Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

28.10.2011 | Колонка / Общество

Веселый тандем

Ну, какие, согласитесь, трогательные зайчики!

Это мне приснилось - ей-богу, не вру.

Сон такой.

Мне лет двенадцать. Я сижу в зале своей родной школы №11. Сижу в первом ряду и в предвкушении дальнейшего рассматриваю мой любимый золотистый плюшевый занавес. И вот этот занавес, поседевший от времени и многолетней пыли, но жизнерадостно переливающийся в лучах могучей допотопной люстры, медленно открывается, и обнажается сцена с давно не крашеным полом и задником с условным профилем анонимного горниста на фоне расходящихся веером лучей то ли восходящего, то ли заходящего солнца, озаряющего наше счастливое детство.

На сцену, гремя каблуками, выходит старшая пионервожатая Лида в красном галстуке, не столько висящем, сколько лежащем на ее убедительной груди, и знаменитым своим громовым контральто объявляет: "Шуточная! Сценка! (Пауза.) Веселый! Тандем! Исс-полняют!" Но я не дал ей договорить, потому что самым невежливым образом проснулся.

Н-да, они стали уже просачиваться в мои сны - нехорошо. А с другой стороны, хорошо еще, что не в таких уж зловещих своих проявлениях. А "Веселый тандем" - это неплохо, по-моему.

Я, видимо, человек непозволительно легкомысленный. Или это просто вполне здоровая очистительная реакция психики на захлестнувший нас грязевой поток все нарастающего абсурда. Так или иначе, в последнее время я испытываю нечто похожее на то, что описано в одной старой истории, которую мне рассказал когда-то знакомый армянин.

Однажды, рассказал он, в Ереване проходил футбольный матч между местным "Араратом" и тбилисским "Динамо". Полный стадион, настроенный по-боевому. Но "Арарат" катастрофически продувает. На своем, заметим, поле. Один-ноль. Два-ноль. Три-ноль. Все это проистекает при гробовом молчании трибун. После какого-то очередного гола в ворота несчастного "Арарата" в абсолютной звенящей тишине раздается одинокий мрачный голос: "Меня душит смэх!"

И меня иногда он душит.

И тогда, когда эти веселые ребята решают больше не томить застывшую в нетерпеливом ожидании публику, а просветить ее все-таки на предмет того, кто из них кем теперь будет. И при этом считают долгом довольно-таки оскорбительной вежливости все-таки сказать: "Если, конечно, вы окажете нам доверие". Ну, какие, согласитесь, трогательные зайчики!

И тогда, когда бесперечь - то вместе, то поврозь, то там, то сям - они проводят исторические встречи со своими "сторонниками", которых повсюду возят за ними в автобусах, как возили когда-то блядей в обозе то наступавшей, то отступавшей армии.

А после малопристойной истории с журфаком МГУ я включил воображение и стал ожидать прочих сообщений подобного рода. Например: "Президент посетил больницу такую-то. Больные были срочно эвакуированы, полы и стены заново покрашены, а палаты срочно заполнены выздоравливающими из числа членов патриотического молодежного движения "Молодая гвардия". Или: "Премьер-министр нанес визит в интернат для детей с задержками в умственном развитии. Воспитанники интерната были срочно эвакуированы. Вместо них президента встречали активисты движения "Наши" с шариками и разноцветными флажками. Президент подмены не заметил. Но зато ее заметили педагоги и сотрудники интерната. "У нас-то таких дебилов сроду не было", - говорили они, обсуждая между собой итоги незабываемой встречи".

И только деятелей литературы и искусства никто никем не заменял. Артистические натуры сами отлично умеют изменять самим себе. Но не с какими-нибудь там шкурными целями летят они, наподобие пресловутых мотыльков, на яркий и горячий огонь власти - избави боже. А с тем лишь, чтобы, потрескивая обгоревшими крылышками, проговорить ту или иную истину царям. С улыбкой, разумеется. И говорят, если спросят, замирая от собственной безрассудной дерзости. А цари молча, поигрывая желвачками, записывают все это дело в блокнотик. И все там, хотят они этого или не хотят, становятся "сторонниками". А потом, несколько поостыв, хватают всех встречных за рукав и горячо объясняют, что никакие они вовсе не сторонники, а просто им было интересно. Ведь интересно же! А им как-то не очень уже и верят. Потому что давно известно, что посещать лепрозорий без особой нужды, может быть, и интересно, но точно небезопасно.

А тут еще и бадминтон какой-то. И отлитый в граните афоризм о том, что "тот, кто хорошо играет в бадминтон, тот быстро принимает решения".

С этим, кстати, не поспоришь. Но при этом надо учесть, что к принятию быстрых и, главное, мудрых решений располагают не только бадминтон, но также пинг-понг, городки, лапта, прятки, салочки, классики, ножички да пристеночки.

Ну, не шуточная ли сценка? В таком примерно духе:

- Димон, сыграем в бадминтон?
- Давай, Вован, лови волан!

Не веселый ли тандем? Не душит ли "смэх?"



Источник: "Грани.ру", 25 октября 2011,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.