Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

06.07.2007 | Книги

Хотите ужасаться – ужасайтесь…

...хотите удивляться – удивляйтесь

Если взять простую картину мира у Солженицына («волкодав прав, людоед нет»), глубокую осведомленность в подоплеке текущей политики - у Юлии Латыниной и не брать у них обоих цветы красноречия, то мы получим прозу Фредерика Форсайта.

В его новом романе «Афганец» (Эксмо, 2007, пер. С. Самуйлова) находим заслуженно любимую читателем прямолинейность сюжета и стиля и устремленность в потенциально страшное будущее. Ничего лишнего: как и в «Дне Шакала», «Четвертом протоколе» или «Абсолютном оружии» - злодеи (исламские террористы) хотят совершить грандиозное злодейство, герои должны его предотвратить. Речь у Форсайта всегда не о наказании, а о предотвращении мировой катастрофы. Не наказать за прошлое, а предотвратить будущее. (Несовместимость возмездия и профилактики – тема его предпоследнего романа «Мститель» (2003): поимка сербского военного преступника мешает борьбе с Аль-Каидой и предотвращению теракта 11 сентября). 

Гонка героев и злодеев – и никаких человеческих утеплителей и наполнителей, которые так портят романы какого-нибудь Тома Клэнси. Остановки делаются только для сообщения необходимых сведений, экскурсов в изнанку вещей.

Форсайт  снова рассказывает о том, как «устроен наш мир», как в нем «делаются дела».

Мы узнаем, как действуют исламские террористы и филиппинские пираты, узнаем, почему Шах Масуд был убит именно накануне терактов 11 сентября, и много других интереснейших фактов. Но Форсайтовское «на самом деле все не так, как кажется» не имеет ничего общего с теориями заговора. Это не разоблачение обмана, а скорее «картина мира для взрослых».  

Как всегда, Форсайт дает много полезных советов. Если из «Дня Шакала» можно было узнать, как спрятать винтовку в костыле, то из «Афганца» мы узнаем, как превратить сухогруз в танкер. Сообщение некоторых рецептов такого рода (например, как получить подлинный британский паспорт на чужое имя) навлекло на Форсайта недовольство властей.

Никто не любит конкурентов – и за распространение именно таких сведений Форсайт ненавидит Интернет: во-первых, по его мнению, Интернет врет, во-вторых, пятьдесят процентов Интернета служит злу – педофилам и террористам. Сам он, кстати, не пользуется ни Интернетом, ни компьютером – причем не только из консерватизма, но и из соображений безопасности: «никакой хакер не доберется до моей пишущей машинки».

За беспристрастное описание не только технических хитростей, но и разного рода жестокости Форсайта обвиняют в имморализме.

Он на такие обвинения отвечает: «Я не учу людей жить. Я описываю, как живут некоторые люди. Хотите ужасаться – ужасайтесь, хотите удивляться – удивляйтесь. Это ваш выбор, не мой». 

Западный читатель-идеалист восклицает «ЦРУ пытает террористов – значит надо защищать бедных исламистов» и считает Форсайта циником. Русский читатель-циник усмехается: «ЦРУ пытает террористов – значит между ЦРУ и террористами нет разницы» и считает Форсайта наивным идеалистом. Дело же в том, что Форсайт – в отличие от своих читателей – не гуманист.  Он говорит: дело не в том, кто жесток, а в том, кто прав. Западные спецслужбы пользуются коварными и жестокими методами, но они защищают свободный мир и потому правы. И с  врагами в мире Форсайта надо бороться не потому, что это дурные  люди – а потому, что они угрожают свободному миру.

Однако внимательный читатель Форсайта всегда чувствует легкий диссонанс между нейтральной техничностью жестокого мира и правотой защитников свободы. Подлинным хозяином мира Форсайта остается не спаситель человечества, и даже не террорист-фанатик, а анонимный наемник, у могилы которого завершается «День Шакала».



Источник: "Коммерсантъ Weekend", № 28, 09.03.2007,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
03.09.2021
Книги

Homo kombini

Кэйко всегда была странной: ребенком она мечтала поджарить и съесть мертвого попугайчика, найденного в парке, разнимала школьную драку лопатой, а однажды сдернула с учительницы юбку при всем классе. Она совершенно не чувствует, что прилично, а что нет. Она и сейчас проявляет социопатические черты, но находит себя в работе.

Стенгазета
07.07.2021
Книги

Именем дредов, светлячков и пластинок

На страницы любых своих произведений – будь то проза или кинодраматургия – писатель охотно призывает демонов, но относится к ним без религиозного трепета. Пускай посланцы ада наделены дьявольскими силами, современный человек, даже утратив веру, способен противопоставить им чувство юмора, смекалку и секулярный взгляд на мир.