Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

20.04.2007 | Общество

Плач референтов

Теперь, когда маски сброшены, Кремлю потребуются брызжущие слюной пропагандисты

Полицейские погромы в Москве и Питере кроме всего прочего привели к окончательной поляризации среди аналитиков и обозревателей, тех, чья работа заключается в предоставлении читающей публике своих взглядов на происходящее в стране. Одни откровенно и недвусмысленно пишут о том, что пресловутая «вертикаль власти» окончательно приняла ту форму, к которой стремилась последние семь лет. А именно: форму милицейской дубинки, которой она намерена и впредь гвоздить всех несогласных с нею.

Другие так же ясно и определенно восхищаются решительностью, проявленной Кремлем в отношении кучки американских наймитов, которые спят и видят, как бы поставить страну под управление мировой закулисы.

Но есть еще и третьи. Те, кто считает себя либералами, но в то же время довольно уютно устроился при нынешних властях. Все это время они уговаривали и себя и читателей, что с исторической точки зрения все в нашем государстве более или менее нормально. Это, мол, естественно, что демократический прорыв 90-х, сменился некоторым «подмораживанием», откатом назад. Ведь народ-то оказался совершенно не готов к тому, чтобы цивилизованно пользоваться свободами, легко от этих свобод отказался. Посему они призывали радоваться жизни и не обращать внимания на большие и мелкие мерзости Кремля. Ведь на месте просвещенного автократа Путина мог оказаться кто-то другой, куда круче. Свою же роль они видели в том, чтобы по мере сил облагораживать кремлевских обитателей, ненавязчиво указывать им на «ошибки» и «перегибы». Одним словом, интеллектуально подпитывать начальников. Ну, в общем, заниматься тем, чем занимались в 70-е и 80-е референты международных отделов ЦК КПСС.

И вот в минувший уикэнд выяснилось, что их деятельность мало кому нужна. Ни тем представителям московской интеллигенции, которые пошли на марш. Ни властям, которые предпочли простые и ясные аргументы витиеватым размышлизмам паркетных либералов.

И господа референты расстроились. Все эти дни то в одном, то в другом издании я обнаруживаю горестный плач по утраченным иллюзиям. Ну как же так, почему Кремль оказался столь неразумным. Зачем в обстановке полной стабильности и всеобщей народной любви он сам будит так надежно спавшее лихо. Зачем привлекает столько внимания к оппозиционерам, к этим маргиналам, не имеющим никакого влияния. Ну зачем место умеренной и просвещенной авторитарности занял ничем не ограниченный произвол, горестно вопрошают референты.

На самом деле эти стенания рождают вопрос, на который они не рискуют отвечать. А именно: Кремль что, только сейчас, внезапно впал в очевидное безумие или этот режим последовательно развивался в направлении полицейского государства, а либеральные публицисты, призывавшие к сотрудничеству с властью, старательно предпочитали этого не замечать?

Вопрошать у власти, почему она ведет себя так неразумно, на самом деле довольно бессмысленно. Она ведет себя так, как только и может вести. Все, что делал Путин в последние годы, свидетельствует о твердо взятом курсе на полное и абсолютное уничтожение оппозиции, которая имела бы хоть какое-то влияние. Ради этого сажали Ходорковского. Ради этого проводили беспощадную зачистку в СМИ. Ради этого превращали думцев и губернаторов в чиновников президентской администрации. И если после всего этого оппозиция все-таки существует, то, кроме физической расправы, не остается других методов борьбы. Позволить «Другой России» ходить с маршами по двум столицам, в путинской логике, – значит показать слабость.

У плача «либеральных» публицистов есть еще одна причина. Ощущение того, что очень скоро режим от их услуг, в том виде, в каком они предоставляются сейчас, откажется.

Все эти рассуждения «с одной стороны…с другой стороны» нужны были лишь для маскировки. Теперь, когда маски сброшены, Кремлю потребуются брызжущие слюной пропагандисты а-ля Леонтьев. А призыв к умеренности, подозреваю, будет рассматриваться как враждебная пропаганда. И не «Другая Россия», а конкретный куратор из президентской администрации рявкнет: «Вы с кем, мастера культуры, мать вашу!!!» И у референтов наступят совсем другие времена.



Источник: "Ежедневный Журнал", 19.04.2007,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.