Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

28.06.2018 | Нешкольная история

«Родственник» МХАТа. Часть 1

История народного театра в Воронежской области

публикация:

Стенгазета


Автор: Климентовский Семен, на момент написания работы ученик 8 класса МКОУ Спасская СОШ, п. Вишневка, Воронежская обл. Научный руководитель Алла Николаевна Мочалова. 3-я премия 19 Всероссийского конкурса «Человек в истории. Россия – ХХ век», Международный Мемориал.




Каких только нет в нашей стране театров: Мариинский, Большой, МХАТ… Сколько их? Экспериментальных, камерных, одного актёра…

Но мне знаком и очень дорог один ‒ народный, тот, что рядом с нашем селом. О нём знают далеко за пределами нашего района – это Никольский народный театр. Он находится в селе Никольское Верхнехавского района. Это один из первых народных театров России, одна из самых главных достопримечательностей нашего района, ему уже 120 лет.
У нас в округе старинных зданий очень мало сохранилось. Может из-за того, что они были в основном деревянными и не очень долговечными. А вот в Никольском два дома, которые построили Соколовы в конце ХIХ века стоят до сих пор. В одном из них сейчас музей.

Это уникальный по своей истории деревянный дом, с большими просторными комнатами, в которых устраивались первые спектакли для крестьян. Он был построен Соколовыми, как жилой господский дом. В нем как выяснилось позже, в течение 120 лет размещались разные организации: и лазарет для раненых, и детский дом, и школа крестьянской молодежи, но дольше всего в нем находилась Никольская общеобразовательная школа, а после её закрытия – музей Соколовых.

Второй дом, построенный Соколовыми – это здание земской школы, сейчас в нём сельский клуб с миниатюрной сценой и зрительным залом на 100 человек. В этом здании и сегодня проходят спектакли. Этот сельский клуб, деревянное здание, на первый взгляд совсем неприметное, и есть Никольский театр. В Никольском театре всё просто, обыденно без притязаний на всемирную славу, без роскоши и блеска, но очень уютно. Никольские жители постарались сохранить его почти в первозданном виде. Побеленные известкой стены, печное отопление, большие окна с резными деревянными ставнями, крытая железом крыша. Когда входишь в Никольский театр, смотришь по сторонам, охватывает чувство, что ты оказался в позапрошлом веке.
В 1894 году в далёкую маленькую деревню Верхнехавской волости, Воронежской губернии, отправились из Москвы по доброй воле супруги Соколовы, люди небедные, высокообразованные, можно сказать высшего круга, водившие дружбу с творческой элитой столицы.

Константин Константинович известный врач, главный хирург Бахрушинской больницы и его жена Зинаида Сергеевна (в девичестве Алексеева). До переселения в Воронежскую деревню она готовилась сдать экзамен на домашнюю учительницу (родители её, богатые люди, на образование дочери денег не жалели). Зинаида Сергеевна не меньше своего брата Константина Сергеевича Станиславского влюбленная в искусство, участница всяких театральных кружков. И вдруг такое семейное решение – ехать из Москвы на жительство «в народ», непременно в самые глухие и бедные места, «чтоб дать возможность хоть одной деревне пожить осмысленной сознательной жизнью».

Купив простенькое имение в Никольском (место они выбрали по рекомендации писателя Александра Эртеля, чья усадьба была в трёх верстах), супруги тут же развернули кипучую деятельность по устройству «осмысленной жизни» – нет, не своей, а, в первую очередь, окрестного населения. В ноябре 1894 года был построен дом. Константин Константинович в собственном доме начал приём больных со всей округи. А Зинаида Сергеевна, поначалу помогавшая мужу в «лечёбе», вскоре взялась за организацию школы, построенной Соколовыми на свои средства. Соколовы построили две школы, одну в Никольском, другую у нас, в Спасском.
Зинаида Сергеевна, младшая сестра Константина Сергеевича Станиславского, конечно же создает здесь театр. Сначала вовлекли в постановку крестьянских детей, которых учили грамоте. Потом, увидев, с каким интересом и восхищением смотрят на представление их матери и отцы, созвали и взрослых.

Первые спектакли стали ставить в 1895 году. Их ставили в доме Соколовых. Зрителей было столько, что поместиться всем было невозможно. В столовую, служившую зрительным залом, набивалось до 200 человек.

Потомки первых артистов, жительницы села Никольского, Анна Николаевна Летникова и Нина Григорьевна Сычева помнят рассказы своих родителей о том, как росла популярность любительского театра. Актёры (крестьяне) относились к участию в спектаклях как к серьёзному делу. Прослышав про Никольскую «камедь», на спектакли стали приходить крестьяне из соседних сёл: из Белкино, Большой и Малой Приваловки, из Лаптевки.
Таких людей как Соколовы, которые активно занимались благотворительной деятельностью в нашей местности, мне известно несколько.

Один из них – Александр Иванович Эртель. В Верхнехавском детском оздоровительном лагере «Искра», он, правда, уже несколько лет не работает, сохранился дом Эртеля, в котором жила его семья. Хутор в этом месте, так и называется «Эртель» или «Эртелевка». Александр Иванович Эртель ‒ известный русский писатель народнических взглядов. Известно также, что он построил в селе Макарье школу (деньги на школу Александру Ивановичу пожертвовала В. А. Морозова и отец З.С. Соколовой).

Также, благотворительной деятельностью занимались и Крашенинниковы – помещики, у которых имение находилось у нас в Грушино. В нашей школе сохранился альбом, где написано о том, что Грушинская начальная школа была построена в 1903 году Воронежским земством. А одной из учительниц была Надежда Львовна Куперник (внучка хозяйки имения). Она преподавала грамоту и рукоделие. Надежда Львовна в школе устраивала рождественские ёлки. Из её писем известно, что оборудование, для школы, учебники и другие принадлежности приобретались в Москве и Воронеже на средства Крашенинниковых. В одном из писем она описывает свое нежное отношение к крестьянским детям:

Узнавая о благородных поступках местных дворян, у меня появляются чувства восхищения, удивления. Они волновались о судьбах крестьян, помогали им. Были не равнодушны к их проблемам. Во всех письмах, воспоминаниях, чувствуется уважительное отношение к простым крестьянам. Только непонятно, почему в октябре 1917 года во время революции, и после неё, бедные так активно выступили против богатых?
В Никольское в 1901 году приезжал сам Константин Сергеевич Станиславский и его жена, ведущая артистка МХАТа, Мария Петровна Лилина. Они присутствовали на репетициях кружка и давали советы исполнителям.

Из воспоминаний З.С. Соколовой: « … Помню, какая была радость у нас, когда мы получили известие, что к нам заедет Костя (Константин Сергеевич Станиславский). Во время нашего свидания, конечно, темы были сперва о матери, сестрах, а потом о народных спектаклях, о голоде, школах и без конца о Художественном театре. Несколько раз брат спрашивал, не согласимся ли мы играть во МХАТе. Константин Константинович хохотал и говорил: «Ну какой же я актёр для Вас? Я играю как самоучка, как птицы поют… Я у вас затоскую, когда мне придётся несколько лет ждать роли! Нет, уж лучше тут быть первым, а у вас я буду последним! А как же Никольских оставить? Лечение, помощь, голод – пустили уже здесь свои корни».

Из публикации журнала «Досуг в Воронеже» я узнал, что в 1903 году Зинаида Сергеевна с дочерьми (родной и приемной) переехала из Никольского в Москву. Девочкам нужно было учиться, а домашней школы было уже мало. С тех пор в имение уже приезжали летом.
Театр в Никольском, после уезда Зинаиды Сергеевны сохранился. Остались ученики и остался в Никольском Константин Константинович, он продолжал лечить местных крестьян, а во время Первой мировой войны в своем доме открыл лазарет для раненных.

В это же тяжелое время, Первой мировой войны супруга Константина Константиновича Зинаида Сергеевна трудилась в Московской больнице для слепых.

Что же стало с этими благородными людьми после революции 1917 года? Они ведь, можно сказать, жизнь посвятили простым крестьянам.

Из дневника Ф.В. Огаркова, бывшего городского головы г. Усмани, я узнал о Соколове Константине Константиновиче в период революции: «Крестьяне горячо любили Соколова, и когда вспыхнула революция, ничего не тронули у него, отдав в его пользование сад, дом, землю».

У нас в школьном музее «Потомкам о предках», я обнаружил любопытное письмо Агафьи Демьяновны Щепкиной, адресованное Зинаиде Константиновне Соколовой, дочери К.К. и З.С. Соколовых. Письмо от 21 декабря 1917 года. Вот что написано в письме: «Как там у вас с имением-то обходятся, бьют также как и у нас – всё отбирают. У нас у Малютихи отобрали, и у Паринагина отобрали, Эртелей не трогают, Константина Константиновича Соколова тоже. Для крестьян нет ничего святого сейчас. Они совсем рассудок потеряли, особенно отличаются сейчас Желдаи и Супруновцы. Супруновка решила, сговорилась вся – голодом изжить Варвару Афанасьевну. Никто не продает ей печеного хлеба. Она говорит им, что будет так служить, только чтобы кормили её, а они не хотят. Пьянство у нас развелось – ужас как! Варят сами самогон. Карты среди крестьян все вечера проводят».
Из этого письма понятно, что всё вокруг крестьяне громили, а К. К. Соколова и Эртелей они не трогали.

Соколов Константин Константинович прожил после революции не долгую жизнь, лечил крестьян. В 1919 году Константин Константинович умер. Шесть месяцев лечил сыпной тиф по деревням, заразился сам, стал выздоравливать, но умер от сердечного удара. Хоронили крестьяне. Он похоронен на кладбище в Малой Приваловке, в соседнем селе, там тогда была церковь.

Зинаида Сергеевна Соколова работала в МХАТе после возвращения из Никольского. Стала помощницей Станиславского по театральной работе. Получила звание Заслуженной артистки СССР.

Прожив долгую жизнь, Зинаида Сергеевна Соколова умерла в Москве в 1950 году в возрасте 85 лет.

Дочь, Зинаида Константиновна Соколова (1887 г. р.), окончила Московскую женскую гимназию, занималась в студии Вахтангова. Вышла замуж за А.В. Васнецова, сына художника В.М. Васнецова. Детей не было. Работала хранителем Дома-музея В. М. Васнецова. Умерла в Москве в 1955 г.

Судьба Эртелей была другой. Александр Иванович Эртель не дожил до революции, а умер еще в 1908 году. А его жена Мария Васильевна вместе с дочерьми, приобрела новое имение в 1912 году по соседству с Соколовыми.
По постановлению Президиума ВЦИК от 23 мая 1923 г. М.В. Эртель могла пользоваться садом и усадьбой с пристройками. В 1940 году по постановлению Президиума Верховного Совета РСФСР (от 26 июня 1940 г.) усадьба писателя А. И. Эртеля была передана Воронежскому отделению Союза советских писателей.

В Эртелевке расположился Дом творчества писателей. В 1944-1949 гг. Дом творчества арендовал Литфонд СССР. С 1958 г. здесь размещалась районная библиотека, пионерский лагерь, позже — диспансер Верхнехавской районной больницы. Теперь музей А. И. Эртеля. Усадьба включена в список памятников истории, архитектуры и археологии Воронежской области, принятых под государственную охрану. Но, к сожалению, сейчас, от музея Эртеля остался только один дом, внутри дома, все разгромлено.

О Надежде Львовне Крашенинниковой, учительнице из нашего Грушино, писал в газете «Воронежский курьер» наш воронежский ученый А.Акиньшин. Он вёл переписку с ней в 1985 году. Надежда Львовна работала здесь, в Грушино, и в годы гражданской войны, потом вместе со всеми своими родственниками вынуждена была переехать в Москву. Стала искусствоведом, в возрасте 83 лет защитила диссертацию по истории архитектуры, не дожила до своего 100 лет, умерла в 80-х годах ХХ века.

Окончание следует









Рекомендованные материалы


Стенгазета

Трудная дорога к правде. Часть 2

В национальном музее Республики Татарстан находится удивительный источник – книжка для маленького сына, сочиненная и написанная его матерью, отбывающей наказание как жена врага народа. Посвятила она ее двум своим сыновьям: Марату и Марлису Давлетьяровым. Их отец председатель правительства Татарской республики был арестован и расстрелян

Стенгазета

Трудная дорога к правде. Часть 1

В 1937 году умерла мама. Нас осталось четверо детей. Через три месяца забрали папу. Двое людей приехали на черной машине и сказали всего одно слово: «Собирайся». Я только помню, что отец все время повторял: «Дети, это какая-то ошибка. Не волнуйтесь, я скоро вернусь...». Но отец не вернулся ни завтра, ни послезавтра, ни через неделю