Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

31.07.2014 | Нешкольная история

Благодать коснулась невидимо нашего сердца…

Работа девятиклассницы из Кирова. Трагичная участь священников

публикация:

Стенгазета


АВТОР: Валерия Коновалова на момент написания работы – гимназистка 9 А класса «Вятской гуманитарной гимназии» Научный руководитель: учитель русского языка и литературы Галина Вадимовна Бузанакова 3-я премия XV Всероссийского конкурса исторических исследовательских работ «Человек в истории. Россия – ХХ век», Международный Мемориал

Случайное знакомство с рукописью последнего священника старинного храма Рождества Богородицы Яранского района села Рождественского Кировской области о. Никанора Шерстенникова послужило тому, что мне захотелось ответить на вопросы, которые раньше просто не возникали в моём сознании. Ничего не зная о хозяине потрёпанной тетрадочки с пожелтевшими от времени листами, я ощутила его боль и тревогу за людей: «Пастырь так сливает жизнь свою с жизнью паствы, что все недостатки, все грехи их считает своими собственными, как доказывающие недостаточную его ревность… Скорбь о грехах своих пасомых, как бы о своих собственных, забота о пасомых, как бы о самом себе, любовь к пасомым как бы к самому себе не на словах только, а на деле – вот условия пастырского служения».

Мне показалось, что личность скромного сельского священника будет интересна не только мне, поэтому я решила подробнее узнать об отце Никаноре, собрать все имеющиеся о нём сведения, обобщить собранный материал и открыть его имя моим современникам.

Церковь Рождества Богородицы расположена на территории старинного села Рождественского на левой, надпойменной береговой террасе реки Шошмы.
Легендами овеяно появление красивого, очень изящного каменного храма в вятской глуши. Одна из легенд связана с именем первой невесты царя Михаила Романова, сына патриарха российского Филарета: будто бы Мария Хлопова, та самая невеста, была оклеветана и сослана в Яранск в 1619 году. Куда именно – история умалчивает. Вторая легенда связана с именем родного дяди царя Михаила Фёдоровича (это были времена гонения на Романовых со стороны Бориса Годунова) – Василия Никитича Романова, который, согласно легенде, был сослан в Яранск в 1601 году. Архитектурно-художественный стиль церкви Рождества Богородицы несвойственен вятским строениям: стиль, как отмечают специалисты, «следует отнести к группе памятников нарышкинского барокко, появившихся в Москве и Подмосковье на рубеже XVII – XVIII веков.
Согласно архивным источникам, в 1708 году был освящён престол во имя Рождества Иоанна Предтечи, расположенный «по левую сторону», а затем, в 1724 году – главный престол – в честь Рождества Богородицы. Церковь Рождества Богородицы в Рождественском выполняла свою духовную функцию вплоть до конца тридцатых годов ХХ века.
В Государственном архиве Кировской области нами обнаружено Постановление Президиума Кировского областного исполнительного комитета за номером 778 от 29 апреля 1939 года
«О ЗАКРЫТИИ РОЖДЕСТВЕНСКОЙ ЦЕРКВИ ЯРАНСКОГО РАЙОНА»
«Виду того, что община верующих (двадцатка) Рождественской церкви не желает содержать церковное здание и имущество культа (подано заявление об отказе) и учитывая, что желающих принять церковь по договору, несмотря на вывешенное объявление, не нашлось, руководствуясь статьёй, руководствуясь статьёй 32 инструкции по вопросам культа и статьями 34-35 постановления ВЦИК и СНК РСФСР о религиозных объединениях от 08. 04. 1939 года, Президиум Облисполкома
ПОСТАНОВЛЯЕТ:
ДОГОВОР, ЗАКЛЮЧЁННЫЙ С ОБЩИНОЙ ВЕРУЮЩИХ НА СДАЧУ РОЖДЕСТВЕНСКОЙ ЦЕРКВИ, РАСТОРГНУТЬ И ЗДАНИЕ ЦЕРКВИ ПЕРЕДАТЬ РАЙИСПОЛКОМУ ДЛЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПОД КУЛЬТУРНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ.

Председатель Облисполкома – Иволгин
Секретарь Облисполкома – Новиков».

Служба была прекращена. Здание было использовано как складское помещение.
В 1992 – 1993 гг. провели комплексные исследования состояния Богородицкой церкви с целью подготовки проекта реконструкции данного памятника архитектуры, но лихие девяностые поставили крест на реставрации национального достояния. В июне 1998 года каменный храм Рождества Богородицы с приделом Рождества Иоанна Предтечи (1708 – 1724 гг.), построенный в традициях нарышкинского барокко, рухнул.
Исследовав клировые ведомости церквей (ГАКО) за разные годы, изучив материалы ежегодника «Вятский Епархиальный вестник», удалось установить имена священников Богородицкого храма: о.Алексий Шевелёв, о.Пётр Шевелёв, о.Василий Добрынин, о.Ф. Акишев, о.Семион Куклин, о.Владимир Сырнев, о.Никанор Шерстенников.

Безусловно, наиболее трагичной стала участь последней династии священников Сырневых-Шерстенниковых, живших и служивших на рубеже веков.

Отец Владимир Александрович Сырнев был направлен в село Шошминское (Рождественское) Яранского уезда с архипастырского благословения в 1888 году в чине протоиерея.
Семья отца Владимира была большая − одиннадцать детей. Все дети получили прекрасное образование. Старший, Иван Владимирович, выучился на врача-психиатра (на семейной фотографии он второй слева). Сергей Владимирович (высокий молодой человек, стоящий позади отца Владимира) закончил Демидовский юридический лицей.
Младшая дочь Екатерина Владимировна (будущая жена отца Никанора, крайняя справа) окончила в 1917 году историко-филологический факультет Казанского университета.
Младший сын Петр в январе 1918 года, в первый год установления советской власти, окончил 4 класса Вятской Духовной семинарии.
В 1922 году преосвященным Сергием, епископом Яранским, Петр Сырнев назначен псаломщиком Богородицкой церкви с. Шошма, где служил до 1928 года, а затем определён на священническое место в Архангельскую церковь села Михайловского. С 1933 года о.Пётр назначен настоятелем Покровской церкви в селе Лом, где был арестован и осуждён на девять месяцев тюрьмы. Наказание отбыл полностью. После освобождения находился под следствием, но был оправдан.
С 1934 года отец Пётр – настоятель храма в селе Рождественском Яранского района.

13 ноября 1937 года особой тройкой при УНКВД Кировской области по статье 58 п.10 приговорён к высшей мере наказания. Приговор приведён в исполнение 09 декабря 1937 года… Место его захоронения неизвестно. У расстрелянного священника осталась жена, сыновья Пётр, Геннадий, Алексей и дочь Кетевана.

В том же 1937 году, после трагической гибели своего шурина, от сердечного приступа скончался и другой, последний, священник Рождественской церкви о. Никанор Шерстенников. Один из родственников при прощании с ним тихо проговорил: «Хорошо, что он умер своей смертью».
Отец Никанор умер в самый разгар репрессий, в 1937 году. Рушилась вера, рушился традиционный уклад русской жизни. В тех проповедях отца Никанора, которые бережно хранят его внуки, нет политической подоплеки, но в них звучит горечь неравнодушного к происходящему человека, не понимающего того, как можно так грубо рушить многовековой уклад России: «Какие ужасные вести доносятся до меня: будто люди от Бога отступили, говорят, что Бога нет, ничего святого не может быть, кресты снимают…»..
Шерстенников Никанор Алексеевич родился в 1895 году в семье священника Алексея Алексеевича Шерстенникова с. Шаранга Яранского уезда Вятской губернии. По семейным преданиям Шерстенниковых, «самое яркое впечатление маленького Ники – освящение 18.09.1900 в с. Шаранга храма во имя Святой Троицы, строительство которого осуществлялось на пожертвования прихожан под неусыпным контролем и руководством его отца. Торжественный перезвон всего колокольного хора, состоящего из четырнадцати колоколов и маленьких колокольчиков, в день освящения храма не мог не оставить в душе юного Ники глубокого следа».
Семья о. Алексея была большой: кроме Никанора – сыновья Леонид и Алексей, дочери Софья, Юлия, Фаина, Зинаида. Детям стремились дать достойное образование.
Никанора решено было отдать в Яранское духовное училище. Десятилетним мальчиком Никанор покинул родительский дом и в течение четырёх лет в училище постигал светские науки и азы богословия с тем, чтобы в дальнейшем продолжить обучение в духовной семинарии.
Здесь, в Яранске, он познакомился Екатериной, воспитанницей женской гимназии, дочерью священника храма Рождества Пресвятой Богородицы, расположенного в десяти верстах от Яранска в с. Шошминском (Рождественском), – протоиерея Владимира Александровича Сырнева. Между молодыми людьми возникло чистое, нежное чувство
После окончания полного курса училища в 1909 году Никанор поступает в Вятскую духовную семинарию с намерением продолжить духовное образование и посвятить себя, как и отец, пастырскому служению. Екатерина получает образование в Казанском императорском университете, на историко-филологическом факультете. В разлуке влюблённые обмениваются письмами. Вот одно из них – открытое, потому немногословное, но очень трогательное – из Казани Екатерина пишет к Светлому празднику Пасхи: «г. Вятка, духовная семинария, воспитаннику Н.А.Шерстенникову. Воистину Воскресе. 11.04.1914. Г.л. (горячо любящая) Вас Ваша Катя».
Вятскую духовную семинарию Никанор Алексеевич окончил в 1915. Семинария дала солидный запас богословских знаний и прочные системные знания по основным наукам.
Екатерина Владимировна Сырнева окончила Казанский императорский университет, успешно сдав государственные экзамены и получив Диплом II степени (соответствовал согласно реформе высшей школы 1884 года низшей учёной степени) в мае 1917 года. Предположительно в 1918 году Никанор Алексеевич и Екатерина Владимировна венчались. Екатерина Владимировна в это время преподавала русскую словесность в Яранской женской гимназии.

С началом гражданской войны Никанор Алексеевич призван в Красную Армию. Из писем 1919 года к Екатерине Владимировне следует, что он служил в штабе подразделений Красной Армии в городах Советске, Котельниче, Вятке (отец Никанор обладал каллиграфическим почерком).

Из открытого письма от 07.01.1919 из Вятки: «г. Яранск, Вятская губерния, ул. Ленина, дом Крутовских, Екатерине Владимировне Шерстенниковой. Милая, дорогая Катюша! Поздравляю тебя с праздником Рождества Христова и желаю всего наилучшего… Большое спасибо тебе за подарочек, он и пригодится. Живу по-прежнему, но только ужасно скучаю без тебя, и особенно теперь, накануне праздника… тяжеленько придётся среди лишений провести этот светлый праздник. Буду свободен, напишу…письмо. Пока до свидания. Желаю всего-всего наилучшего. Г. л. Ники».
Письма пронизаны трогательной заботой о здоровье любимой супруги: Екатерина Владимировна ждала ребёнка. 22 апреля (ст/ст) 1919 года родился их первенец – сын Юрий.
После демобилизации Никанор Алексеевич с молодой супругой, ждущей второго ребёнка, и маленьким сыном поселяются в с. Рождественском. Уже в Рождественском 18 декабря 1920 года (1 января 1921 года – по новому стилю) родилась дочь Нина.
Никанор Алексеевич служит в местном храме Рождества Пресвятой Богородицы. С мечтой об академии пришлось расстаться: с установлением советской власти многие духовные учебные заведения закрывались, ближайшая академия – Казанская – прекратила своё существование с арестом в 1921 году ректора и подавляющего числа преподавательского состава академии, да и ответственность перед семьей была велика. А в семье молодого священника вновь пополнение – 6 марта 1923 года в час ночи на свет появился Борис, рыжеволосый мальчик.
В 1925 году для семьи Никанор Алексеевич построил просторный дом, светлый, уютный. Из окон дома открывалась живописная картина: заливные луга, радующие взор цветущим разнотравьем летом; речка, бескрайние поля. Приусадебный участок отец Никанор огородил живой изгородью, посадив аллею из акаций. В новом доме в декабре 1925 родилась младшая дочь Татьяна.
Екатерина Владимировна всецело посвятила себя воспитанию детей, была строга. В семье стремились привить детям художественный вкус, любовь к прекрасному. У старшего сына Юрия проявились способности к живописи, склонность к селекции: часто он, любуясь закатами, разворачивал мольберт и спешил запечатлеть уходящую натуру на холсте, листе бумаги; в весенне-летний период экспериментировал, стремясь вывести новые сорта растений, цветов. Девочки радовали прилежанием и старанием в учёбе. Борис рос смышлёным, развитым, подвижным мальчиком с неуёмной энергией, тоже неплохо рисовал. В семье была собрана великолепная библиотека (во время войны, когда дом остался без присмотра, уничтожена).
В очень непростое время выпало нести пастырский крест о.Никанору, но он продолжает служить и предан своему храму. Храм с более чем двухсотлетней историей, архитектурную ценность которого трудно было переоценить, – предмет особой заботы и тревоги о.Никанора. В своих проповедях он часто обращается к этой теме. О внутреннем убранстве храма теперь можно только догадываться, а вот с какой теплотой пишет о его благостной атмосфере в одной из проповедей о.Никанор в канун престольного праздника Рождества Пресвятой Богородицы: «Гулко пронёсся в вечернем воздухе церковный благовест. Ударили ко всенощной… Завтра день Богоматери, и церковь будет славить Её. Знакомый приходской храм – в середине чудный лик Богоматери. Теплятся лампадки; утешительный, знакомый, дорогой лик проникает в душу; забывается на время житейская суета, дом; заботы остаются позади; тихо, сладко становится на душе – благодать Девы Марии коснулась невидимо нашего сердца…»
Когда дети подросли, Екатерина Владимировна охотно помогала отцу Никанору – курировала церковный хор: организовывала прослушивание и отбор певчих, проводила репетиции хора.

В тридцатые годы для семьи наступили нелёгкие времена. Областной Государственный архив располагает «Именным списком лиц, лишённых избирательного права по Танаковскому сельскому совету Яранского района». Среди тех, кто лишён избирательного права в 1930 году – семья священнослужителей церкви Рождества Богородицы.

В 1935 году матушка Екатерина ушла из жизни вследствие тяжёлой болезни. Весь груз ответственности по воспитанию детей, ведению хозяйства лёг на плечи Никанора Алексеевича.
В декабре 1937 года расстреляли брата матушки Екатерины о.Пётра Сырнева. Шла волна репрессий. Отец Никанор тяжело переживал всё, что происходило в стране, в родном приходе, в семье. Спустя несколько дней после гибели Петра Владимировича он скончался от сердечного приступа…
Отец Никанор и матушка Екатерина успели заложить в своих детях любовь к родной земле, к людям, к стране. Их дети жили без злобы в сердцах и подавали односельчанам пример человечности, доброты, любви к миру.
Старший сын Юрий в начале Великой Отечественной войны был призван в Красную Армию и погиб в декабре 1943 года в возрасте 24 года.
Борис в 1942 году ушёл на фронт добровольцем. Дважды был тяжело ранен. За личное мужество и отвагу в боях в июне 1943 года был награжден медалью «За отвагу». После длительного лечения в Саратовском эвакогоспитале Борис вернулся в Рождественское. 01.01.1946 принят на работу в качестве избача Рождественского сельского Совета, а решением сессии сельсовета от 12.03.1946 назначен секретарем, в декабре 1947 года избран депутатом Рождественского сельского Совета депутатов трудящихся от Танаковского избирательного округа. Он был уважаемым человеком, ему доверяли земляки.
Дочь Нина всю жизнь посвятила обучению и воспитанию детей. В 1965 году она была назначена директором Рождественской семилетней школы. До сих пор её выпускники и коллеги вспоминают как отличного учителя, прекрасного человека. По воспоминаниям её учеников, это был идеал учителя – заботливого, неравнодушного, внимательного, настоящего старшего товарища.
Младшая дочь Татьяна окончила Поволжский лесотехнический институт им. Горького, работала в Северном Казахстане, в Поволжье в системе лесного хозяйства.
Добрая память о детях последнего сельского священника и сегодня живёт в людях старшего поколения с. Рождественского, а вот о самом о.Никаноре Шерстенникове, об о.Петре и о.Владимире Сырневых память стёрта, и мы хотели бы данной работой восстановить их имена, показать как нужно выполнять свой долг по отношению к родным людям, к детям, и к тому делу, которому служишь, однажды определив свой жизненный путь.
Печатается с сокращениями

 









Рекомендованные материалы


Стенгазета

Сельский учитель. Часть 3

Совсем уж было размечтался Тихон о городской жизни, но не получилось. Сказали, что в Москву ему нельзя ‒ во время войны он несколько месяцев находился на оккупированной территории. Так было обидно молодому парню. На оккупированной территории он, шестнадцатилетний, перенес голод, унижения и страх. И из-за этого он оказался человеком второго сорта.

Стенгазета

Сельский учитель. Часть 2

Мать ей сказала: «Катя, надо говорить не то что думаешь, а то, что надо». А отец добавил: «Такое сейчас времечко». В то время именно такой принцип был самый безопасный для любого человека. И частенько, призналась учительница, приходилось ей говорить то, что надо: на уроках, собраниях и совещаниях, за кафедрой перед населением. Почти всю свою трудовую жизнь.