Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

04.03.2019 | Книги

Пророки и пороки

Главная тема цикла – отношение к инаковости.

публикация:

Стенгазета


Текст: Мария Лебедева


Брэй Либба. Пророки. М.: АСТ, 2017. Пер. Ю. Ершовой. – М.: 2017

Брэй Либба. Логово снов. М.: АСТ, 2017. Пер. А. Осипова. – М.: 2017

В конце 2017 года на русском языке вышла вторая часть цикла «The Diviners» популярной американской писательницы Либбы Брэй.

За время своего существования литература young adult успела выработать множество штампов. Говоря о книгах, условно рассчитанных на аудиторию от 14 до 24 лет, обычно представляется традиционный для массовой подростковой литературы набор: исключительный герой в центре повествования, непременный любовный треугольник, победа над злом.  Либба Брэй не избегает сюжетных штампов, однако ей удается создать нетипичную и увлекательную историю с нешаблонными персонажами.
Сюжет вполне обычен для коммерческого мистического романа: герои, наделенные паранормальными способностями, решают с их помощью вполне реальные проблемы. «Пророки» - детектив о поиске убийцы, «Логово снов» - расследование причины таинственной сонной болезни. Неожиданно здесь то, что сюжет  отходит на второй план. «The Diviners», лишь притворяясь чтивом о героях со сверхспособностями, на деле становится увлекательным путеводителем по миру Америки двадцатых годов.

Время романа – годы маниакального упоения жизнью перед Великой Депрессией. Джаз, эмансипация, сексуальная раскрепощенность – атмосфера «ревущих двадцатых» передана в романах за счет мелких деталей. Проработка исторического материала по-настоящему впечатляет: здесь читателю дается не только обязательный набор культурных символов (джаз, трагедия «потерянного поколения», лотереи, крах американской мечты), а объемная картина реальности тех лет, от языка молодежи двадцатых годов до особенностей поведения флэппера. Писательница кропотливо изучала документы эпохи, чтобы перенести их в роман – и в послесловии даже приводит ссылку на все источники, с которыми работала.

Герои неидеальны: исключительны лишь их необычные таланты (провидение,  пирокинез, способности к исцелению, умение сделаться невидимым, поразительная сила), но именно эта неидеальность добавляет психологической достоверности. Так, обнаружив таинственный дар, одна из героинь вовсе не бросается спасать мир, а устраивается на радио под псевдонимом «Провидица-Душечка». В «Пророках» нет соперничества между подругами, заинтересовавшимися одним и тем же парнем, нет и желания заводить серьезные отношения, столь часто навязываемой подросткам литературой young adult.

Главная тема цикла – отношение к инаковости. Атмосфера двадцатых годов пронизана идеей селекции сверхчеловека, и внимательный читатель отметит знаковые детали. В «Логове снов» по улице проносят плакат «Америка для белых – это безопасная Америка», в «Пророках» герои на ярмарке встречают шатер, где можно было пройти своеобразный экспресс-тест на пригодность для продолжения рода. Это кажется фантастическим допущением, чем-то из «О дивного нового мира», и параллель с Олдосом Хаксли возникает неслучайно: знаменитый писатель был более чем хорошо знаком с евгеникой. Центральные персонажи «The Diviners», «супергерои» с точки зрения общественности, с позиций евгеники - носители плохих генов, социальные отбросы. Среди них - любительница выпить, гомосексуал, девушка с инвалидностью, темнокожий и убийца. И с социальной точки зрения романы Либбы Брэй значительно интереснее, нежели с мистической.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Книги одной серии выпущены в совершенно разных переводах: настолько, что разнятся даже имена главных героев и ключевых наименований (загадочный проект носит в разных частях названия то «Буффало», то «Буйвол»: разница вроде и небольшая, но у читателя, привыкшего к одному переводу, может вызвать недоумение). К тому же, специфичность перевода «Логова снов» бросается в глаза. Постоянные восклицания «Все пухло!» или «Конячьи перья!» требуют более привычных русских аналогов, а выражения вроде «обильно орошали сахарную жареную плоть пончиков чашками крепкого кофе» или «незримая машинария царства снов пришла в движение» звучат тяжеловесно. Тем более -  для аудитории young adult, на которую в основном  рассчитывает Либба Брэй.

Евгеника привычно ассоциируется с нацистской Германией. Однако нацисты лишь довели евгенические идеи до полного абсурда, как, например, стало и с ницшеанскими идеями о Сверхчеловеке. В ХХ веке лидерами по исследованиям в области евгеники были США и СССР.

В 20-е годы Америка переживала нашествие мигрантов – по мнению приверженцев евгеники, носителей «плохих» генов. Считалось, что новоизобретенная наука о селекции человека разумного оздоровит общество в целом. Так, евгеника должна была свести на нет проблемы с алкоголизмом, преступностью, психическими заболеваниями (разумеется, лишь теми, что передаются по наследству) и даже с проституцией.  Все эти идеи получили такое распространение, что с 1890-х евгеника начала напрямую влиять на законодательство. «Неполноценные» члены общества получали ограничения, как правило, изолирующие их от социума: от запрета на заключение брака до взятия под стражу. Селекцией населения озаботились более тридцати американских штатов.









Рекомендованные материалы


Стенгазета
29.04.2019
Книги

Антропология мужика

Действие книг Сенчина разворачивается в XXI-м веке, героями становятся офисные рабочие, установщики стеклопакетов, офицеры запаса — в общем, мужчины от тридцати до пятидесяти, разочарованные в жизни, потерявшие ориентиры из-за развала Союза или бытовых неурядиц, любители заложить за воротник и выкурить в одиночестве папиросу.

Стенгазета
08.04.2019
Книги

Самый что ни на есть первый

В «Отделе» кроется хитрость: на самом деле роман не второй, а самый что ни на есть первый, так же напечатанный в «Волге» аж три года назад. В книге легко просматривается сальниковский стиль: герои, несмотря на жестокость, выглядят нелепыми и смешными, а реальность периодически сбоит и удаляется от нормы.