Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

22.05.2012 | Кино

Мрачные тени

Иван Чувиляев сходил на новый фильм Тима Бертона и увидел там лишь очередную немодную коллекцию «осень/зима».

А чего, собственно, хотеть еще? Бертон, всю свою режиссерскую жизнь бивший поклоны поочередно то Англии с ее студией «Хаммер», то итальянскому сапогу с его джалло, не был никогда ничем обеспокоен, кроме чистой формы. Его старательно педалируемое обожание Марио Бавы и фильмов с Кристофером Ли было чистой любовью к стилю того времени, не более того. Ну нравится человеку, чтобы бабы были с волосами до пола, кровь текла тоненькими такими струйками, а девы бродили по коридорами бледные-бледные. Рано или поздно (получается, поздно) сюжеты, в которых можно было эти приемы воспроизводить раз за разом, должны были кончиться. Получается, все последние бертоновские работы были только попытками хоть какой-то новый антураж для демонстрации своего любимого инструментария подобрать. Мультик? Не, фигня. Мюзикл? Ну, так себе. Сказки, наконец? Детям вот должно понравиться... Нет, снова мимо.

Очевидно, обостренное эстетическое чувство стиля играет со своими обладателями злую шутку: рамки стиля оказываются прокрустовым ложем. А обязательная программа уже переходит в разряд элементарного модного показа.

В смысле сюжета, кстати, Бертон тоже расшаркивается перед кумирами — правда, теми, которые поближе. «Мрачные тени» — римейк не ахти какого (уж не чета «Сестрам зла» и «Маске сатаны») сериала конца 60-х. По сути, «Кентервильское привидение» на вампирический лад. Барнабасс Коллинз (вечный Депп с бледным лицом и горящими глазами) лет так двести назад жил себе спокойно, пока не встретил порядочную гниду Анжелику Бошар (Ева Грин с чувственными такими губищами и... ну, вы поняли). Та у него все отняла, а чтобы не мозолил глаза, сделала вампиром и запаковала в гроб. Из которого представитель древнего рода выбрался спустя столетия при помощи туповатых гастарбайтеров. И тут же отправился инспектировать свои владения — населенные пестрой компанией потомков, сильно смахивающей на грубую копию «Семейки Адамс»: мачеха-стерва, ее дочь-дура, брат мамаши — ходок до баб и вдовец, его сын от первого брака, который регулярно видит свою покойную мать. В ролях дворецкого Ларча и Вещи — глухая старушка и лакей-алкоголик. Ужаснувшись деградации рода, Барнабасс принимается восстанавливать династию из руин и параллельно бороться с той самой стервой, доросшей до олигарха. Ох.

Бедный Бертон снимает так, словно ему к виску приставляют пистолет: давай, лабай свою готику. Двадцать раз с разных ракурсов показав мертвенно-бледного Джонни Деппа, псевдоготическую архитектуру, волны, разбивающиеся о скалы, и, до кучи, Еву Грин в полупрозрачных тряпочках, он начинает скучать.

Режиссер переходит уже вовсе к запрещенным приемам — шутит про хиппанов с травкой, например (правда-правда, те про войну еще разглагольствуют). Или демонстрирует вполне такую оригинальную — по-клиповому — постельную сцену между Евой Грин и Джонни Деппом.

Шутки шутками, но недостижимый идеал «Мрачных теней» даже не «Семейка Адамс», а «Иван Васильевич меняет профессию». Поздний Бертон удивительно похож на позднего Гайдая: его время истекло, его стиль вышел из моды, стал неактуален. Злободневность пришлось высасывать (как бы это слово ни веселило в тексте про вампиров) из пальца. Шутить про гадости современности — там «Поговори хоть ты со мной...», тут гастроль Элиса Купера в замке (конечно, не без шуток над тем, что, дескать, выглядит старушка Элис что-то не очень). Кстати, Элис Купер тут тоже вполне при чем: в пожилых хайрастых демонах Бертон, видимо,чувствует родственную душу. Они тоже явно что-то подустали повторять одни и те же трюки по сто раз.

Но главное — Бертону в «Мрачных тенях» приходится подбирать хоть что-то из любимого и ставшего фирменным стиля, от чего нас еще не тошнит (Элису Куперу тоже, наверное, тяжело в этом смысле). Он рад был бы перестать красить Деппа белилами и наводить кукольную жуть, но привычка — вторая натура. Ну и вообще, как это вы себе представляете — Бертон без готик-фриков? С разнузданной ручной камерой? Снимает на студии Zentropa? Уж лучше сразу в гроб.



Источник: Openspase.ru, 11.05.2012 ,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
15.02.2021
Кино

Смерть в самоизоляции

У «Погибели», снятой за пять миллионов долларов и десяток дней, есть одно важное достоинство — она длится всего час двадцать . С этим же связан и главный недостаток, так как при малой продолжительности у фильма в избытке месседжей: после тренировок герои собираются за столом или возле костра и обсуждают неприязнь к чужакам, необходимость жизни в социуме, нравственный выбор.

Стенгазета
07.12.2020
Кино

Фрейд бы не разобрался

Психоаналитик Сибил , а в прошлом алкоголичка, решает закончить врачебную практику, чтобы реализовать свои давние амбиции – стать писательницей. Однако сталкивается с классической проблемой «чистого листа». И тут на удачу к ней за помощью обращается начинающая актриса Марго, которой нужно принять решение: быть или не быть аборту.