Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

16.02.2007 | Театр

Олигарх докладывает правду

Неожиданный спектакль, поставленный по пьесе топ-менеджера крупной компании, рассказывает со сцены об агентах Кремля

Спросите меня, что я думаю о спектакле «Небожители» в театре «Практика» и я отвечу, что он лучше, чем можно было бы ожидать. Судите сами, вот исходные данные: топ-менеджер крупной иностранной кампании написал пьесу из жизни олигарха, главное событие которой – некое модное телевизионное ток-шоу, где этот олигарх участвует, рассказывая правду о себе и обществе. Театр этот спектакль активно рекламирует, представляя его так: «Проект «Небожители» помогает по-новому – вне штампов и стереотипов – осмыслить все те исторические процессы, которые определяли нашу жизнь в последние десять лет: развал СССР, приватизацию, дефолты, появление новых классов внутри российского общества и роль крупного частного капитала, который способен стать первой властью в России».  Вы захотите пойти на такую постановку, которая к тому же почему-то называется «проектом», то есть претендует на нечто большее, чем просто спектакль? Я – нет. А уж когда узнаю, что «Игра становится для героев пьесы «Небожители» естественной формой существования. Умело играя по правилам, они получили все: власть, деньги, славу… Все, кроме любви», теряю последний интерес.

Ради таких общих мест не стоило городить «осмысление исторических процессов вне штампов и стереотипов».

Но потом оказывается, что в этом спектакле что-то есть. Не то, что нам обещали, но тем не менее. История там такая. Есть ток-шоу на одном из центральных каналов, и есть три его молодые ведущие. Две постарше – умницы-красавицы, одна журналистка (Ольга Тенякова), другая маркетолог (Ольга Гулевич). И третья – дурочка-красавица, модель, финалистка «Фабрики звезд» и вообще хваткая девчонка из провинции (ее играет Ирина Брагина – действительно модель с ногами и волосами умопомрачительной длины). Все три девушки в полном порядке, то есть имеют весьма обеспеченных любовников, с каждым из которых, впрочем, переживают кризисный момент. Криминализованный друг журналистки, зарабатывавший «решением вопросов», обвинен в убийстве, женатый любовник другой умницы заскучал и хочет расстаться, а метящая на Евровидение дурочка, сама оставляет бой-френда, решив, что раз она «супер», то и мужчина у нее должен быть - №1 в бизнесе.  А номером один в России оказывается тот самый Леонид Цейтлин, глава крупнейшей нефтяной компании, который должен участвовать в сегодняшнем шоу.

У Цейтлина классическая биография отечественного олигарха: 1959-й год рождения, в перестроечные времена – эмиграция в Израиль (там герой перебивался мелкой торговлей), потом удачное возвращение (в нужное время оказался в нужном месте с нужными людьми), подъем бизнеса, с выгодой для себя пережившего дефолт и, наконец, подготовка сделки о слиянии с крупнейшей западной нефтяной компанией.

Вот тут  у нас на глазах государство знакомым способом и пытается положить притязаниям олигарха предел: присылает переговорщика из администрации президента, доступно объясняющего, что бизнес свой герой должен продать («не за реальные деньги, но за деньги») и немедленно эмигрировать, если не хочет, чтобы у него начались проблемы, налоговые проверки и вообще повторение судьбы «Ходора». Именно в этот момент зрители театра «Практика» начинают активно реагировать – ахать и смеяться. Знакомый сюжет описан и сыгран узнаваемо и остроумно: Цейтлин  в исполнении Андрея Смолякова выглядит человеком сильным и умным даже со своими наивными вопросами: «Вы почему все время правила меняете?». Его бывший подчиненный, а теперь кремлевский чин (его, как и всех прочих мужчин спектакля, лихо играет Сергей Юшкевич) – мягко стелет, пошучивает, напоминает о гражданском долге, но зубы у него железные.

Обсуждать качества пьесы Игоря Симонова я не буду, впрочем, никаких, собственно, художественных качеств – сложностей, глубин – в ней и нет. Нет даже языковых амбиций – все герои говорят примерно одинаковым, грамотным стерильным языком, разве что Цейтлин разбавляет его легким матерком для брутальности. Но на нет, как говорится, и суда нет – в других театрах без сомнений ставят старые пьесы ничуть не больших достоинств, разве что без сегодняшних реалий и с большим количеством «общечеловеческих» банальностей. Правда, ставка на то, что  Симонов благодаря своей «вхожести» в недоступные другим сферы и пониманию технологии власти и бизнеса, сможет объяснить нам что-то новое – не проходит. Все то же самое о бизнесе, власти и телевидении мог бы сказать любой из нас,  и говорит - у себя  дома на кухне, на службе в курилке и выпивая с друзьями. Но обаяние этого спектакля (а оно у него все-таки есть несмотря ни на что) в том, что все, о чем мы привыкли дружески злословить, или даже просто не говорить, а подразумевать, Симонов превращает в прямое сценическое высказывание. Он нам докладывает тему так, как человек, привыкший все объяснять внятно,  доходчиво и ставить точные задачи, не оставляя недоговоренностей.  А мы к этому совсем не привыкли.

Точно так же дело обстоит с постановкой. Руслан Маликов, много работающий с современной драмой, поставил в «Практике» спектакль именно как воплощенное общее место, мерилом которого становится телевидение.

Когда-то Руслан вместе с Александром Вартановым ставили в Театре.doc полупародийное представление «Большая жрачка». про телевидение. Оно раскручивало феномен «Окон» - маргинального скандального шоу, на котором в свое время поработали и Маликов и Вартанов. Теперь они вместе как бы сочиняли солидное ток-шоу для центрального канала. Сцена с подиумом становилась похожа на телестудию, а стоявший посреди нее стол состоял из плазменных панелей, на которых, отбивая эпизоды спектакля, шла реклама «Небожителей». Заставка шоу, медный голос, помпезно и интригующе произносящий рекламный текст, все выглядело очень профессионально, узнаваемо и до пародийности банально. Снимая ролики о девушках-ведущих, авторы перелопатили биографии всех главных лиц первого и второго канала и сочинили нечто среднеарифметическое. Художником пригласили Андрея Шарова, много работающего с телевидением. Ну и, наконец, пытаясь немного сбить пафос и окончательно довести телевизионный сюжет до абсурда, начинали рекламные паузы в драматически развивающемся финальном ток-шоу со звонких роликов «Эспумизан – в животе ураган» и лекарства от простатита.

Все вместе это создало довольно странный эффект. С одной стороны мы вроде бы смотрим телевизор. С другой – нам говорят «с экрана» о том, о чем в «ящике» давным-давно и речи нет. А со сцены рассуждать об этом и вовсе было не принято.  Пожалуй, в нынешнем отечественном театре такой поворот дела выглядит новостью - редкой и оттого более любопытной, чем очередные «встретились два одиночества».



Источник: "Газетаюру", 14.2.2007,








Рекомендованные материалы


11.12.2019
Театр

Наша вина

Но может быть это сделано для того, чтобы сильнее втянуть зрителей, чтобы сразу дать им понять, что они тут старшие и все, что происходит – на их ответственности? И то, как тебя, привыкшего быть отдельным в любом иммерсивном шоу, заставляют включиться и действовать или не действовать, уговаривая себя, что это спектакль, но чувствуя ужасный стыд за это, – самое сильное в «Игрушках» СИГНЫ.

Стенгазета
16.10.2019
Театр

Знак тишины

Самый русский герой, Иван-дурак, отправляется за правдой в путешествие-испытание. Его нескончаемая дорога – узкая длинная игровая площадка, на обочинах которой расположились зрители. Череда эпизодов-встреч с героями русских мифов превращается в хоровод человеческих характеров. Вместо давно заштампованных сказочных образов автор показывает живых людей.