Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

03.04.2006 | Колонка

Кащей Арбатский

Пятилетние усилия Сергея Иванова привели к тому, что наша армия даже в мирное время перемалывает мужское население

Я все никак не мог понять, с чего это российские шаманы на нашего министра обороны взъелись. Ну, подумаешь, сравнил их сгоряча с содержателями борделей, так про комитеты солдатских матерей Сергей Борисович и не такое заявлял. И только прочитав стенограмму (https://www.mil.ru/articles/article12865.shtml) юбилейной пресс-конференции главы военного ведомства, я разобрался в причинах шаманской неприязни. Все дело в элементарной профессиональной зависти.

Ведь из длительного выступления Иванова однозначно следует, что он обладает сверхъестественными способностями. Сообщая журналистам о главных успехах своего пятилетнего правления в Минобороны, он, прежде всего, отметил увеличение в несколько раз военного бюджета, соответственный рост офицерского жалования, интенсивное строительство жилья для военнослужащих, возобновление боевой подготовки вооруженных сил.

Источник этой живой воды, пролившейся на российскую армию, совершенно очевиден – это резко взлетевшие цены на нефть. Стало быть, если увеличение военного бюджета является заслугой Сергея Борисовича, то следует сделать очевидный вывод – наш военный министр обладает способностью разгонять цены на нефть. Эти-то сверхъестественные способности и являются предметом зависти тувинских шаманов. Но такая магическая сила дорогого стоит.

Тогда становится понятно, почему президент Путин держит на должности военного министра совершенно некомпетентного человека, который гордится своей некомпетентностью. За истекшие пять лет он так и не понял разницу между подразделением и соединением, между мичманом и старшиной. Более того, скажу страшное, Сергей Борисович так и не усвоил правил арифметики. Вот не так давно глава Министерства обороны докладывал президенту о том, как реализуется программа по переводу 72-х частей и соединений российской армии на добровольческую основу. Он, в частности, сообщил Верховному главнокомандующему, что «в настоящее время на контракт переведены 42 соединения и части Вооруженных Сил, в количественном отношении это 60 623 должности солдат и сержантов. То есть программа выполнена уже на 57 процентов». Между тем, правила арифметики, которые проходят в начальной школе, говорят нам, что сто процентов в таком случае составляют 106,4 тысячи человек. Но несколькими минутами позже Иванов поведал Путину, что вся программа целиком предполагает перевод на контракт 132 тысячи солдатских и сержантских должностей.

Далее Иванов сообщил, что в текущем году на контракт должны быть переведены 25 тысяч рядовых и сержантов. То есть к началу 2007 года на контракт переведут 85 623 должности. Но при этом Иванов заявляет, что в следующем году останется реализовать лишь 16 процентов программы. Однако оставшиеся 46 377 должностей никак не соответствуют заявленным Ивановым 16 процентам.

Только способностью Сергея Борисовича управлять нефтяными ценами можно объяснить, почему президент с полным спокойствием наблюдает за тем, как без всякого заметного результата в Минобороны исчезают миллиарды рублей. Как огромное достижение Иванов презентовал на пресс-конференции тот факт, что в минувшем году было принято на вооружение аж 400 новых образцов военной техники. А чуть позже посетовал на то, что предприятия ВПК не могут обеспечить рентабельности производства. Но ведь очевидно: попытка одновременного производства всей номенклатуры вооружений оборачивается тем, что военное ведомство может заказать лишь мелкие партии военной техники, что делает каждый танк и самолет просто «золотым».

Одним словом, главная заслуга Иванова в том, что благодаря галопирующим ценам на нефть ему удалось воссоздать уменьшенную в три раза и не работающую модель советских Вооруженных сил. Денег как раз хватает на то, чтобы поддерживать видимость существования армии.

Одна беда – у нашего арбатского чародея (сам Сергей Борисович в ходе пресс-конференции счел нужным сообщить, что он – не Кащей Бессмертный) последнее время обнаружилась острая нужда в людишках. Дело в том, что получившиеся в результате его пятилетних усилий Вооруженные силы устроены таким образом, что даже в мирное время перемалывают мужское население страны. Ежегодно, только по официальным данным, в результате «преступлений и происшествий» в армии гибнет больше тысячи человек (правозащитные организации называют цифры втрое больше). А с другой стороны, как говаривал Анатолий Квашнин в бытность начальником Генштаба, — «подвели нас бабы, товарищи». В том смысле, что страна приближается к демографической дыре. Где-то на рубеже десятилетия количество юношей 18-летнего возраста приблизится к численности солдатских должностей в Вооруженных силах.

Решение проблемы очевидно для Сергея Борисовича – нужно отменить максимальное количество отсрочек от призыва. И вчера за закрытыми дверями правительство приняло его предложение лишить отсрочек тех, у кого на руках престарелые родители, родственники-инвалиды и малолетние дети (о том, чтобы назначить им всем достойное содержание, пока сын или отец проходит службу, речи, понятное дело, нет). Кроме того, забреют учащихся техникумов и ПТУ, а заодно и прочих «балалаечников», как наш Кащей с Арбатской площади именует молодых людей, которых за особые таланты освобождали от армии специальным указом президента. Еще недавно военные утверждали, что отмена отсрочек произойдет в 2008-м, одновременно с переходом на срок службы в 1 год. Однако теперь получается, что отсрочки должны быть отменены с начала 2007 года. Требуется, мол, переходный период.

О том, что поголовный забор молодых людей в армию лишает страну рабочих рук и делает в высшей степени сомнительными все разговоры о росте ВВП, речь уже не идет.

России нужна лишь нефтяная труба и армия — чтобы эту трубу защищать.



Источник: "Ежедневный Журнал", 31.03.06,








Рекомендованные материалы



Приключе­ния значений

Многие важные слова, точнее их значения, подвергаются со временем значительным мутациям. Следить за этим процессом всегда интересно и поучительно, хотя иногда и тревожно. Необычайные приключения таких, например, слов, как «фашизм», а также «фашист, фашисты», так до конца и не осознанных, впечатляют особенно.


Системный сбой

У меня довольно много немецких друзей и знакомых. В основном это филологи-русисты. И в основном это примерно мои сверстники. Некоторых из них я спрашивал, почему они выбрали именно эту профессию. Почему именно русский язык и русская литература? И большинство из них отвечали почти одинаково: их отцы побывали на Восточном фронте.