Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

26.06.2006 | Кино

Три цвета: адский

Третью часть трилогии «Рай-Чистилище-Ад» исполнил боснийский антимилитарист Данис Танович

Сценарий «Ада» – фрагмент очередного монументального сериала, задуманного Кшиштофом Кесьлевским аккурат перед смертью (над сценарием работал и вечный соавтор Кесьлевского Кшиштоф Песевич). Первую часть трилогии, «Рай», отхватил несколько лет назад Том Тыквер, вторая, «Чистилище», еще лежит на полке, а третью поставил сейчас босниец Танович («Ничья земля»). В основе сюжета классическая то ли древнегреческая, то ли толстовско-чеховская история о несчастных семьях. Три сестры: младшая Анна (Мари Жилен) пытается удержать подле себя немолодого профессора античной литературы - во-первых, женатого, во-вторых, отца ее лучшей подруги. Старшая Софи (Эммануэль Беар) сама выгоняет из дома изменяющего ей мужа и весь фильм выразительно бьется в истерике. Самая же ужасная жизнь у средней, Селин (Карин Виар): время она проводит, ухаживая за больной матерью (Кароль Буке), которая, несмотря на паралич, умудряется проявлять недюжинную неуживчивость. А все из-за того, что когда-то отец девочек, тоже учитель, якобы соблазнил одного из своих учеников, за что сел в тюрьму, а, выйдя, немедленно избил мать, испортив ей организм и характер, и выбросился из окна.

В «Аде» разрушается в общей сложности (считая те, что за кадром) пять браков, и оказывается, что все несчастные семьи несчастливы удручающе одинаково.

Если фильмы Кеслевского были чем-то сродни религиозной медитации, а Тыквер сделал из своего «Рая» претенциозный затянутый клип, то у Тановича получилась, черная комедия о пустоте в душе человека – совсем не в духе польского мэтра (несмотря на многочисленные отсылки к его творчеству). Впрочем, комедия с вполне себе бергмановскими обертонами. Пытаясь как-нибудь развлечь мать, Селин читает ей разные глупости из «Книги рекордов Гинесса». Среди них история о петухе по имени Майк, которому отрубили в кулинарных целях голову, после чего он прожил почему-то еще 18 месяцев – хозяин кормил его через трубочку. Вот примерно о такой жизни  – «Ад» Тановича. Речь здесь именно о той пустоте, в которой, пользуясь выражением Бродского, «как в аду, но более херово».



Источник: TimeOut, 9.06. 2006,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
15.02.2021
Кино

Смерть в самоизоляции

У «Погибели», снятой за пять миллионов долларов и десяток дней, есть одно важное достоинство — она длится всего час двадцать . С этим же связан и главный недостаток, так как при малой продолжительности у фильма в избытке месседжей: после тренировок герои собираются за столом или возле костра и обсуждают неприязнь к чужакам, необходимость жизни в социуме, нравственный выбор.

Стенгазета
07.12.2020
Кино

Фрейд бы не разобрался

Психоаналитик Сибил , а в прошлом алкоголичка, решает закончить врачебную практику, чтобы реализовать свои давние амбиции – стать писательницей. Однако сталкивается с классической проблемой «чистого листа». И тут на удачу к ней за помощью обращается начинающая актриса Марго, которой нужно принять решение: быть или не быть аборту.