. Я и в этом не нашел для себя ничего нового, но зачем-то дал ответ, неизбежно выросший в боковую ветку общего разговора.


Все хорошо

Мы не то чтобы не воспользовались свободой, нет. Мы не сумели использовать даже и саму возможность свободы, которая не пришла и не приехала, а лишь отбила телеграмму о своем прибытии на наш вокзал. Никто ее не встретил, то ли перепутав, как обычно, место и время, то ли решив, что она уже тут, где-то среди нас. Мы, даже не разглядев ее, заранее стыдливо от нее отвернулись, вычитав из стихов (а мы все вычитываем из стихов), что она приходит нагая.