Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

01.06.2006 | Колонка

Радость тихого развода

В Черногории решили, что без Сербии стране будет легче вступить в ЕС

С выходом Черногории из общего с Сербией государства вышла смешная история.

Забавен, конечно, не сам развод, а то, как освещался он в России государственными телеканалами и официозной прессой.

Заранее были взяты интервью у профессиональных плакальщиков по несчастной судьбе братьев-сербов, чью страну буквально на части разрывают по воле злокозненного Запада. С этим очень хорошо верстались заявления тех черногорцев, кто выступал против отделения. Они, разгоряченные борьбой, уже говорили даже о репрессиях, которые наверняка ждут инакомыслящих в новом государстве. Дело было за малым – за выражениями негодования со стороны жителей Сербии. Но вот здесь случился облом.

Как ни старались наши журналисты направить интервьюируемых сербов по этой дорожке, ничего не получалось. И политики, и люди с улицы просто пожимали плечами: ну, решили черногорцы жить отдельно, Бог им в помощь. Мол, неприятно, но ничего страшного.

И это совсем не апатия побежденных, это мудрость людей, на собственном опыте узнавших, как бессмысленно сохранять территориальную целостность с помощью грубой силы. Людей, понявших, что распад страны – вещь ужасная, трагическая, но все же гораздо менее ужасная, чем гражданская война. Югославская эпопея стала для меня, как и для многих моих коллег, целым куском жизни. Помню, как в 1991-м танковые колонны Югославской народной армии шли к Любляне. И хорватский Дубровник, превращенный в развалины тяжелой артиллерией. И месяцы бессмысленной и жестокой осады Сараево. И тысячи беженцев из Сербской Краины, и братские могилы в Сребрянице. И главное – страшное ожесточение. Сербы, хорваты, мусульмане — воевали все против всех, стремясь к полному «вычищению», изгнанию «других», которые еще вчера были «своими». Насилие и убийства, подрывы и поджоги домов. Казалось, что тысячи людей охвачены каким-то тяжелым сумасшествием, когда одно чудовищное насилие порождает другое. И выхода не было.

Разумеется, это безумие наступило не само по себе. Милошевич, Туджмен, Изетбегович – все эти лидеры сделали ставку на ненависть как главное средство сплочения своих народов и, в конечном счете, обеспечения собственной власти.

Немалая доля ответственности за югославскую трагедию лежит, конечно, и на тех, кто десятилетиями занимался так называемым урегулированием — на государствах Запада и России. Распад Югославии стал одним из очевидных следствий кризиса, а затем и развала СССР. На мировой арене сложилась принципиально новая ситуация.

И, якобы пытаясь помочь в югославском урегулировании, великие державы в действительности занимались выяснением, кто кого круче. Последствия, как мы знаем, не заставили себя ждать.

И вот теперь Черногория спокойно (тьфу-тьфу, чтобы не сглазить) рассталась с Сербией. Резоны, замечу, не так чтобы очень благородные. У Сербии, даже после того, как она избавилась от Милошевича и избрала себе в лидеры вполне разумных людей, довольно скверная репутация. Есть ощущение, что правительство проводит одну политику, а военные и спецслужбы – другую. Поэтому, например, никак не удается отловить и доставить в Гаагу бывшего командующего армией боснийских сербов Радко Младича, обвиняемого в геноциде.

И вот в Черногории решили, что без Сербии стране будет легче вступить в ЕС. Напомню, что в середине 90-х, в разгар войн на территории бывшей Югославии, больше 90 процентов черногорцев выступили за то, чтобы остаться в составе общего государства. Однако другие времена – другие песни.

Всякий развод – вещь малоприятная. Но гораздо лучше, когда расходятся вот так тихо-мирно, без битья посуды и, тем более, без поножовщины. Сумасшествие кончилось. 



Источник: "Ежедневный Журнал". 24.05.06,








Рекомендованные материалы



Почему «воруют сотнями миллионов»

Вспомним хоть Николая Павловича с горечью говорившего наследнику престола: «Сашка! Мне кажется, что во всей России не воруем только ты да я». Однако что Николаю, что Путину идеальной системой руководства представляется пресловутая вертикаль власти — некая пирамида, на каждом ярусе которой расположены трудолюбивые и честные чиновники, которые денно и нощно реализуют спущенные сверху гениальные замыслы, вроде нацпроектов. Но по какой-то странной причине никак не удается подобрать нужный человеческий материал.


Дедовщины — нет, а расстрел — есть

Как показывает опыт, после таких трагедий следует поток заявлений от тех, кто стал жертвой насилия. И, что гораздо хуже, начинается эпидемия расстрелов, когда одетые в военную форму мальчишки вдруг видят в убийстве сослуживцев выход для себя. Так было в 1990-х и первой половине 2000-х.