Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

11.09.2006 | Общество

Так оправдал доверие…?

Если опустить моральные качества Берии, то Михаилу Фрадкову есть чему завидовать

Ей-Богу, если бы премьера Фрадкова не было, его следовало бы выдумать. Может быть, это функция такая у российских премьеров – служить оговоркой по Фрейду для президентов. У Ельцина – Черномырдин. У Путина – Фрадков. Вот и вчера премьер рассказал кабинету министров, как продвинуть чрезвычайно важный проект по развитию нанотехнологий, способных, как утверждают, включить нас в число самых развитых стран. Рецепты ясны и просты как дубина. На министра Фурсенко следует надеть погоны, чтобы ответственность повысить. А ответственных за проект следует на месяц закрыть в комнате, чтобы они пришли к общему решению. Ну, а если придут и «обеспечат» прорыв, то им следует «вертеть дырку», в смысле в кителе для ордена. И вообще, утверждает Фрадков, нанотехнологии нынче то же, что «Бомба» полвека назад.

Удивительным образом, Фрадков указал не столько на пути решения проблемы, сколько на собственные идеалы и собственные же комплексы неполноценности. Совершенно очевидно, что Фрадков видит себя этаким сталинским наркомом, вроде Устинова, Ванникова или Шахурина. Одним словом, кровь из носу, но, товарищ Верховный, ваше указание выполним. Спать-есть не будем, но самолеты, танки, пушки в нужном количестве к наступлению произведем.

И над всем этим маячит тень самого могущественного из наркомов – Лаврентия Павловича Берия, не только палача, хозяина ГУЛАГа, но и руководителя советского атомного проекта. Если опустить моральные качества Берии, то Михаилу Фрадкову есть чему завидовать. Любой, кто читал документацию по атомному проекту (а она у нас издана) должен признать - этот мерзавец обладал отменным организаторским талантом. Правда, характер этого таланта был таков, что для решения задачи ему требовались все ресурсы государства, миллионы рабов-заключенных, тысячи крепостных-ученых из всевозможных шарашек. Есть о чем пожалеть несчастному Фрадкову: в отличие от Лаврентия Павловича все его амбиции должны бюджету соответствовать, народу в стране осталось мало и расходовать его приходится осторожно, а ученые эти, вместо того, чтобы о конкурентоспособности государства думать, только и мечтают, как в свои принстоны со стэнфордами слинять.

Ну, а если всерьез, то, чушь, которую по обыкновению нес Фрадков, очевидным образом указывает на реальную проблему. Нынешние российские администраторы, имеющие в своем распоряжении гигантские доходы от продажи нефти, не знают других способов управления государством, кроме сталинских. И оправдание собственной бездарности они вольно или невольно ищут в том, что не располагают возможностями, которыми тоталитарный режим обеспечил «железных» наркомов. До сих пор российская власть не научилась концентрировать средства (даже тогда, когда их в избытке) для реализации важных национальных проектов. Подозреваю, что причина в тотальной коррупции. У Франклина Рузвельта (специально не хочу приводить в пример сталинский режим, державшийся на страхе) в условиях мобилизационной экономики нашлись два десятка образованных, богатых и совершенно бескорыстных людей, коих он назначал «царями» («tsars» по-английски), ответственными за обеспечениями страны бензином, резиной и порохом. А у тех - десятки сотрудников, которым они доверяли. И обошлось без НКВД, а также без Генеральной прокуратуры. Хоть ворочали огромными средствами, почему-то не воровали, от бизнеса комиссионных не получали.

В современной Америке государство научилось инвестировать в инновационные проекты средства таким образом, чтобы не провоцировать инфляцию. Прежде всего, это происходит через военный бюджет.

Государство берет на себя значительную часть инвестиций в научно-исследовательские и конструкторские работы в области вооружений, частные фирмы эффективно используют созданные технологии в гражданской сфере. Рейгановская программа «звездных войн» так и не принесла военных результатов, зато дала несколько сотен прорывных технологий, включая Интернет. Тех самых, которые обеспечили экономический подъем США в 90-е. А вот из 300 технологий нашего «Бурана» до использования в гражданской сфере не дошла ни одна. И причина не только в пыльном мешке секретности, который, кажется, навсегда прихлопнул отечественный ВПК. И не только в вороватых чиновниках, которых может остановить только угроза расстрела на месте. Дело еще в самой властной вертикали, которая отняла у общества любые возможности контроля над силовиками и гражданскими чиновниками. А без этого контроля любые инвестиции канут в никуда. Если, разумеется, не призвать одних в армию, а других не отправить в лагеря и шарашки. Судя по премьеру Фрадкову, в правительстве об этом только мечтают. Знать оправдал доверие Лаврентий Палыч Берия…



Источник: "Ежедневный журнал", 8.09.2006,








Рекомендованные материалы



Свобода мелкими глотками

Урок фестиваля 57-го года — это очередной урок того, что свобода не абсолютное понятие. Что свобода осязаема лишь в контексте несвободы. Что она, вроде как и материя, дается нам лишь в наших ощущениях. Что свобода — это всего лишь ощущение свободы и не более того. А оно, это ощущение, было тогда. Нам не дали свободу, нам лишь показали ее сквозь дырку в занавеске.


О всемирной забивчивости

Среди обильно размножившихся языковых мутантов последнего времени, среди потенциальных экспонатов языковой кунсткамеры вполне достойное место стало занимать чудовищное слово «забивака». Наткнувшись на него где-то, я почти что вздрогнул, потому что вспомнил, что, когда мне было года два с половиной, я именно таким образом к бурной радости родителей и соседей обозначал молоток.