Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

16.09.2014 | Колонка / Общество

Игра в наперстки

Власть одержала очередную победу на выборах

Следует констатировать, что российская власть одержала очередную блестящую победу в наперстки — игру, именуемую у нас выборами. Поняв, до какой степени дискредитирована партия власти, ответственные за голосование начальники сделали все, чтобы избиратели никак не связали заранее отобранных кандидатов с партией жуликов и воров. Потом они внаглую, демонстративно, отсекли от участия в выборах всех кандидатов, кто имел хоть какие-то, пусть минимальные, шансы победить. То перспективный кандидат в губернаторы не мог собрать необходимое количество голосов муниципальных депутатов, то кандидату в депутаты браковали подписи избирателей, так как эти подписи были написаны неправильной ручкой или вылезали на десятую часть миллиметра за определенную процедурой рамку...

Затем было сделано все, чтобы никто никогда не узнал, чем программы пропущенных на выборы кандидатов отличаются друг от друга. От «допущенных» выбили твердое обязательство даже не пытаться победить.

Надо сказать, что в моем Митино я твердо решил проголосовать за кандидата «Яблока» (других либеральных партий не просматривалось). Ровно до того момента, пока не выяснилось, что кандидат — отставной офицер ФСБ. Вполне допускаю, что это особенный фээсбэшник, глубоко проникнувшийся демократической идеологией, столь характерной для «Яблока». Только узнать сие из словесной жвачки кандидата не было решительно никаких шансов.

Ну а для полной безопасности выступления кандидатов были старательно запрятаны в нудные разговоры, которые только слепоглухонемой мог бы принять за предвыборные дебаты. А потом на избирательные участки послали подневольных бюджетников, которые должны были переслать непосредственным начальникам фотографии с правильно заполненных бюллетеней…

На мой взгляд, все это лишнее. В условиях шовинистической истерии, раскрученной в последние месяцы, провластным кандидатам было совершенно не нужно скрывать свою принадлежность к жуликам и ворам, за них все равно бы проголосовали. Хорошо, скорее всего они победили. В том смысле, что им удалось протащить на губернаторские и депутатские должности заранее назначенных и специально обученных людей. Благодаря этим усилиям в органы власти попали люди, про которых принято говорить «никто и звать никак». Разумеется, им дадут подзаработать. Впрочем, подозреваю, не слишком долго. Предстоят довольно бурные годы — экономика неизбежно засбоит, все социальные обещания придется потихонечку сливать (на что и намекают экономические советники Путина). Грядущие экономические трудности скорее всего сведут на нет ура-патриотический подъем, весь этот «крымнаш». И тогда Путину скорее всего понадобятся жесткие союзники, люди, способные принимать решения. Но таковых найдется немного. Насколько можно понять, нынешний отбор во власть носил сугубо отрицательный характер. Так приблизительно, как Путин отбирал себе преемника. Нужно было доказать, что ты — полная тряпка. Но даром такой талант не дается. Рано или поздно человек превращается в полную тряпку. Эти люди разбегутся как тараканы при первом серьезном кризисе. Как разбежалась на Украине фракция Партии регионов. Но, когда это произойдет, мы не знаем наверняка.
Поэтому о главном. О стратегии демократической оппозиции, том, о чем спорят мои близкие друзья. Участвовать или нет в выборах? Может стоит сконцентрироваться на подготовке массовых протестных акций? Или готовить демократическую революцию?

Понимаю, что кого-то подобное сравнение решительно оскорбит. Но никуда не уйти от того, что все эти споры до боли напоминают те, что велись в партии (сами знаете, в какой) в каком-нибудь 1908 году. Тогда, утверждалось в очень толстой книжке в серой обложке, в стране наступила реакция. В этих условиях члены РСДРП яростно спорили: уйти в подполье или, наоборот, сконцентрироваться на легальной деятельности, работать в разрешенных профсоюзах, избираться в Государственную думу. Одних называли отзовистами, других ликвидаторами.
На это некто Ульянов, человек, которому уж точно нельзя отказать в мастерстве политического тактика, отвечал: споры эти пустые. Надо заниматься и тем, и другим. Если получится, следует участвовать в легальной деятельности, выборах. При этом следует понимать: скорее всего здесь ждет неудача. Однако это пусть немного, но поможет пропаганде наших взглядов. Одновременно следует и отстраивать партийную организацию, готовясь к будущим битвам.

По моему мнению, в нынешних условиях, в условиях наступившей реакции, совершенно бессмысленно спорить, что эффективнее: выборы или марши протеста. Надо готовить и то, и другое. При этом следует понимать, что немедленного результата не принесет ни то, ни другое. И, пользуясь возникшей паузой, сконцентрироваться на просвещении российского народа, который уж слишком быстро оказался в плену самых мерзких предрассудков.

Понимаю, что сейчас, когда на улицах вот-вот появятся слегка осовремененные «черные сотни», разговоры о просвещении выглядят странно. Однако в нынешних условиях это единственный выход. Нам надо приготовиться к долгой работе. И в этой работе надо пробовать все — участие в выборах, соцсети. Нужно, наконец, озаботиться созданием дееспособных демократических организаций. Еще раз: это работа на долгую перспективу.

Источник: "Ежедневный журнал", 15 СЕНТЯБРЯ 2014,








Рекомендованные материалы



Истоки «победобесия»

Главное же в том, что никому не нужны те, в почтительной любви к кому начальники клянутся безостановочно. В стране осталось всего 80 тысяч ветеранов. Два года назад их было полтора миллиона. Увы, время неумолимо. Казалось бы, если принимать всерьез все эти камлания о том, что никто не забыт, жизнь 90-летних героев должна превратиться в рай. Но нет.


Режим дна…

Я когда-то понял и сформулировал для себя, что из всех типов художественных или литературных деятелей наименьшее мое доверие вызывают два, в каком-то смысле противоположные друг другу. Первые — это те, кто утверждает, будто бы они, условно говоря, пишут (рисуют, лепят, сооружают, играют, поют, снимают) исключительно «для себя». Вторые это те, которые — «для всех».