Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

15.02.2007 | Архив "Итогов" / Общество

Уклонисты и дистрофики — вперед

Призыв пройдет по старому закону, но с некоторыми новшествами

- Ребята, не так страшен черт, как его малюют. Трудно будет только первый год, второй пройдет гораздо легче, -  губернатор Тверской области Владимир Платов, обращаясь к собравшимся на митинг призывникам, отказался от стандартных в таких случаях высокопарных рассуждений насчет "священного долга и почетной обязанности". В его интерпретации служба в армии выглядела тяжелой работой, которую, куда же деваться, испокон веку  выполняют в России мужчины.

Судя по всему, к тяготам и лишениям, кои, согласно воинскому уставу, надлежит стойко переносить, тверских мальчишек решили готовить загодя.

Собранные со всего города военруками (губернатор распорядился сохранить начальную военную подготовку в школах) девятиклассники и пэтэушники внимали под проливным дождем речам ветеранов и местных начальников без большого восторга. Главные же герои мероприятия под названием "день призывника" - те, кому через несколько дней надлежит отправляться в армию, отнеслись к происходящему более серьезно, не свистели, в кулак не смеялись и даже на дождь обращали не слишком много внимания. Ситуация в стране такова, что юноша, добровольно пришедший на призывной участок, - уже герой. Никому не улыбается голодать и холодать из-за того, что страна не может найти денег на содержание своей армии. Мало кто хочет терпеть издевательства "дедов". И само собой, никому неохота сложить голову вследствие очередной "ошибки" Кремля вроде той, что привела к чеченской бойне. По данным российского Генштаба, около 32 тысяч человек уклонились от воинской службы во время прошлого призыва.

 

Губернатор своих не забудет

На этом фоне Тверская область выглядит весьма благополучно. На 5 тысяч ежегодного призыва набралось только 88 человек, злостно уклоняющихся от исполнения почетного долга. По словам облвоенкома генерал-майора Витольда Завадского, в Твери в отличие от Москвы, Санкт-Петербурга, Дагестана и Ростова (они дают 70 процентов всех "отказников") еще сильно провинциальное уважение к закону и порядку. Но, отдадим должное тверскому губернатору, он чутко уловил едва наметившуюся перемену в настроениях и самих новобранцев, и их родственников. Посему поднесенный в подарок каждому призывнику бритвенный прибор сопровождался письменным губернаторским напутствием: "Я хочу, чтобы с первого до последнего  дня службы с тобой была память и забота родной земли. При любых - самых сложных - обстоятельствах ты всегда можешь позвонить в Тверь по телефону 33-10-51. Тебя выслушают, поймут и помогут".

Заметим, что этот "телефон спасения" установлен в приемной губернатора. Владимир Платов настроен весьма решительно и собирается отстаивать интересы земляков лично.

"Понадобится - позвоню командующему округом, пошлем офицеров из военкомата, придется - и с министром свяжусь", - заверил он корреспондента "Итогов". Надо сказать, что призывники восприняли это обращение всерьез, поспешив для верности взять еще автограф губернатора: глядишь, и в самом деле  в трудную минуту поможет подпись "большого человека".

И здесь, похоже, зарождается новое явление. Десятилетиями местная власть жила в цикле: посевная, весенний призыв, уборка, осенний призыв. Да и сейчас ей приходится брать на себя большую часть работы по организации и финансированию призывной кампании. Из необходимых этой осенью для ее проведения 105 миллиардов рублей, как рассказал начальник Главного организационно-мобилизационного управления (ГОМУ) Генштаба генерал-лейтенант Владислав Путилин, Минобороны располагает лишь 3% миллиардами. Военное ведомство рассчитывает, что остальные расходы примут на себя субъекты Федерации.

Если судить по Тверской области, эти расчеты не лишены оснований. И губернатор, и облвоенком генерал-майор Витольд Завадский не взялись сказать, во что обойдется призыв.

Зато оба уверены: местные власти возьмут на себя оплату трудов призывных комиссий, обеспечат питание новобранцев, доставят их к поездам.

Теперь, когда федеральные ведомства оказываются не в состоянии выполнить все обязательства государства перед человеком в военной форме, в дело решили вмешаться региональные лидеры и предоставить новобранцу хоть какие-то гарантии. Они уже разглядели в призывниках не безликую массу, не бесплатную рабочую силу, а избирателей. Ведь те, кто сегодня уходит в армию, вернутся как раз к губернаторским выборам в Твери и наверняка запомнят человека, который столь душевно провожал их.

 

Лучше меньше да лучше

Меняются и подходы Министерства обороны. Сейчас происходит то, что "Итоги" предсказывали несколько месяцев назад: началось сокращение призыва. В российскую армию должно быть направлено 113 тысяч новобранцев, уволят же из нее 140 тысяч. Помимо армии и флота за счет военнослужащих срочной службы теперь будут комплектоваться лишь воинские части МВД, Федеральной пограничной службы, ФАПСИ и железнодорожных войск. Добрый же десяток других ведомств, например, МЧС или ФСБ или нескольких строительных управлений, должны лишиться новобранцев. Впрочем, генерал Путилин не исключает, что руководителям доброго десятка "обиженных" ведомств, привыкших к бесплатной рабсиле в погонах, удастся выбить себе солдат срочной "в порядке исключения".

Но пока этого не произошло, у военных наконец появилась возможность не брать в армию людей с судимостью - тех, кто приносил в казарму тюремные нравы. От воинской службы будут освобождены люди с психическими отклонениями, хотя и не признанные душевнобольными, а также те, кто "заведомо не может освоить воинскую специальность" в силу замедленного интеллектуального развития.

Вообще военкоматы смогут теперь более придирчиво рассматривать будущих воинов на предмет состояния здоровья. А оно оставляет желать лучшего. Медкомиссии бракуют каждого пятого призывника. Молодые люди приходят в военкомат с целым букетом хворей: от хронических заболеваний желудка до сифилиса.

Настоящим бичом, рассказывал тверской облвоенком, стало заболевание, именуемое "дефицит массы тела". Это еще не дистрофия, но нечто близкое к тому. В принципе таких ребят брать в армию не следует. Но забрать их, говорит Витольд Завадский, часто просят родители, полагающие, что в армии жизнь чада будет сытнее, чем на гражданке.

Впрочем, с этими напастями военные бороться научились. Из ослабленных ребят формируют особые команды при частях. Этих новобранцев, утверждает начальник ГОМУ, кормят, конечно, не слишком вкусно, зато питательно. И за пару месяцев они набирают необходимые килограммы.

 

Новый закон нужен как воздух

И в Москве, и на местах главную проблему видят в правовой неопределенности многих аспектов воинской повинности. К сожалению, не оправдались надежды военных на то, что к началу призывной кампании вступит в силу новый закон "О воинской обязанности и военной службе". Президент отказался подписывать его, потому что кому-то в Думе захотелось отредактировать его уже после третьего чтения. После чего из закона исчезло, например, положение о том, что солдаты срочной службы могут быть направлены в "горячую точку" только добровольно и в случае заключения с ними контракта.

Закулисная борьба вокруг этого закона едва ли случайна. Документ должен предельно четко регламентировать процедуру освобождения и предоставления отсрочек от военной службы.

Пока же действует старый закон, дополненный немалым числом подзаконных актов, военкоматам и "уклонистам" предоставляется множество способов "ловить рыбу в мутной воде". При этом Минобороны отнюдь не возражает против увеличения количества поводов для отсрочек (их предполагается предоставлять, скажем, ученым, защитившим кандидатскую диссертацию, и представителям творческой молодежи). Более того, по мнению начальника ГОМУ, экономическая ситуация в стране просто требует, чтобы молодым отцам отсрочка предоставлялась, пока ребенку не исполнится пять лет.

В то же время новый закон совершенно определенно формулирует, какие действия должны квалифицироваться как уклонение от воинской службы (что делает закон более действенным, а наказание за его нарушение - неотвратимым). Пока за это были осуждены всего 32 человека - по одному на каждую тысячу "уклонистов". "Попробуй предъяви обвинение человеку, скрывающемуся от военкомата, - сетует генерал Завадский, на счету которого 4 выигранных процесса, - если до этого мы должны заставить его расписаться в повестке". 

По новому же закону одна только неявка в военкомат уже предполагает наказание.  Впрочем, даже новый закон не регулирует окончательно всех проблем, что связаны с призывом.

Ведь в Конституции недвусмысленно прописано право гражданина выбрать альтернативную службу вместо военной. Но неизвестно, как это право реализовать. Закона об альтернативной службе нет, и неясно, когда он появится.

Решение всех этих проблем в высшей степени актуально. Ведь совершенно ясно, что в обозримом будущем России будет не по силам содержание профессиональной армии. Стало быть, еще долгие годы на обществе будет лежать воинская повинность. Однако вогнать призыв в цивилизованные рамки нужно уже сегодня. Похоже, первые очень робкие шаги в этом направлении уже делаются.

"А я не боюсь идти в армию, - заявил журналистам промокший насквозь тверской пацан, с шеей чуть толще спицы, - там же сейчас реформа".

Дай Бог, чтобы он не ошибся.



Источник: "Итоги", №41, 1997,








Рекомендованные материалы



Величина точки

И во всем разнообразном и сложном многоголосье звучали, конечно, и голоса, доносившиеся из кремлевской людской. «Полиция и в этот раз, — доверительно сообщил нам кто-то из этой медиа-дворни, — действовала предельно деликатно и точечно».


Прение живота со смертью

Мы оказались просто вне всякой реальности. Мы оказались в символическом мире, где живая реальность вовсе не служит универсальным критерием хотя бы приблизительной истинности того или иного утверждения или материальным обеспечением того или иного знака».