Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

05.09.2005 | Колонка

Использовать по назначению

"Социальная ответственность бизнеса" вышла на новый уровень

В России все еще есть олигархи. Точнее, они уже давно не олигархи, а просто очень богатые люди, но ярлык, а вместе с ним и не всегда даже осознанное негативное отношение приклеились надолго. Тут уж ничего не поделаешь. И если посадить всех нельзя – так и к колбасным поездам да многочасовым очередям за синими курами вернуться недолго, – то нужно этих очень богатых людей как-то использовать ко всеобщему удовольствию. Не зря же одной из главных тем, бурно обсуждающихся в так называемом «экспертном сообществе», стала с некоторых пор «социальная ответственность бизнеса». Все только решить никак не могут, сколько школ и больниц олигархам навесить в нагрузку к основному бизнесу.

А вот полпред президента в Дальневосточном округе Константин Пуликовский мыслит в поистине государственном масштабе: сделать олигарха социально-ответственным за целый регион, а еще лучше – за два, предварительно их объединив.

Кстати, потом можно будет и спросить по всей строгости, если что не так. Вдохновил Пуликовского чрезвычайно успешный опыт губернаторства молодого российско-британского нефтяного магната и футбольного короля Романа Абрамовича. Чукотка под чутким руководством и финансовым патронажем Романа Аркадьевича начала становиться местом, где могут жить люди, за что местные население готово губернатора при жизни причислить к пантеону добрых духов.

Регионы, требующие чуткого руководства и финансового патронажа, господин Пуликовский отыскал с легкостью. По большому счету, бери любой (кроме, конечно, Чукотки), объединяй с соседним – вот поле для деятельности и готово. Выбор пал на Камчатку с Корякией. Гораздо сложнее не ошибиться с олигархом. Надо отдать должное Константину Пуликовскому, кандидатуру он подобрал практически идеальную – Виктора Вексельберга.

До недавнего времени Вексельберг ничем особенным не выделялся. Владел себе потихоньку долей во второй после РУСАЛа алюминиевой компании «СУАЛ-Холдинг», долей в нефтяной компании ТНК, акциями региональных энергетических компаний, поставляющих энергию на алюминиевые заводы, десятком других, менее значительных предприятий в разных отраслях – от угольных разрезов до мясомолочных магазинов. Вовремя продав половину своих нефтяных активов ВР, Вексельберг в значительной степени обезопасил собственный бизнес, получив какие-никакие гарантии от повторения судьбы бывших владельцев ЮКОСа.

Казалось бы, живи да радуйся: структурируй потихоньку свой бизнес, считай нефтедоллары.

Однако вскоре после ареста Михаила Ходорковского Виктор Вексельберг решил сделать что-то такое хорошее и значимое, что-то, что продемонстрировало бы его патриотизм и любовь к Родине, что-то приятное власти и полезное для общества.

И не просто сделать, оставаясь в тени, а еще и так, чтобы об этом написали в газетах и рассказали по телевизору. Виктор Вексельберг купил коллекцию пасхальных яиц работы Карла Фаберже, девять из которых принадлежали некогда императорской семье. Национальное достояние через многие годы возвращено на Родину и выставлено в Оружейной палате. Сограждане могут наслаждаться, созерцая произведения ювелирного искусства конца XIX - начала XX века.

Жест олигарха был бы оценен по достоинству, купи он коллекцию любых других предметов – вилок, тарелок, колец, брошек. А тут пресса сразу же подхватила сенсацию и стала склонять «яйца Вексельберга». Теперь фамилия человека (которого Forbes поставил на третье место в России по размерам личного состояния) у большинства граждан ассоциируется исключительно с яйцами. Репутация для серьезного бизнесмена не лучшая, но нет худа без добра. Превратившись в объект многочисленных шуток и героя анекдотов, олигарх автоматически выбыл из числа потенциальных претендентов на серьезную политическую роль в России.

А значит, для власти стал человеком совсем не опасным, а скорее даже и полезным: простаков с деньгами любят, им открыты все двери.

Кремль против назначения Вексельберга руководителем далекого Камчатского края (так предположительно будет называться регион после объединения) скорее всего возражать не будет. Останься пост главы региона реально выборным, ни о каком губернаторстве для Виктора Вексельберга не могло бы быть и речи, но «пустую формальность» давно отменили, так что население может расслабиться. Местные депутаты, правда, грозят костьми лечь, но не допустить пришлого (владеющего, к слову, золотыми рудниками в крае) москвича с непонятной фамилией к руководству. Шантажируют даже срывом референдума. Но к 2007 году, когда вопрос о смене власти в регионе встанет ребром, управа на «десяток горлопанов» уж как-нибудь найдется. Вопрос лишь в том, нужно ли это самому Вексельбергу. Наверное, нужно: не совсем уж пропащие территории ему под начало отдать хотят. Там только «капитальный» ремонт провести требуется.



Источник: "Ежедневный Журнал", 12.08.2005,








Рекомендованные материалы



«Кому должен, с тех и потребую»

Это раньше человеку казалось, что даже сфабрикованные обвинения должны содержать в себе какие-то признаки правдоподобия. Что следствие и суд так или иначе должны работать — пусть даже и жульнически — с такой священной юридической категорией, как доказательство.Всего этого нет теперь, даже на декоративном уровне. Вот просто нет, и все.


Субпродукты

Это не язык деревни, не язык колхоза, не язык завода или гаража. Это не язык курилки научно-исследовательского института или студенческого общежития. Это язык той специфической социальной группы, которая и во времена моего детства, и во времена моей молодости концентрировалась в непосредственной близости к пивному ларьку.