Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

27.07.2007 | Книги

Стать новым бредом

Новый роман Майкла Каннингема «Избранные дни» очень остроумно построен

Новый роман Майкла Каннингема «Избранные дни» (2005), который только что вышел в издательстве «Иностранка» в переводе Д. Карельского, очень остроумно построен. Три его части - словно три одноактных балета или три киноновеллы, разыгранные в единых декорациях и с одним составом исполнителей. Первая новелла, «В машине», - готическая история середины XIX века, эпохи промышленной революции; вторая, «Крестовый поход детей», -  современный триллер о секте детей-камикадзе; третья, «Как красота», - научно-фантастическая «дорожная повесть» об Америке через 150 лет. Связаны все три части общим местом действия (Нью-Йорк), одинаковыми именами героев (Люк, Саймон, Кэтрин) и сходством их ролей (странный ребенок, верный друг, непокорная красавица).

Первая новелла страшная и поэтичная, вторая трогательная, третья самая неудачная.

В третьей новелле по одичавшей Америке бродят «евангелисты и бандиты», к власти пришел президент-христианин и это плохо для всех «отклонившихся», а в финале благородная инопланетянка-ящерица умирает, усыхая до невесомости на руках у доброго андроида –  напоминая о смертях от СПИДа в прежних романах Каннингема. Сатира вялая, сентиментальность чрезмерная, до сознательной пародии не дотягивает.

Ясно, что все три части говорят не о трех разных эпохах, а об Америке после 11 сентября, о параноидальной Америке Буша-младшего, о нелепости деления мира на добрых американцев и злых террористов.

В первой новелле описан пожар на нью-йоркской фабрике (действительно случившийся в XIX веке).  «Фабрика загорелась… выходы были заперты, чтобы работницы раньше времени не улизнули домой… Некоторые выпрыгивали из окон… Женщины в охваченных огнем платьях падали на мостовую…Одна из них светилась в огненных лучах, и свечение это было страшным. Она слушала, что говорит ей огонь. И тут она прыгнула». Сходство с картинами пожара башен-близнецов очевидно, но будь он описан впрямую, вышла бы непристойная спекуляция, – а смещение на полтора века в прошлое и дает законный выход эмоциям, и одновременно приводит к четкому политическому выводу: капитализм убивает своих жертв так же, как террористы.

Но Каннингем не столько показывает сходство между разными политическими вариантами зла, сколько говорит, что зло сложено из общих для всех людей элементов, просто в другой комбинации, а еще точнее, что

зло – это фундаментализм в точном смысле слова, то есть  буквальное и поспешное понимание метафор, из которых построена медленная человеческая жизнь.

Во второй новелле героиня думает о пришедшем к ней ребенке-камикадзе: «У нее еще остается возможность побыть его матерью – пусть и ценой жизни. И кто, в конце концов, сказал, что он непременно станет дожидаться, пока Кэт уснет, чтобы зарезать ее кухонным ножом или удушить подушкой? Отчего бы ему не сделать свое дело постепенно, как его делают все дети от начала времен?»

В романе «Часы» книга Вирджинии Вульф меняла жизнь автора и читателей, спасала их и губила.

В «Избранных днях» Каннингем  от идеи «личного текста» естественно переходит к идее «священного текста». Он находит для американцев своего рода Коран: во всех трех новеллах один из героев одержим поэзией Уолта Уитмена, разговаривает его стихами.

(Диалоги, в которых обычные реплики перемежаются торжественными цитатами,  принадлежат к самым удачным пассажам романа). Уитмен «писал книгу стихов, которая и была Соединенными Штатами». Стихи Уитмена толкают героев то к преступному, то к спасительному самопожертвованию  - как  и строки других священных книг. По словам одного персонажа, Уитмена можно счесть и патриотом и дервишем, то есть (понимаем мы) в нем можно найти и Буша и Бен-Ладена.

Героиня второй новеллы – полицейский психолог, ее работа – говорить с безумцами, которых «голоса в голове» толкают к преступлению. Чтобы спасти их, она пытается «стать голосом, звучащим у них в голове вместо пришельцев, агентов ЦРУ; стать новым бредом, взамен приевшегося». Это точная формула амбиций любого буша и любого бен-ладена, любого влюбленного и любого писателя. 

По двум романам Каннингема, выходившим по-русски в переводе Д.Веденяпина - «Дом на краю света» (1990 – русск. пер. 2000) и «Часы» (1998 – русск. пер. 2005; в 2002 вышел фильм с Николь Кидман, Джулианной Мур и Мерил Стрип), - русский читатель знает его главную тему: циркуляция смерти и спасения между родителями и детьми, между умершими и живыми, между писателями, персонажами и читателями.

Но настоящий писатель рано или поздно превращает свою главную тему, свои мании и фобии,  в инструмент для описания внешней, непредусмотренной реальности. 

Именно это Каннингем и делает в своем новом романе, именно поэтому стоит его прочесть.  



Источник: «Коммерсантъ Weekend», № 46, 13.07.2007 (в сокращении),








Рекомендованные материалы


Стенгазета
27.05.2020
Книги

Бога в небе не видал

На первой странице “Первого человека на земле” дети смотрят на небо. Мальчика зовут Юра. Тот самый Юра, который совершил знаменитый виток вокруг Земли 12 апреля 1961 года. Из-за правовых проблем всем известная фамилия главного героя ни разу не упоминается. К тому же, со временем становится понятно - это история не совсем о том Юрии, которого знает каждый житель нашей планеты.

Стенгазета
15.05.2020
Книги

Без сна, любви и солнца

Под детективной интригой отчетливо проступает психологический роман о том, как люди пытаются переработать свое прошлое, — зацикливаясь на нём или отвергая. Именно эта тема превращает крепкий полицейский детектив в сложную психологическую драму о душевных травмах и отношениях дочерей и отцов.