Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

28.07.2006 | Колонка / Общество

Рискованная игра

«Кузькина мать» новейшей модификации

Полторы недели назад Россия принимала у себя лидеров ведущих государств мира, включая и президента США. А вот теперь у нас с почетом принимают президента Венесуэлы Уго Чавеса, который Джорджа Буша иначе, как «алкоголиком-империалистом», не именует. В Москве свою всеядность именуют «многовекторной внешней политикой».

Чавес отправился по миру сколачивать «ось добра». Только что он объявил о создании союза с Белоруссией. По словам Чавеса, два государства «вынуждены держаться за руки и держать руку, а может, и две руки, на клинке», дабы «противостоять внешней и внутренней угрозам национальным проектам, которые беспокоят империализм».

Нет сомнений, что после визита Чавеса в Иран, куда он направится из России, рук на навостренном клинке прибавится. Нет никакого секрета в том, почему вдруг венесуэльский популист бросился объединять столь разные государства. Всех кандидатов в «ось» роднит яростный антиамериканизм, за которым скрывается страх перед демократией. Все кандидаты в «ось», хоть «последний диктатор Европы» Александр Лукашенко, хоть рвущийся к атомной бомбе иранский президент Ахмадинежад, пытаются выйти из той международной изоляции, на которую сами себя обрекли.

Но зачем России, которая только что доказывала и вроде бы доказала (по крайней мере, сама себе), что она по праву входит в число ведущих мировых держав, якшаться с Чавесом? «Только бизнес, ничего личного», — твердят наши дипломаты.

Венесуэльский президент намерен закупить в России три десятка истребителей Су-30 и столько же вертолетов на сумму в миллиард долларов. Венесуэльский Генштаб проявил интерес к закупкам артиллерии и систем ПВО. Чавес, который уже приобрел в России 100 тысяч автоматов Калашникова, теперь намерен построить у себя завод по их производству. Тут уж можно потерпеть ругань в адрес «друга Джорджа» да и предупреждения США о нежелательности сделок пропустить мимо ушей.

Совершенно непробиваемая, на первый взгляд, система аргументации. Продажа всех нужных Чавесу вооружений не ограничена никакими международными соглашениями. Против Венесуэлы не вводилось никаких санкций. Так почему не продать Чавесу желаемое? Замечу, что точно так же Москва объясняла продажу комплексов ПВО Ирану и Сирии.

Проблема здесь в том, что довольно трудно предсказать, как, мягко говоря, не совсем адекватные лидеры воспримут факт обладания современным оружием. Не исключено, что это подтолкнет их на какие-нибудь авантюрные действия.

Венесуэльский президент твердо уверен, что не сегодня завтра произойдет американская агрессия: "Работа над планом вторжения в Венесуэлу уже идет, и у нас даже есть детали этого плана". Еще не получив российские истребители, Чавес уже мечтательно рассуждает об их возможностях: "Су-30 способны атаковать корабли противника из порта Ла Гуайра. И они не промахнутся, приятель" — приводит «Таймс» слова венесуэльского президента. И это не говоря о том, что с тремя десятками Су-30 ВВС Венесуэлы объективно становятся самыми сильными в Южной Америке.

Разумеется, в Москве не могут этого не понимать. Скорее всего, поставки оружия нестабильным режимам рассматриваются как эффективное средство давления на Запад, который все больше раздражает Владимира Путина. В свое время Кремль уповал на то, что обладание ядерным арсеналом, сопоставимым с американским, способность уничтожить планету целиком придает особый вес российской позиции при решении вопросов, даже не связанных прямо с безопасностью. Однако это не подтвердилось на практике. Для реализации концепции «расширенного сдерживания» требовалась еще толика безрассудства, требовалась хрущевская готовность показать «кузькину мать». Как только выяснилось, что Путин — человек нормальный и совершенно не склонен к шантажу на грани самоубийства, значение российского ядерного оружия в международной политике стало неуклонно снижаться. Не впечатляют Запад и претензии на роль «энергетической сверхдержавы».

В этих условиях не исключено, что Кремль решил использовать в торге с Западом такой козырь, как поставки современного оружия тем, в чьем безрассудстве никто не сомневается. Игра эта чрезвычайно рискованная. В конце концов, в российские города только что едва не попали северокорейские ракеты, представляющие собой модификации «Скадов», некогда поставленных Пхеньяну Советским Союзом.



Источник: "Ежедневный журнал", 26.07.2006,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.