Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

24.12.2019 | Просто так

Когда…

Чего жалеть — новые песни, новые портреты, новые «тотально слепые», хоть в прямом, хоть в переносном смысле.

1.

Когда автор размышляет, с чего бы начать текст, содержание которого до поры до времени неведомо ему самому, он вполне справедливо решает выдернуть из ткани памяти нитку какого-нибудь мимолетного и не слишком значительного воспоминания. Если не из детства, то, по крайней мере, из далекого уже прошлого. А там уж, надеется он, само как-нибудь пойдет. И оказывается обычно прав.

2.

Когда давно уже, где-то в начале 70-х годов, я прочитал на этикетке спичечного коробка странное предостережение «Берегись населения», я удивился не столько содержанию этого призыва — содержание мне показалось как раз более или менее обоснованным, — сколько тому, что прямо вот так вот прямо такое вот прямо на спичечном коробке…

Это было, мягко говоря, удивительно.

Впрочем, недоумевать мне пришлось совсем не долго.

Мой тихий ад в стройности своей первоначальной восстал очень скоро, когда, перечитав этот странный текст раза четыре, я все же разглядел, что там вовсе не тревожное «берегись», а совсем даже мирная и скучная «перепись». Тьфу ты! Ну ее…

3.

Когда я слышу какие-нибудь речи про какое-нибудь очередное «дно», я начинаю думать о том, сколь относительны и сколь неодинаковы наши представления об окончательной катастрофе. И вспоминаю, конечно, недавно услышанный мною маленький диалог.

В метро рядом со мной сидели молодой папаша и сынок лет шести. Судя до долетавшим до меня обрывкам разговоров, речь шла о невеселом — о последствиях гипотетического ядерного удара.

«И это будет такой силы выброс тепловой энергии, что буквально все живое просто испарится и превратится в пар».

«Что, и все мороженое растает?» — тревожно спросил мальчик.

4.

Когда мы волей обстоятельств становимся свидетелями очевидного насилия, академические рассуждения о том, в какой мере «насильник доведен до отчаяния», в какой мере «оскорблены его святые чувства» и в какой мере объект насилия «сам спровоцировал это своим нахальным поведением», нам кажутся не вполне, мягко говоря, адекватными.

Но это лишь нам с вами так кажется. Свидетели бывают разными.

Такие, например, существуют свидетели, чьи нежные чувствительные души изъязвлены бывают доносящимися с улицы истошными воплями. «Сколько это может продолжаться в конце-то концов! Закройте уже, наконец-то, форточку! Заснуть же невозможно! Уже, между прочим, четвертый час ночи! Завтра рано утром мне на йогу! Безобразие!»

И такие бывают, чей тонкий вкус оскорбляется не слишком-то, прямо скажем, женственным поведением насилуемого объекта. Ну, вот зачем она так некрасиво визжит и царапается? Да и платье на ней какое-то драное. Женщина должна все-таки в любой ситуации следить за собой, за своим, так сказать, внешним обликом. Насилие насилием, а зачем же так опускаться.

Существуют, между прочим, и такие, кто, засунув правую руку в недра штанов, с вожделением ждут апофеоза, финального «содрогания».

Разные они бывают, свидетели.

Насильник, впрочем, тоже человек. Он тоже может в какой-то момент, посреди, так сказать, процесса, проявить нечто вроде гуманности и хрипло промолвить: «Ладно, согласен на перемирие, чего-то я подустал маленько, пойду-ка я покурю и поссу, только ты смотри никуда не уходи, я скоро».

5.

Когда тот или иной «объективист» не без ехидства интересуется: «А почему ты подписываешь петиции за якобы (якобы!) политических заключенных в России, а тебя при этом ничуть не беспокоит судьба политических заключенных в других странах» (под «другими странами» понимается чаще всего Украина, и, разумеется, без всякого «якобы»), я обычно не отвечаю, считая это делом, в общем-то, бесполезным.

А если бы и ответил, то ответил бы примерно так.

Беспокоит, конечно. Но не совсем так, как в поздние советские годы некоторых наших прогрессивных поэтов и писателей ужасно беспокоила судьба Анджелы Дэвис или узников Пиночета. То есть совсем не так.

Потому что ни тогда, ни теперь, я не ощущал и не ощущаю в себе морального права публично сочувствовать политическим заключенным в других странах, даже если они там существуют и на самом деле, а не являются скороспелым плодом воображения наших пламенных пропагандистов. Не ощущаю я в себе этого морального права, покуда существуют политические заключенные в моей собственной стране.

И, по-моему, если и существует у слова «патриотизм» хоть какое-нибудь позитивное значение, то вот это оно как раз и есть.

6.

Когда я натыкаюсь где-нибудь на информацию о том, что «президент провел рабочую встречу с работниками культуры» (науки, бизнеса, прокуратуры, криминального мира, средств массовой информации, медицинских учреждений, воинских частей, правоохранительных органов, дошкольных детских учреждений, неформальных патриотических организаций, текстильной и обувной промышленности, железнодорожного транспорта, исторического оптимизма и мирного неба над собственной головой), я почти всегда обнаруживаю, что текст этой информации написан на таком уже давно забытом, казалось бы, языке, что руки мои сами тянутся к перу, а перо к бумаге, чтобы каждый из таких текстов в целях достижения окончательной стилистической гармонии и обретения вожделенного ритма непременно завершить таким примерно образом:

«Далеко за полночь разошлись коммунисты. Но долго еще горел свет в окне секретаря парткома».

7.

Когда посреди информационной свалки ты вдруг спотыкаешься о подлинный бриллиант, всеми своими сверкающими гранями говорящий тебе о том, что «для того, чтобы тотально слепые члены Общества слепых могли представить себе лицо Президента РФ Владимира Путина, им был подарен тактильный портрет президента», ты не можешь не проникнуться невольной, слегка постыдной завистью к той категории граждан, которые именуются в этом сообщении «тотально слепыми». «Вот везет же кому-то», — недобро думаешь ты.

Также ты не можешь отказать себе в сомнительной, но неизбежной в данном случае потребности так перефразировать одну из самых заветных для каждого читающего россиянина лирических строк, чтобы получилось: «Я вас любил так искренно, так-тильно…»

Также ты не можешь не вспомнить немедленно о том, как когда-то, в середине 80-х годов ты получил однажды царский подарок. Подарок был от одного мимолетного знакомца, который когда-то кем-то работал в упомянутом выше Обществе слепых. Подарок же представлял собой несколько пластиковых «тактильны портретов». Но, понятно, не президента РФ Владимира Путина, а всего лишь В.И. Ленина.

Прелесть всей этой портретной серии была в том, что при полной идентичности выпуклых изображений вождя все эти портреты были разных цветов, подчас довольно ядовитых. Кроваво-красный Ильич, сочно-зеленый Ильич, чернильно-фиолетовый Ильич, молочно-белый Ильич, инфернально-черный Ильич. Такая прихотливость цветовых решений объяснялась легко: «тотально слепые» для того и слепые, чтобы цветов не различать, а только трогать да щупать.

Но зато на тотально зрячих эта портретная галерея производила довольно сильное впечатление.

Куда-то, в процессе очередного переезда, эти портреты, увы, исчезли. Жаль.

Впрочем, чего жалеть — новые песни, новые портреты, новые «тотально слепые», хоть в прямом, хоть в переносном смысле.

8.

Когда автор понимает, что текст, в общем-то, пора завершать, а он при этом не очень-то понимает, каким именно образом, он с радостью вспоминает о том, что буквально на днях ему приснилась фраза, восхитившая его безусловным универсализмом. Фраза, безусловно уместная практически в любом контексте. Фраза, с которой можно начать любой текст на любую тему и которой, соответственно, можно и закончить любой текст, и тоже на любую тему.

Вот она, эта фраза: «Чего только не бывает в этом странном мире, с завидной неутомимостью продолжающем поражать нас своим сокрушительным несовершенством».

9.

Когда автор долго и поначалу безуспешно пытается отыскать хотя бы приблизительный композиционный принцип, позволяющий без особого насилия объединить в одном тексте несколько разрозненных и ничем, в общем-то, не связанных между собой соображений, наблюдений или беглых воспоминаний, он вдруг вспоминает о том, сколько хороших и плохих стихов и песен начинается со слова «когда», и кажется ему в тот момент, что хотя бы одна из бесконечной череды проблем более или менее решена.


Источник: inliberty, 06.08.2018,








Рекомендованные материалы


Стенгазета

Кончилось лето, а мы не спасены

Роман Уинтерсон стал хитом в Англии аж в 1984 году, но до России дошел только сейчас. В последнее время таких книг-жемчужин становится всё больше: переводчики, редакторы и издатели находят произведения, мимо которых прошли их предшественники, достают, приводят в божеский вид и, наконец, публикуют. Это случилось со «Стоунером» Джона Уильямса, «Смертью сердца» Элизабет Боуэн и вот новый пример — Уинтерсон.


Рая и Ада

В моем детстве выделялись два существа женского пола. Одно из них мне не нравилось ужасно. Не нравилось вплоть до ненависти. Вплоть до нервной икоты. Оно называлось «Рая». Это была крашеная визгливая и необычайно скандальная лахудра, терроризировавшая весь двор.