Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

21.07.2006 | Колонка / Общество

Дебилизация на марше

Случаи, подобные сычевскому, происходят в нашей армии ежедневно

В свое время министр обороны Сергей Иванов очень печалился по поводу того, что телевидение «дебилизирует» российское население. Должен сказать, что дебилизация охватила подведомственные министру Вооруженные силы. Я не о том, что известны случаи, когда военкоматы призывают в армию людей с легкой и даже средней степенью дебильности. Проходящий в Челябинске суд по делу рядового Андрея Сычева, подвергшегося издевательствам со стороны «дедов», обнаружил очевидный случай клинического идиотизма у командира воинской части № 96498. Именно в эту часть были отправлены до суда несколько солдат, ставших свидетелями издевательств. Именно в этой части, по словам солдат-свидетелей, их посещал некий господин в штатском, который угрозами требовал от них отказаться от первоначальных показаний.

Так вот, командир в/ч 96498 Александр Ануприев сообщил, что, как ему показалось, прибывший был представителем танкового училища, в котором произошла трагедия. По мнению Ануприева, этот представитель прибыл для того, чтобы выяснить условия жизни военнослужащих. Ануприев не мог вспомнить ни должность, ни фамилию визитера, для бесед которого с солдатами он предоставил свой кабинет.

Более того, пребывание загадочного незнакомца в воинской части не оставило никаких следов. Его документы не проверяли на контрольно-пропускном пункте — якобы потому, что он приехал на автомашине с военными номерами, которые, в свою очередь, не запомнили ни командир части, ни его подчиненные. «Не вижу в этом ничего особенного», — заявил Ануприев на суде.

Если принимать его слова всерьез, то налицо случай дебильности. Командир считает нормальным, что по территории вверенной ему части шастает некто неизвестный, который хозяйничает в кабинетах и общается с военнослужащими. В какой армии такое возможно? На самом деле, очевидно, что Ануприев просто валяет дурака, прикрывая некоего московского начальника, который прибыл в Челябинск, дабы развалить дело Сычева.

На первый взгляд, может показаться странным, что, позабыв об элементарной порядочности, высокие минобороновские чины бросились на защиту садистов из Челябинского танкового училища. Главком Сухопутных войск Алексей Маслов заявлял, что факты избиения не подтверждаются. Военные врачи, отводя глаза, принялись врать о некоем наследственном заболевании крови, которое развилось-де у Сычева со скоростью инфекции. Сержант Сивяков, зачинщик издевательств, получил сразу несколько адвокатов, которые доказывают, что все беды Сычева происходят от неправильного лечения в гражданской больнице, куда военные привезли солдата. Не проще было бы признать прискорбный факт издевательств и напирать на то, что он нетипичный?

Но, похоже, вопрос поднят на принципиальную высоту. Минообороновские чины прекрасно знают: случаи, подобные сычевскому, происходят в нашей армии ежедневно.

И для них жизненно важно послать внятный сигнал обществу: не сметь бороться за права солдат, никто никогда не узнает правды.

Ради этого матери Сычева предлагают деньги. Ради этого запугивают солдат-свидетелей. Ради этого офицер прилюдно выставляет себя идиотом. Ради этого нужно оправдать садистов. Дебилизация армии — и всего общества — продолжается.



Источник: "Ежедневный журнал", 19.07.2006,








Рекомендованные материалы



Истоки «победобесия»

Главное же в том, что никому не нужны те, в почтительной любви к кому начальники клянутся безостановочно. В стране осталось всего 80 тысяч ветеранов. Два года назад их было полтора миллиона. Увы, время неумолимо. Казалось бы, если принимать всерьез все эти камлания о том, что никто не забыт, жизнь 90-летних героев должна превратиться в рай. Но нет.


Режим дна…

Я когда-то понял и сформулировал для себя, что из всех типов художественных или литературных деятелей наименьшее мое доверие вызывают два, в каком-то смысле противоположные друг другу. Первые — это те, кто утверждает, будто бы они, условно говоря, пишут (рисуют, лепят, сооружают, играют, поют, снимают) исключительно «для себя». Вторые это те, которые — «для всех».