Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

14.01.2016 | Нешкольная история

Узник концлагерей. Часть 1

Непридуманная история

публикация:

Стенгазета


АВТОР: Анастасия Кружалина, на момент написания работы ученица 11 класса лицея №1 г. Усолье-Сибирское, Иркутская обл. Научный руководитель Нэля Владимировна Бубнова. 3-я премия VII Всероссийского конкурса исторических исследовательских работ «Человек в истории. Россия – ХХ век», Международный Мемориал

Освенцим - Биркенау

Концлагерь Освенцим был построен в 1940 г. для содержания политзаключенных. Вскоре в связи с близостью к железнодорожному узлу лагерь превратился в гигантский комплекс, вмещающий в себя сорок различных объектов, среди которых самыми известными были Освенцим I (Штаммлагер), Освенцим II (Биркенау) и Освенцим III (Моновиц). Врачи, работавшие в лагере, ставили на заключенных «медицинские» эксперименты. Массовые уничтожения газом начались в Освенциме I в конце 1941 г. С весны 1942 г. их стали практиковать в Биркенау, где под газовые камеры были переоборудованы два деревенских дома. Крематории Биркенау были готовы к весне 1943 г. Убийства достигли своего апогея весной и летом 1944 г., когда в Биркенау стали свозить венгерских евреев. В это время в Освенцим ежедневно прибывали три-четыре поезда, привозившие по 3-3,5 тысячи человек. Примерно десятую часть отбирали на «работы», остальных немедленно загоняли в газовые камеры. Однако даже усовершенствованные крематории не могли справиться с таким числом людей, поэтому немцы сжигали тела и в открытых ямах неподалеку от крематория. Последний раз узников загоняли в газовые камеры в январе 1945 г.
Освенцим освободила Советская Армия. Незадолго до этого эсэсовцы демонтировали и взорвали крематории. В Освенциме погибли, по меньшей мере, миллион евреев, около семидесяти пяти тысяч поляков, двадцать одна тысяча цыган, пятнадцать тысяч представителей других национальностей и пятнадцать тысяч советских военнопленных.

Именно в Освенцим 3 октября 1943 года был транспортирован из Львова Бронислав Филиппович Жак-Файфель, где числился как политический заключённый поляк Жак Тадеуш.

Бронислав Филиппович Жак-Файфель - замечательный врач-онколог, посвятивший более пятидесяти лет своей жизни городу Усолью – Сибирскому. Сколько гонений, издевательств, мучений пришлось перенести Брониславу Филипповичу, но он не потерял интерес к жизни, веру в лучшее будущее, стойко и мужественно перенёс все испытания судьбы. Сейчас он живёт в Израиле, но в Усолье его помнят и очень уважают.

Семья Файфель проживала в Польше, в городе Броды. Глава семьи Филипп Файфель – энергичный, образованный, порядочный человек. Он был крупным лесоторговцем, который организовал Акционерное общество. Умер Филипп в 1930 году от онкологического заболевания. После его смерти акционерное общество обанкротилось. Жена, Клара Моисеевна Айдис (мать Бронислава), окончила женскую гимназию, знала кроме русского три языка, прекрасно играла на рояле. После смерти мужа Клара Моисеевна вышла повторно замуж за друга детства Казимира Жака. Отчим усыновил Бронислава Филипповича. До женитьбы на Кларе Файфель Казимир Жак проживал в городе Хойнице, на западной границе Польши. У него была жена-полька, двое детей: сын и дочь. Жена и дочь погибли во время автокатастрофы. Сын Жака, Тадеуш, был старше Бронислава на два года.
Когда началась немецкая оккупация, Тадеуш передал Брониславу свои документы, таким образом, Бронислав стал «поляком-католиком» Жаком Тадеушем. Он вынужден был это сделать, потому что его могли арестовать и расстрелять так же, как тысячи других евреев.

Прибывших в концлагерь «Освенцим Биркенау» встречали злобными окриками эсесовцы и рычащие их черных овчарок. Колонна измученных людей двинулась по направлению к городу конских бараков за колючей проволокой. На воротах лагеря две надписи на немецком: «Милости просим»! и «Сегодня ты красный, завтра ты мертвый». Радостное будущее предвещали эти надписи, главное «оптимистичное!»

В распределительном бараке за столом сидел эсесовец и заполнял паспортные данные. Первый вопрос, который он задавал, - когда родился? Рядом в графе он писал по-немецки «gestorben» − умер! − и ставил дату прибытия. «Потом поглядел на мою побледневшую физиономию и радостно заржал, от этой «легкой» шампанской шутки. Слово «gestorben» зачеркнул». Много лет спустя Бронислав со своей женой Ларисой посетил музей в Освенциме. Его первый лагерный документ сохранился! Зачеркнутого слова «gestorben» не было, значит это был совсем другой документ.
После долгой голодовки в поезде осуждённых ожидало первое «лагерное угощение»! Для несколько сотен новобранцев принесли несколько десятков мисок. Повар разливал горячую баланду, состоящую из кусочков тыквенной кожуры, её мякоти и семечек. Ложек не было. Голодные люди глотали кипяток, обжигались, давились. Кому-то что-то досталось, а кому-то нет.

Бронислав Филиппович вспоминает, что потом появилась новая пытка: заключённый в лагерной полосатой одежде макал острую деревянную палочку в краску и молниеносно вытатуировал на руке шестизначный лагерный номер. Палочка глубоко вонзалась в кожу. Татуировки заливались кровью! Тот, кто кричал от боли, получал от татуировочного «маэстро» по зубам. У Бронислава Филипповича был номер 155083, который на всю его жизнь остался самым страшным напоминанием о годах в концлагерях. При подсчёте прибывших и сверке номеров оказалось, что один и тот же номер накололи дважды. Когда ошибка была установлена, коренастый эсесовец небольшого роста, не торопясь, вытащил из кобуры пистолет и выстрелил одному из заключённых в лицо (чтобы не было путаницы). «В лагере должен быть порядок!»

Пытки продолжались дальше. «Моя пытка началась. Мне достался костюм снятый, наверное, с трупа. От него шёл неприятный запах. Одежда была от высокого, полного человека. Наше новое жилище, с находящимися там ещё «живыми скелетами», было ужасным. Двухэтажные голые нары».
С каждым днём пребывания в Освенциме надежды на выживание оставалось всё меньше и меньше.

По утрам к баракам подъезжала повозка, запряжённая заключёнными. Двое крепких лагерников собирали трупы умерших от голода и болезней. С радостным «гиканьем» они вытряхивали трупы из одежды и, раскачивая труп, закидывали на повозку. Были дни, когда повозка была загружена доверху.

В судьбу Бронислава Филипповича вмешался ангел-хранитель. На площади перед бараками выставили несколько столов. На них разложили знакомые некоторым инструменты и приборы: микрометр, штангенциркули, амперметры и так далее. Респектабельные штатские проверяли знание заключённых этого оборудования. После «экзамена» заключённых отвели в сторону. На второй день лохмотья, в которые был одеты заключённые, были заменены «лагерной полосатой» одеждой, и людей погрузили в товарные вагоны. Вагоны отправлялись в «Бухенвальд».

Печатается с сокращениями.

Окончание следует









Рекомендованные материалы


Стенгазета

Крепкие корни. Часть 2

В конце 1946 года Николая Алексеевича Суворова арестовали и судили как «врага народа». Главным обвинением было то, что он организовал обучение детей в народных школах в период оккупации. Это действие расценивалось как сотрудничество с фашистами.

Стенгазета

Крепкие корни. Часть 1

История моего рода как будто вторит учебнику истории моего народа. В ней все узнаваемо: бабушка рассказывает о первой мировой войне, о революциях в России, о сталинских репрессиях – все это коснулось моих предков, отразилось на их судьбах. Я ощущаю свою причастность к тому, что казалось мне далекой и почти нереальной историей.