Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

29.10.2015 | Нешкольная история

Другая национальность. Часть 3

Ссылка мне родителей свела

публикация:

Стенгазета


Автор: Перевалова Мария. На момент написания работы ученица 11 класса, МБОУ «Лицей №1» г. Усолье-Сибирское, Иркутская область. Научный руководитель Бубнова Нэля Владимировна. 3-я премия XVI Всероссийского конкурса исторических исследовательских работ «Человек в истории. Россия – ХХ век», Международный Мемориал

В нашем городе проживает Зубарева (Шефер) Марина Александровна, женщина, которая пережила нелёгкие времена репрессий, с детства носившая клеймо «ребёнок врага народа».

Рассказ Марины Александровны о жизни родителей, причинах их переселения и депортации, истории об ее детстве и об отношении к детям репрессированных начался просто: «Я, Зубарева (Шефер) Марина Александровна − чистокровная немка. И мать, и отец принадлежат фамилии Шефер». Меня заинтересовал вопрос о происхождении этой фамилии, удалось установить, что фамилия Шефер происходит от немецкого слова Schafer – «пастух (овечьего стада), чабан». На территории Российской империи фамилии такого вида могли носить немцы-колонисты, большинство из которых занимались сельским хозяйством, особенно много таких жителей было на территории Украины и Поволжья.
Как рассказывает Марина Александровна, самым интересным фактом в ее семье является то, что фамилия по материнской (Шефер) и отцовской линии (Шефер) совпадают.

Родственники по линии отца переселились из Германии в район Поволжья, который был центром немецкой колонизации, в конце XVIII. Там после установления советской власти была образована Автономная Советская Социалистическая Республика немцев Поволжья, которая просуществовала до 1941 года. Прабабушки и прадедушки жили долгое время в Поволжье. Отец Марины Александровны родился 26 апреля (26 марта) в 1926 году в с. Ульяново Фроловского района Сталинградской области.

Когда переселились из Германии родственники по материнской линии не удалось установить: «семья часто меняла место жительства и никто конкретно не мог ответить, когда они переселились в Россию». Анна Карловна Шефер, мать Марины Александровны, родилась 12 марта 1929 году на о. Артём в г. Баку, и проживала вместе со своими родителями Шефер (Руль) Марией Григорьевной и Шефер Карлом, информация об отчестве деда была утеряна.

Согласно статистическим данным, в 1920 году в Баку проживали более 4000 немцев, многие из которых работали на металлообрабатывающих заводах.
28 августа 1941 года Президиумом Верховного Совета СССР был издан Указ «о выселении немцев из Поволжья». В этом указе российские немцы обвиняются в активной поддержке германских войск. Но ни во время войны, ни после никто не мог доказать реальной вины советских немцев.

Родители Марины Александровны были подростками (Анне Карловне Шефер было 12 лет, а Александру Андреевичу Шефер − 15 лет), когда их родителей депортировали и выслали из родных мест. В подтверждение того, что мать и отец Марины Александровны были репрессированы, были найдены архивные справки.

В архивной справке, выданной «МВД РФ, Управление внутренних дел Кемеровской области, 27.02.1997 №10/24-39», изложена информация о том, что: «Шефер Анна Карловна 1929 г.р., уроженка г.Баку Азербайджанской ССР, действительно находилась на учёте спецпоселения. В 1941 году была выселена из г. Баку по указу ПВС СССР от 28.08.1941 г. Новосибирскую область на спецпоселение по национальному признаку. А в 1945 г. переселена в Кемеровскую область г. Прокопьевск».
Из рассказов Марины Александровны удалось узнать, «что после того, как её мама Анна Карловна с родителями оказалась в Сибири, в городе Прокопьевске, отца отправили в трудовую армию на Урал, а маму отправили работать в тайгу на лесоповал, поэтому двенадцатилетняя девочка Аня на долгое время оставалась одна.

Позже Анна Карловна рассказывала дочери о том, что её мать Мария Григорьевна, уезжая работать на лесоповал, оставила ей «полмешочка пшена» и наказала, чтобы дочка варила каждый день по щепоточке крупы. Шла война, кругом был голод, кушать хотелось всегда, «сырое пшено было съедено буквально за несколько дней», варить его даже не пришлось». Матери не было дома, надо было что-то делать. Люди подсказали девочке Анне Шефер вступить в колхоз. Этот совет не позволил умереть ребёнку от голода. И она в возрасте 12-13 лет вступила в колхоз, работала и таким образом прокормилась».

Также в семейном архиве была найдена и вторая архивная справка, выданная отцу Марины Александровны, Александру Андреевичу Шефер «МВД РФ, Главное Управление внутренних дел Кемеровской области, 16.06.2000 №10/23-2326,3027», в ней сообщается: «Шефер Александр Андреевич, 1926 года рождения, уроженец с. Ульяново Фроловского района Сталинградской области действительно находился на учёте спецпоселения. В 1941 году был выселен из с. Ульяново Фроловского р-на Сталинградской области вместе с родителями. По указу ПВС от 28.08.1941 г. В Восточно-Казахстанскую область. По словам дочери, Александр Андреевич в 1941 году, в возрасте 15 лет уже работал, разгружая вагоны с цементом со своими сверстниками. Так как работа была очень тяжёлой и была нехватка продовольствия, у него часто случались голодные обмороки.
Однажды Александр Андреевич от голода упал прямо на железнодорожных путях, но, к счастью, люди нашли его вовремя: «Сначала подумали, что он мёртв, но потом отправили в больницу, там его подлечили и откормили. А потом его снова отправили работать». Где бы ни был Александр Андреевич, ему с детских лет пришлось работать.

«….По достижении 16 лет зачислен на учёт спецпоселения по национальному признаку. В 1942 году был мобилизован в трудовую армию и был переселён в Кемеровскую область в г. Прокопьевск».

Правительство накануне войны очень сильно боялось, что немецкие жители перейдут на сторону фашистов, поэтому семьи разбивали и родных братьев и сестер рассылали в разные населённые пункты, подальше от Родины, чаще всего немцев отправляли в Казахстан, на Урал и в Сибирь. Получилось так, что всех родственников отца разослали в разные стороны.
Отец Александра Андреевича, Андрей Шефер, (дедушка Марины Александровны) умер во время Великой Отечественной войны от голода. Случилось так, что он потерял свою продовольственную карточку, по которой получал продукты, и чтобы не огорчать семью, не заставлять страдать своих родственников, он скрыл потерю. Вскоре он скончался.

Александр Андреевич Шефер был переселен с 1942 года в Кемеровскую область, Анна Карловна Шефер переселилась в 1945 году. В г. Прокопьевске и встретились родители Марины Александровны.

У Марины Александровны сохранилось много воспоминаний об отце, которыми она поделилась со мной: «Отец надорвал здоровье из-за работы на шахте, работать там ему было тяжело, постоянно болел. В городе Прокопьевске, где добывали коксующий уголь, были постоянные сквозняки, поэтому встал вопрос о том, чтобы вывезти отца оттуда. Но другого ничего он делать не умел, кроме как добывать уголь. Ни отец, ни мать после работы так и не учились. Отец и не мог бы учиться, потому что жил в деревне с немцами, где всё преподавание было на немецком языке, и вот, оказавшись среди русских, необходимо было заново учиться языку, грамоте. Бабушка у меня так и умерла неграмотная, не зная русского языка. Отец потом научился читать по-русски. Маме было проще, так она училась в Азербайджане, а там преподавали русский язык. Отец рассказывал, что вспоминал свою деревню, где немцы проживали, хотя работы были одинаковы, но когда у них было всё прибрано уже, после они шли ещё помогать русским, так происходило всегда».
Родители рассказывали о том, что «в Прокопьевске были дети разных национальностей: они ничего не говорили, но было заметно, что они сразу замолкали, когда мы появлялись. Также было много татар, немцев, греков, корейцев, латышей, поляков».

«Не все родители другой национальности разрешали своим детям играть с нами, нас считали фашистами. Никто не мог объяснить нам причин такого поведения, родители молчали. И всю жизнь так и жили - «без вины виноватые».

Марина Александровна родилась 27 октября 1948 года в г. Прокопьевске, Кемеровской области, когда родители находились на спецпоселении.

Марина Александровна вспоминает о детстве: «До трёх лет я жила в землянке, там у нас была выстроена улица в 9 домов, которую построили пленные финны. Но дома были недостроенные и брошены, потому что жить в них оказалось нельзя (построены на болоте). А дед у меня по отцовской линии плотник, столяр. Он решил, раз дома брошены, то там можно жить. Довёл их до ума и все остальные жители, глядя на нас, тоже начали селиться в эти «хижины». Дом был казённый, огород небольшой, выращивали всё, держали скот…».
Репрессии по национальному признаку не обошли никого стороной: немцы, финны, латыши, татары… Власть «свирепствовала» и не желала быть терпимой и рассудительной.

«В школе в то время уже не было, чтобы от детей требовали отречения от родителей, родители были сосланы не по преступлению, а по национальному признаку, и в моём учебном заведении этого «высокомерия» уже не ощущалось. Все были одинаковы».

В 1957 году разрешили выезжать с мест спецпоселения. Родители приняли решение вместе с детьми с Александром Александровичем Шефер (1950 года рождения), Лилией Александровной Шефер (1952 года рождения), братом и сестрой Марины Александровны перебрались жить в Крымск Краснодарского края.

Марина Александровна осталась жить в Сибири, к матери ездила в гости. «После окончания школы училась я в Кемеровском техникуме, а потом захотелось романтики. Появился шанс поехать к Ангаре. Поскольку надо было отрабатывать три года, раньше после окончания учебного заведения нужно было обязательно отрабатывать, у нас было производство на Урале, в Кемерово и в Усолье-Сибирском. Мы выбрали Усолье. И вот с 1968 года я живу здесь и совсем не жалею о своём выборе».

Отец Марины Александровны всегда говорил своей родне: «Жизнь тяжёлая была, книгу можно написать…» и замолкал. Почему отец ничего не говорил? Вероятно, это из-за того, что мать и отец Марины Александровны давали подписку о неразглашении и молчали целых 40 лет. Вот такие чудеса выдержки проявляли люди, не по своей воле «закалённые» репрессиями. Реабилитированы они были только в 1994 году.









Рекомендованные материалы


Стенгазета

«За что я отбывала свой невинный срок?» Часть 1

Известие о судьбе мужа и отца семья Вавиловых получила в марте 1943 года. Известие страшное, в которое невозможно было поверить: сообщалось, что рядовой Павел Михайлович Вавилов был осужден и расстрелян как изменник Родины. Если и был в чем-то виноват Павел Михайлович, так он уже за это был страшно наказан. Но все круги страданий предстояло пройти и его родным.

Стенгазета

20 лет конкурсу «Человек в истории. Россия – ХХ век»

25 апреля » прошла церемония награждения победителей Всероссийского конкурса исторических исследовательских работ старшеклассников «Человек в истории. Россия – ХХ век», (лучшие из них мы публикуем в рубрике "Нешкольная история" ). В этом году конкурсу исполнилось 20 лет.