Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

30.08.2005 | Колонка

Индульгенция без гарантий

То, каким образом власти собираются проводить налоговую амнистию, никакой пользы никому не принесет.

Нынешнюю российскую власть отличает наличие двух команд «ликвидаторов». Одна активно трудится над ликвидацией ЮКОСа и уже заканчивает свои труды. Другая пытается ликвидировать последствия ликвидации ЮКОСа, и эта работа может растянуться на годы, если не на десятилетия.

Свежайший пример деятельности второй команды — подготовленный Минфином проект налоговой амнистии, который сегодня рассматривает правительство.

Министр финансов Алексей Кудрин уже активно призывает состоятельных сограждан задуматься о том, чтобы задекларировать по упрощенной схеме неизвестно каким путем полученные доходы и «спать спокойно». Предполагается, что возможность такая будет предоставлена гражданам в течение шести месяцев – с 1 января по 1 июля следующего года. Отличие от обычной, предусмотренной законом декларации доходов сводится лишь к отсутствию графы об источниках доходов. А так платишь все те же 13% подоходного налога и в обмен получаешь справку, которую министр Кудрин упорно называет «индульгенцией». Существенная деталь: задекларированная сумма должна быть переведена в один из российских банков, чтобы деньги «не болтались в офшорных зонах», как выразился в послании Федеральному собранию в апреле этого года президент Владимир Путин.

Источником средств, правда, все же поинтересуются: вскоре после попадания их в российский банк хозяину денег следует ожидать визита работников службы по финансовому мониторингу – «финансовой разведки». Визитеры должны будут удостовериться, что полученные доходы не были связаны с террористической деятельностью или торговлей оружием.

Претензий к законопроекту, который сегодня обсуждается в правительстве, много. Это и высокая ставка – все, кто хотел легализовать доходы, уплатив 13%, уже сделали это, – и отсутствие иммунитета перед финансовой разведкой, и необходимость переводить деньги в российский банк.

Но главное, что делает грядущую амнистию пиар-мероприятием, абсолютно бессмысленным с практической точки зрения, — это то, что она распространяется только на физических лиц, и в законопроекте не сказано ни слова о предприятиях.

Между тем наивно было бы полагать, что состояния российских миллиардеров и мультимиллионеров лежат мертвым грузом в банках, российских или офшорных – не важно. Доли в предприятиях, пакеты акций компаний, причем давно уже не только российских – именно это учитывают дотошные журналисты и эксперты, регулярно подсчитывая, кто сколько «стоит». А те относительно небольшие деньги, которые нужны состоятельным людям «на жизнь» в России, получены обычно вполне легально – как правило, в качестве дивидендов, на которые российские компании в последние годы более чем щедры. Так что российские богачи – особенно из самых богатых, те, что всегда на виду, – в акции властей, конечно, поучаствуют. Обзавестись «индульгенцией» на пару-тройку миллионов никогда не помешает. Однако угроза, что с их бизнесом может в любой момент случиться то же, что с ЮКОСом, никуда не денется.

То, каким образом власти собираются проводить налоговую амнистию, никакой пользы никому не принесет (разве что и так переполненная казна пополнится на пару десятков миллионов, да и то скорее рублей, чем долларов). А вот вред будет очевидным.

Формально проведя «налоговую амнистию», власти получат моральное оправдание в глазах Запада и не вдающегося в излишние подробности населения – на случай, если возникнет нужда еще кого-нибудь «усмирить». В итоге, превращая реализацию важной идеи налоговой амнистии в фарс, власти делают улучшение инвестиционного климата в стране, изрядно пострадавшего за последние годы, все менее реальным.



Источник: "Ежедневный Журнал", 11.08.2005,








Рекомендованные материалы



МРП

Все крепнет ощущение, что многие, очень многие испытывают настоящую эйфорию по поводу того, что им вполне официально, на самом высоком уровне, разрешили появляться на публике без штанов и гулко издавать нижние звуки за праздничным столом.


Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.