Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

05.09.2007 | Колонка / Общество

Большинство подождет

Недавние собеседники и оппоненты превратились в "идеологических противников"

Нашел среди своих старых записей пару абзацев, заготовленных уж не помню для какого случая. Так получается, что именно для этого случая. Фрагмент не датирован, но по его тональности можно примерно определить, что написан он года четыре тому назад. Вот он:

"Что-то стало происходить в последнее время. Какие-то стали намечаться тонкие, но заметные трещинки на поверхности того общественного организма, которое принято называть "культурным сообществом".

Либеральные ценности лишь в последние годы стали кое-как утверждаться в несбалансированном общественном сознании. С одной стороны, власть по традиции пытается все держать под своей опекой и под своим контролем. С другой стороны - невиданная свобода. Свобода немыслима без чувства ответственности. А с этим-то как раз большие проблемы.

Когда часть интеллектуального сообщества воспринимает идеи либерализма как что-то скучное, рутинное, лишенное креативной энергии - это знак того, что либерализм все-таки усвоен или хотя бы пустил корни. Но корни эти, мягко говоря, недостаточно глубоки для того, чтобы игры "одаренных натур" то в умозрительную фашизоидность, то в стилизованную ностальгию по "великой державе" воспринимались как вполне невинные. Но что же делать, если у нас действительно "особый путь"? И действительно любые идеи, в том числе и художественные, обладают удивительной способностью мутировать в идеологию".

"Надо же! - подумал я. - Это же совсем недавно. Какие же это, оказывается, были еще идиллические времена. Еще и понятие "культурное сообщество" существовало тогда. И слово "свобода" писалось и произносилось еще без кавычек. И многочисленные участники разговора еще спорили, а не ругались. А если и ругались, то все равно на взаимопонятном языке. И даже ругаясь, исходили из некоторого набора общих для всех аксиом.

Теперь упомянутые мною "тонкие, но заметные трещинки" незаметно для глаза превратились в зияющие расщелины. Недавние собеседники и оппоненты превратились в "идеологических противников". А остервенение, одичание, особачивание полемического дискурса стало рутинной нормой. И не какие-нибудь альтернативно одаренные селигерские тинейджеры, а люди вроде бы образованные и искушенные совсем перестали стесняться и легко обходятся без стыдливых кавычек, употребляя такие выражения, как "пятая колонна", "враги государства", "малый народ" или "интересно, сколько тебе заплатили за..."

Не только перестали стесняться, но и наполнились сладострастной горделивостью от полного своего отождествления с властью. Подобно маленьким шпанятам моего детства, льнущим к пацанам постарше, особенно к тем, у кого перо в кармане, а также "кепка набок и зуб золотой", им хочется прислониться к силе. Некоторые из них окончательно поплыли рассудком после того, как им дали потрогать бицепсы у одного дзюдоиста.

Они стали говорить "мы". Ну что же. Когда я слышу что-нибудь вроде "наших стратегических интересов", "наших военных достижений", "наших цен на наши энергоресурсы" или "нашего симметричного ответа зарвавшимся атлантистам", мне хочется спросить: "Так это все вы, ребята? Это вы, оказывается, поубивали столько народу в своей собственной стране? Это вы обнимались с Риббентропом? Это вы переселяли целые народы с места на место? Это вы, что ли, раздавили танками Пражскую весну? А тысячи мальчиков были отправлены на верную погибель в Афганистан и Чечню тоже вами? Это вы все эти годы только и делали, что врали, подличали и хапали все что плохо лежит. Что хорошо лежит - тоже хапали. Все это вы?"

Ответ знаю. Это не вы, разумеется, - как можно. А вы, видимо, это те, кто победил в самой страшной войне, кто вывел на околоземную орбиту Белку со Стрелкой и кто написал "Ленинградскую симфонию" и "Доктора Живаго"?

Ни то, ни другое - не вы. Так что не надо "мыкать".

А еще немыслимая для интеллектуала апелляция к большинству. С каких это пор, господа, статистическое большинство стало в вашем представлении "народом", а критически мыслящее меньшинство - едва ли не врагом этого самого "народа"? "У нынешней власти поддержка большинства населения", - говорите вы. Ну и аргумент, скажу я вам. Ну и что, что поддержка большинства? У любой власти поддержка большинства. На то она и власть. На то оно и большинство. А то, что у "власти козлиной козлят миллионы", я знаю давно, с ранней юности. Столь же давно я знаю горькую и беспощадную чеховскую фразу о том, что "дело не в пессимизме и не в оптимизме, а в том, что у девяносто девяти из ста нет ума". Так было во все времена и во всех, кстати, странах и континентах.

И вот еще касательно "большинства". Некоторые сказки заканчиваются элегантным эвфемизмом: герой, после того как он победил всех многочисленных врагов и преодолел все препятствия, "жил долго и счастливо, пока не присоединился к большинству".

Не знаю кто как, но я присоединиться к большинству не спешу. Ни в том, ни в каком другом смысле. Чего и вам желаю.



Источник: "Грани.ру", 17.08.2007 ,








Рекомендованные материалы



Режим дна…

Я когда-то понял и сформулировал для себя, что из всех типов художественных или литературных деятелей наименьшее мое доверие вызывают два, в каком-то смысле противоположные друг другу. Первые — это те, кто утверждает, будто бы они, условно говоря, пишут (рисуют, лепят, сооружают, играют, поют, снимают) исключительно «для себя». Вторые это те, которые — «для всех».


Блеск и нищета российской дипломатии

Это сущие цветочки по сравнению с прозвучавшими заявлениями о том, что Москве еще предстоит решить историческую проблему и объединить разделенный русский народ. Тот, кто произносил это, или не знал, или не смущался тем, что практически дословно цитирует Гитлера. Другой участник дискуссии вполне всерьез говорил, что России следует задуматься, какую политику проводить на территориях, которые будут присоединены в будущем.