Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

25.04.2006 | Колонка

Боржому нет

Неугомонный воитель с заразой вороне в небе предпочел бутылку в руке

Не так давно покупаю бутылку минералки. Не бутылку даже, а здоровенную, на пару литров, пластмассовую бутыль. На этикетке читаю: «Минеральная вода типа «Боржоми». Изготовлена по старинным рецептам». Смешно. Особенно - «по старинным рецептам». Но и «типа» - тоже неплохо. Хотя и объяснимо: мы живем в эпоху симулякров. Нас окружает сплошное «типа». Вокруг возводятся типа Манеж, типа модерн, типа коструктивизм и типа сталинские высотки. Полное торжество Фукиямовского «конца истории».

А вот «боржоми», кажется, типа «того».

Если не ошибаюсь, все началось с ворон. Ведь именно им главный санитар нашего отечества г-н Онищенко призвал объявить войну, причем до победного конца. Его пылающую ненависть к воронам можно было бы на полном основании счесть иррациональной, если бы он не оговорился, обнаружив тайным зрением сходство ворон с волками. А с волками уже яснее: волки, как и доктор Онищенко, тоже санитары, хотя и санитары леса. А это непорядок. В стране должен быть один санитар. 

С вороньем, впрочем, как-то обломалось, и неугомонный воитель с заразой вороне в небе предпочел бутылку в руке. Наша жизнь полна самых странных совпадений. А потому не станем делать многозначительных выводов из того удивительного обстоятельства, что обнаружение в грузинских и молдавских винах чего-то крайне вредоносного для здоровья россиян и некоторые внешнеполитические телодвижения российского правительства практически совпали по времени. Разумеется, чистое совпадение, ибо иных объяснений этому нет и быть не может.

Разобравшись с алкогольной продукцией, взялись за минералку. Что и понятно: начать войну много легче, чем ее закончить.

И вот теперь – «боржоми».

Ох, «боржоми»... Какую же важную, хотя и внешне малозаметную роль играла эта прозрачная влага с веселыми пузыриками в нашей жизни. «Боржоми» приписывались разные магические целебные свойства. Дефицитные бутылки таскали в больницы. В теплом виде его заставляли пить детей, заболевших ангиной. «Боржоми», или, как раньше говорили, «боржом», был признанным лидером среди всяких прочих минералок. Красно-белая этикетка с горами и кипарисами сулила красивую, полезную и праведную жизнь. И даже само роскошное нерусское имя  «боржом» шипело и пузырилось, вызывая сухость во рту. «Боржоми» - это целая эпоха. Это в каком-то смысле – наше все.

Вот яркое детское воспоминание, связанное с «боржоми». Год не помню какой. Но помню, что по телевизору транслируется речь Никиты Сергеича на Генеральной ассамблее ООН. Это там, где про «кузькину мать». И вот - говорит он говорит, орет он орет, кулаком размахивает, глаза выпучивает. И вдруг прямо посреди фразы резко замолкает, вытирает лысину платочком, наливает из бутылочки водичку в стакан и жадно, с апетитным хлюпаньем выпивает. Потом совсем совсем как-то буднично, совсем как-то по-домашнему крякает и говорит тоном хлебосольного хозяина: «Эх, хорош «боржомчик»! Чудесная вещь «боржом»! Очень советую». После чего как ни в чем не бывало начинает снова орать и махать кулаками.

Но каково было это короткое, но такое яркое «боржомное» перемирие! Действительно, «чудесная вещь», позитивная, миротворческая, примиряющая и объединяющая всех со всеми, как «Ода к радости».

Этот запомнившийся мне телеэпизод, это детское воспоминание я долгое время мечтал запродать каким-нибудь боржомным рекламщикам. А нынче готов отдать даром, да только едва ли это теперь кому-нибудь пригодится.



Источник: "Грани.ру", 20.04.2006,








Рекомендованные материалы



«Мы мечтали, чтобы скорее была война»

Говорят, что такого не было еще. Что такое наблюдается впервые после окончания войны. Что выросло первое поколение, совсем не боящееся войны. Что лозунг «Лишь бы не было войны», долгое время служивший знаком народного долготерпения и, в то же время, девизом неявного низового пацифизма, уже вовсе не работает.


Полицейский реванш и его последствия

Власть воспользовалась тем, что москвичи, не удовлетворившись освобождением Голунова, попытались пройти по московским улицам, чтобы напомнить о многочисленных репрессированных по приказу властей — от Алексея Пичугина, который фактически остается заложником по делу ЮКОСа, до карельского правозащитника Юрия Дмитриева, которому упорно шьют дело по выдуманному обвинению в педофилии.