Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

07.11.2013 | Арт / Общество

Во имя отца и сына

Ничего себе начало истории! Ничего себе традиционные семейные ценности!

   

Любопытно, что объектом нападок неугомонной национально-державно-православно-патриотической общественности вдруг стала одна из самых известных и самых популярных русских картин, картина с и без того нелегкой судьбой, картина, растасканная на бесконечные пародии, реплики, аллюзии, парафразы. Истинно народная картина: картина Ильи Репина про двух Иванов – отца и сына.

«Современной исторической наукой твердо установлено, - говорят они, - что Первый Русский Царь Иоанн не убивал своего сына».

Вообще-то сама идея, если воспринимать ее обобщенно, представляется мне весьма амбициозной, способной в случае удачного овладения массами радикально перевернуть основы классической отечественной искусствоведческой и литературоведческой науки.

Еще бы: тотальная ревизия истории искусств на предмет соответствия или несоответствия тех или иных произведений, до сей поры считавшихся классическими, историческим фактам. Такого критерия, поставленного в основу оценки художественного наследия, кажется, еще не было.

Но в данном случае, похоже, речь идет не столько о реальных исторических фактах, сколько о том, что в соответствии с той или иной политической конъюнктурой фактом признается или нет.

Почему именно эта картина? Почему Иван Грозный? Почему сын Иван, ставший жертвой - если верить фантазии художника - вспыльчивого нрава своего державного папаши?

Ну, это я понимаю: неудобно получается: первый, казалось бы, русский царь – и сразу тебе беспредельщик-мокрушник. Ничего себе начало истории! Ничего себе традиционные семейные ценности!

Своих мужей и папаш русские царицы и цари тоже никогда не мочили – те сами умирали от удара или геморроя, времена были тяжелые. А либеральные историки, художники от слова «худо» и так называемые «литераторы» на гранты Сороса все это насочиняли, чтобы ослабить и без того могучую державу, на недра которой уже давно зарятся все кому не лень.

Не убивал он никого. И точка. И хватит уже очернять нашу историю. Особенно разным сомнительным художникам с подозрительными именами-отчествами типа «Илья Ефимович». Знаем мы этих ефимычей! Нахлебались от них!

И нефиг клеветать на нашу скрепу – на нашего Иванвасилича, собирателя русских земель в одну кучу, которую не удается разгрести до нынешних времен.

Короче, убрать всю эту русофобию из «нашей» православно-патриотической Третьяковки, где место только трем богатырям, витязю на распутье и царевичу верхом на волке. Они хотя бы исторически достоверны.

Заодно уж, кстати, можно было бы разобраться много с чем. Что там, например, говорит «современная историческая наука» про Петра и стрельцов? Было? Не было?

Да хотя с тем же пушкинским «Моцартом и Сальери», чтобы не ходить далеко, неплохо бы разобраться. Впрочем, это ладно, это не наша история, чужая, там все только и делали, что друг друга травили и делают это до сих пор. И пусть с этими фактами разбираются австрийские державники, если, конечно, хотя бы пара-тройка таковых сыщется в бездуховной Европе, погрязшей в содомском грехе и самоубийственной толерантности.



Источник: "Грани.ру," 04.10.2013,








Рекомендованные материалы



Величина точки

И во всем разнообразном и сложном многоголосье звучали, конечно, и голоса, доносившиеся из кремлевской людской. «Полиция и в этот раз, — доверительно сообщил нам кто-то из этой медиа-дворни, — действовала предельно деликатно и точечно».


Прение живота со смертью

Мы оказались просто вне всякой реальности. Мы оказались в символическом мире, где живая реальность вовсе не служит универсальным критерием хотя бы приблизительной истинности того или иного утверждения или материальным обеспечением того или иного знака».