Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

19.09.2014 | Общество

Мы идем на Марш Мира

21 сентября в Москве пройдет шествие за мир по традиционному маршруту: от Страстного бульвара по бульварному кольцу, а потом по проспекту Сахарова до пересечения с Садовым кольцом

21 сентября, в ближайшее воскресенье, я приду на Марш мира.

Я приду, чтобы на улицах родного города побыть вместе с теми, кто не потерял рассудок, кто сохранил иммунитет к тотальной лжи и тотальному безумию, кто, как и я, понимает, что мир - это необходимое условие для развития, для творчества, для личной свободы, для человеческого достоинства. Мир - это жизнь. А война - это смерть и разрушение, в том числе и разрушение собственной личности.

Я приду на марш в надежде, что там я увижу многих из тех, кто не может и не хочет смириться с тем, что власти нашей страны ради своих иррациональных, а потому и особенно опасных амбиций, которые ставятся не только выше закона, но и выше обыкновенного здравого смысла, втягивают страну, а значит, и каждого из нас в войну, во вражду, в саморазрушительную ненависть, в позор, в безумие, в уныние, в смерть.

Я очень хочу, чтобы нас было много в этот день. Это правда важно. И я буду бесконечно рад всех вас увидеть. Мы ведь с вами довольно давно не виделись. Приходите. До встречи.

Источник: "Грани.ру", 17.09.2014,








Рекомендованные материалы



Клюшка над Рейхстагом

Так что это все политика, пацаны. Это наша, короче, история, братаны. Мы не дадим ее переписывать и не позволим никому ее это, как это, фальфирицировать. Это политика. А политика — это что? Правильно, война. Потому что нам нужны победы. А без войны и победы не бывает. Не ясно, что ли?


Пенсии могут не понадобиться…

Фактически впервые без экивоков Кремль угрожает США ядерным ударом. Эти грозные заявления почти до деталей совпадают с угрозами в адрес США в Заявлении Генерального секретаря ЦК КПСС Юрия Андропова в 1983 году. Таким образом, по крайней мере на уровне заявлений, мы вернулись к периоду самого жесткого военного противостояния СССР и США после Карибского кризиса.