Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

22.02.2006 | Общество / Религия

Вопросы, оставшиеся без ответов

Русская православная церковь работает над собственной концепцией прав человека

О том, что Русская православная церковь работает над собственной концепцией прав человека, говорят уже около года, в различных интервью иерархи даже формулировали некоторые ее основополагающие моменты, но только теперь у экспертов и правозащитников появилась возможность ознакомиться с готовящейся доктриной поподробнее. В РГГУ прошла международная конференция «Глобальные процессы и религиозное многообразие в России и мире», в рамках которой состоялся круглый стол «Религия и права человека», где зампредседателя Отдела внешних церковных связей Московского патриархата (ОВЦС МП) протоиерей Всеволод Чаплин и священник Георгий Рябых рассказали о работе созданной при ОВЦС специальной аналитической группы. Коротко основные направления мысли разработчиков можно свести к следующему.

Само по себе понятие «достоинство человека» имеет христианские корни, поэтому православная церковь не может отрицать важность прав человека. В то же время она не может исходить из принятого на вооружение западной либеральной моделью антропоцентризма, который оценивает как достоинство падшее состояние человека.

Если во всем следовать Западу, то православным скоро придется подписываться под принятой в середине января Европарламентом резолюцией «О гомофобии в Европе», которая призывает бороться с дискриминацией гомосексуалистов и лесбиянок. Для несогласных резолюция предусматривает всяческие наказания. Так пропаганда недискриминации оборачивается своей противоположностью – дискриминацией оппонентов. В пределе Европарламент может потребовать легализации браков с надувными куклами. И что же, чтобы не прослыть противником прав человека, нужно согласиться и с этим? Вот почему православный взгляд требует переосмысления концепции прав человека с точки зрения учения о спасении. Хорошо то, что может быть одобрено Богом. Общество как минимум должно признавать и светскую, и религиозную систему ценностей, как бы ни были они далеки друг от друга. В идеале же хорошо бы создать некий синтез, и практическим шагом в эту сторону уже сейчас могло бы стать внесение поправок в Уголовный кодекс, приравнивающих оскорбление государственных символов к оскорблению религиозной символики и могил, которые для многих людей важнее и дороже, чем символика государственная. В целом же работу над концепцией планируется закончить к апрелю месяцу, когда должен состояться очередной Всемирный русский народный собор, который целиком будет посвящен православному пониманию прав человека.

Представители правозащитного сообщества, эксперты-религиоведы и юристы, собравшиеся на круглом столе (завотделом аппарата Уполномоченного по правам человека РФ Михаил Одинцов, сотрудник Института прав человека Валентин Гефтер, руководитель информационно-аналитического центра «СОВА» Александр Верховский, сопредседатель Славянского правового центра Анатолий Пчелинцев, доктор юридических наук Лев Симкин и другие), признав важность для общества церковных начинаний в сфере осмысления прав человека, тем не менее сосредоточили свое обсуждение на делах практических. И здесь к Московской патриархии накопилось немало вопросов.

В последние годы усиливаются гонения на протестантов, нередко инициируемые батюшками. Прокуратура, «проверяющая» протестантские организации, часто ведет себя как в 30-е годы: руки за спину, лицом вниз, не брезгует и мордобоем. Но патриархия воздерживается от того, чтобы давать оценку подобным конфликтам.

Издающаяся Синодальным отделом РПЦ по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями газета «Победа, победившая миръ» раздувает экстремистские настроения, проповедует яростное «сектоборство» и шпиономанию, постоянно призывает к цензуре, и никто, ни в Церкви, ни в прокуратуре, не пытается остановить председателя отдела протоиерея Дмитрия Смирнова, напротив, его влияние и вес только растет. (Замечу, что именно Дмитрий Смирнов, скорее всего, будет руководить процессом подготовки армейских священников.)

Вообще во многих деяниях церковных руководителей чувствуется недооценка права, это проявилось даже в речи протоиерея Всеволода Чаплина, который ненароком бросал такие фразы: «…Несмотря на ту глупость, которая записана в нашей Конституции, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью».

Поэтому РПЦ должна уяснить для себя: что она защищает — право или саму себя? Светские эксперты осознают, что в практической области что-то стронется только тогда, когда на защиту, скажем, религиозных меньшинств встанет религиозное большинство — пока этого нет.

Тем не менее правозащитники понимают необходимость совместных усилий — без них не будет стабильности в обществе — и предлагают четко определить точки схождений и расхождений. Там, где расхождения непреодолимы, можно действовать по принципу «не навреди». Но главное — объединиться по части требований к государству: нужно, чтобы оно неукоснительно соблюдало закон. Если не удастся выступить единым фронтом, волна правонарушений будет только нарастать.

Впрочем, что думают по этому поводу представители Церкви, узнать не удалось: протоиерей Всеволод Чаплин и отец Георгий Рябых ушли со второй части круглого стола, когда, собственно, все и ждали от них конкретных предложений по дальнейшему сотрудничеству.



Источник: "Ежедневный Журнал", 10.02.2006,








Рекомендованные материалы



«Мы мечтали, чтобы скорее была война»

Говорят, что такого не было еще. Что такое наблюдается впервые после окончания войны. Что выросло первое поколение, совсем не боящееся войны. Что лозунг «Лишь бы не было войны», долгое время служивший знаком народного долготерпения и, в то же время, девизом неявного низового пацифизма, уже вовсе не работает.


Полицейский реванш и его последствия

Власть воспользовалась тем, что москвичи, не удовлетворившись освобождением Голунова, попытались пройти по московским улицам, чтобы напомнить о многочисленных репрессированных по приказу властей — от Алексея Пичугина, который фактически остается заложником по делу ЮКОСа, до карельского правозащитника Юрия Дмитриева, которому упорно шьют дело по выдуманному обвинению в педофилии.