Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

11.09.2006 | Общество

Так оправдал доверие…?

Если опустить моральные качества Берии, то Михаилу Фрадкову есть чему завидовать

Ей-Богу, если бы премьера Фрадкова не было, его следовало бы выдумать. Может быть, это функция такая у российских премьеров – служить оговоркой по Фрейду для президентов. У Ельцина – Черномырдин. У Путина – Фрадков. Вот и вчера премьер рассказал кабинету министров, как продвинуть чрезвычайно важный проект по развитию нанотехнологий, способных, как утверждают, включить нас в число самых развитых стран. Рецепты ясны и просты как дубина. На министра Фурсенко следует надеть погоны, чтобы ответственность повысить. А ответственных за проект следует на месяц закрыть в комнате, чтобы они пришли к общему решению. Ну, а если придут и «обеспечат» прорыв, то им следует «вертеть дырку», в смысле в кителе для ордена. И вообще, утверждает Фрадков, нанотехнологии нынче то же, что «Бомба» полвека назад.

Удивительным образом, Фрадков указал не столько на пути решения проблемы, сколько на собственные идеалы и собственные же комплексы неполноценности. Совершенно очевидно, что Фрадков видит себя этаким сталинским наркомом, вроде Устинова, Ванникова или Шахурина. Одним словом, кровь из носу, но, товарищ Верховный, ваше указание выполним. Спать-есть не будем, но самолеты, танки, пушки в нужном количестве к наступлению произведем.

И над всем этим маячит тень самого могущественного из наркомов – Лаврентия Павловича Берия, не только палача, хозяина ГУЛАГа, но и руководителя советского атомного проекта. Если опустить моральные качества Берии, то Михаилу Фрадкову есть чему завидовать. Любой, кто читал документацию по атомному проекту (а она у нас издана) должен признать - этот мерзавец обладал отменным организаторским талантом. Правда, характер этого таланта был таков, что для решения задачи ему требовались все ресурсы государства, миллионы рабов-заключенных, тысячи крепостных-ученых из всевозможных шарашек. Есть о чем пожалеть несчастному Фрадкову: в отличие от Лаврентия Павловича все его амбиции должны бюджету соответствовать, народу в стране осталось мало и расходовать его приходится осторожно, а ученые эти, вместо того, чтобы о конкурентоспособности государства думать, только и мечтают, как в свои принстоны со стэнфордами слинять.

Ну, а если всерьез, то, чушь, которую по обыкновению нес Фрадков, очевидным образом указывает на реальную проблему. Нынешние российские администраторы, имеющие в своем распоряжении гигантские доходы от продажи нефти, не знают других способов управления государством, кроме сталинских. И оправдание собственной бездарности они вольно или невольно ищут в том, что не располагают возможностями, которыми тоталитарный режим обеспечил «железных» наркомов. До сих пор российская власть не научилась концентрировать средства (даже тогда, когда их в избытке) для реализации важных национальных проектов. Подозреваю, что причина в тотальной коррупции. У Франклина Рузвельта (специально не хочу приводить в пример сталинский режим, державшийся на страхе) в условиях мобилизационной экономики нашлись два десятка образованных, богатых и совершенно бескорыстных людей, коих он назначал «царями» («tsars» по-английски), ответственными за обеспечениями страны бензином, резиной и порохом. А у тех - десятки сотрудников, которым они доверяли. И обошлось без НКВД, а также без Генеральной прокуратуры. Хоть ворочали огромными средствами, почему-то не воровали, от бизнеса комиссионных не получали.

В современной Америке государство научилось инвестировать в инновационные проекты средства таким образом, чтобы не провоцировать инфляцию. Прежде всего, это происходит через военный бюджет.

Государство берет на себя значительную часть инвестиций в научно-исследовательские и конструкторские работы в области вооружений, частные фирмы эффективно используют созданные технологии в гражданской сфере. Рейгановская программа «звездных войн» так и не принесла военных результатов, зато дала несколько сотен прорывных технологий, включая Интернет. Тех самых, которые обеспечили экономический подъем США в 90-е. А вот из 300 технологий нашего «Бурана» до использования в гражданской сфере не дошла ни одна. И причина не только в пыльном мешке секретности, который, кажется, навсегда прихлопнул отечественный ВПК. И не только в вороватых чиновниках, которых может остановить только угроза расстрела на месте. Дело еще в самой властной вертикали, которая отняла у общества любые возможности контроля над силовиками и гражданскими чиновниками. А без этого контроля любые инвестиции канут в никуда. Если, разумеется, не призвать одних в армию, а других не отправить в лагеря и шарашки. Судя по премьеру Фрадкову, в правительстве об этом только мечтают. Знать оправдал доверие Лаврентий Палыч Берия…



Источник: "Ежедневный журнал", 8.09.2006,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.