Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

12.07.2012 | Колонка / Общество

Иностранение

Стихийная, но при этом еще поощряемая властями шпиономания всегда была одной из отличительных черт российской жизни

Совсем недавно я провел дней десять во Франции. Это были прекрасные во всех отношениях дни. Погода, старые и новые друзья, дружелюбная публика. Очень красиво и очень вкусно. В общем, Франция.

Расслабиться было бы в самый раз. Но рука тем не менее все время тянулась к компьютеру, а компьютер нервно рыскал в поисках вай-фая. Иногда находил.

Читая вести с родины, я все время вспоминал слова из известного стихотворения в прозе, написанного одним нашим великим соотечественником как раз во Франции: "Не будь тебя — как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома". Другой фрагмент этого стихотворения, который про "великий и могучий", украшал и продолжает украшать школьные кабинеты русского языка. Приведенный же мною фрагмент известен куда меньше. Потому что эти слова принадлежат не патриоту, а явно иностранному агенту.

Но и правда ведь: если бы не наш язык, который и на самом деле надежда и опора, как не впасть в отчаянье? Например, от бурной, как работа воспаленного кишечника, законодательной деятельности избранного Чуровым парламента.

Очень мне, конечно, понравилось про "агентов". Да и как такое может не понравиться.

Что такое "иностранный агент" для представителя современного цивилизованного мира, для которого само понятие "граница" является глубоко архаичным? Что это означает? Да ничего. "Агент КГБ" - это понятно. И "агент ФБР" - понятно. А "иностранный агент" - непонятно. И главное, совсем непонятно, почему это обязательно плохо. Но зато это отчетливо понимают все те, чьи представления о мироздании взошли на советских шпионских романах и на политинформациях про "бдительность" и "идеологические диверсии". Для них, кажется, этот закон и писан.

Стихийная, но при этом еще и очень поощряемая властями шпиономания всегда была одной из отличительных черт российской, потом советской, а потом и снова российской социальной жизни.

Нынешние же поиски и "выявления" каких-то "агентов" в своей первооснове восходят, конечно же, к основной профессии того, кого они именуют своим президентом. Этот бывший дрезденский вербовщик, за годы своей последующей политической мутации "из штази в князи" не сумевший ни на йоту изменить ни своих базовых представлений о жизни, ни своего кругозора, всех людей привык воспринимать именно как "агентов". Либо как своих. И такие агенты "нам нужны". Либо как агентов "иностранных", то есть вредных и автоматически становящихся в его небогатой картине мира объектами "разработок" и "спецопераций". Для чекиста весь мир – резидентура, все люди – агенты. Реальные или потенциальные. Свои или чужие. Свои – хорошо. С чужими надо "разобраться".

И интересно, что все эти затеи сельской остроты про "агентов" разворачиваются на фоне того факта, что упомянутый президент-резидент долгие годы именно как раз тем самым агентом и являлся. То есть именно что осуществлял в одном государстве некую деятельность в интересах другого государства, именно того, из которого он получал зарплату. И этот исторический факт, в отличие от малярийных галлюцинаций думских затейников, известен всему миру.

Они все время талдычат о загранице, чьих агентов они намерены выявлять, разоблачать и предписывать им публично носить звание агента. (Может быть, кстати, посоветовать им придумать какой-нибудь специальный "агентский" знак наподобие тех, что в свое время придумывали их духовные родственники для обозначения различных категорий неполноценных граждан? Нет, не стану я ничего им советовать – пусть сами шевелят оставшимися извилинами.)

Они так напористо ссылаются на заграничный опыт, что становится не вполне понятно, кто тут все-таки иностранный агент. Но это как раз естественно. Потому что там, за границей, все по-настоящему и по-взрослому. Они, испорченные дети, играют во взрослых, уверенные в том, что взрослые в общем-то такие же, как и они, только побольше ростом и курят в открытую. И, как это и положено испорченным детям, они находят во взрослом мире все то и подражают всему тому, чего сами взрослые, как правило, стыдятся. Например, Америке времен маккартизма.

Как приличные цивилизованные и свободные граждане должны реагировать на их законотворческие судороги? По-моему, никак. И не надо возмущаться. Они не заслуживают даже этого. Смеяться можно и нужно, ибо смех - это безотказная душевная и интеллектуальная терапия. А возмущаться - нет, не надо. Есть в интернете такое емкое слово - "игнор". Вот так и надо относиться к ним и к их телодвижениям.

Кто-то скажет: "Это все, конечно, хорошо. Но ведь они могут на основании этих своих законов..." Могут, конечно. Но ведь они могли это делать и делали до всяких своих законов, прекрасно обходясь и без них. Надо, мне кажется, жить исходя из собственных, выработанных личным и историческим опытом представлений о том, что прилично, а что нет, что хорошо, а что нет, что осмысленно, а что нет.

У нас есть наша (подчеркиваю: наша) Конституция, юридически закрепившая наши неотменяемые гражданские права и свободы. Власть, и без того нелегитимная, и без того находящаяся за пределами правового поля, демонстративно и в общем-то преступно нарушающая Конституцию, отдаляет себя от этого поля все дальше и дальше. С какой стати мы должны принимать во внимание все то, что они там напринимали и еще напринимают? Вспомните, как 19 августа 1991 года ГКЧП объявил в Москве комендантский час. Вспомните-ка: мы их очень послушались?

Так как-то постепенно все приличные и адекватные люди страны плавно переходят в разряд "агентов". Ну и хорошо. Что плохого в том, чтобы быть агентом? Был, между прочим, период, когда прославленному агенту 007 подражали все мальчишки.

Каждый человек есть агент. Кто-то агент фашизма, кто-то - темной и агрессивной архаики, кто-то - сталинского колхозного социализма. А кто-то агент здравого смысла, человеческого достоинства, современного цивилизованного человечества.

Мы-то, слава богу, работаем от сети. А они - от батареек китайского производства. И батарейки эти очень скоро сдохнут.

И вот даже любопытно, что они еще натворят в пароксизме административного восторга. Судя по той лихорадочной стремительности, с которой они "куют за указом указ", публике не следует расходиться по домам. Впереди ждет много чего интересного. Вы не успеете как следует изумиться одному, как подоспеет другое. Может быть, какой-нибудь перевозбужденный депутат предложит переименовать президента в императоры и при этом, разумеется, сошлется на мировой опыт и на необходимость приведения законодательства в соответствие с суровой и прекрасной реальностью. А что может помешать господам думцам принять закон, предусматривающий уголовное наказание за сомнение в их умственной, психической или нравственной состоятельности? Ничто и никто.

Да только нам-то с вами какое до всего этого дело? Мы-то, в отличие от них, не только выросли на сказках Пушкина, но и хорошо усвоили их вечные и мудрые уроки. И мы, конечно же, очень хорошо помним, чем там закончилась история со старухой, захотевшей стать владычицей морскою.

Но я призываю к осторожности. Да, надо быть осторожными и постараться в тот момент, когда этот гнойник с неприличным физиологическим звуком лопнет, не оказаться в непосредственной близости от него. Гигиену еще никто не отменял. И мы с вами еще понадобимся самим себе и друг другу.



Источник: Грани.ру, 09.07.2012,








Рекомендованные материалы



Режим дна…

Я когда-то понял и сформулировал для себя, что из всех типов художественных или литературных деятелей наименьшее мое доверие вызывают два, в каком-то смысле противоположные друг другу. Первые — это те, кто утверждает, будто бы они, условно говоря, пишут (рисуют, лепят, сооружают, играют, поют, снимают) исключительно «для себя». Вторые это те, которые — «для всех».


Блеск и нищета российской дипломатии

Это сущие цветочки по сравнению с прозвучавшими заявлениями о том, что Москве еще предстоит решить историческую проблему и объединить разделенный русский народ. Тот, кто произносил это, или не знал, или не смущался тем, что практически дословно цитирует Гитлера. Другой участник дискуссии вполне всерьез говорил, что России следует задуматься, какую политику проводить на территориях, которые будут присоединены в будущем.