Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

13.09.2011 | Колонка

Девелоперский вектор

Пора признаться себе: Министерство культуры для всех прочих ведомств - не указ.

В нынешнем летнем спокойствии сквозь бездымный воздух особенно различим стал загадочный феномен природы под называнием "государственная культурная политика". Летом, в пору отпусков, пожаров и путчей, она может принимать самые причудливые формы, изгибаться в самых невообразимых направлениях, вступая в противоречие со всем, что было сделано прежде.

Главной темой августа стала земля, в особенности та, что находится на территории музеев-заповедников, охранных зон и смежных территорий. Строителей будто какая-то муха укусила: "Бородино", "Ясная поляна", "Архангельское", "Ленфильм".

В каждой ситуации свои нюансы, но суть всегда одна и та же - не важно какими способами, но занять территорию, пригнать рабочих, вырыть котлован. "Ввязаться в драку", а дальше - по обстоятельствам. На языке местной администрации и инвесторов такие действия хитроумно называются "развитием территории".

На языке музейщиков и Минкультуры этому даже подходящего названия нет. В последний раз что-то подобное происходило в первые годы Советской власти, когда все в стране встало с ног на голову: в церквях устроили склады, в усадьбах - казармы, а в императорской столовой лицом в драгоценную салатницу уснул революционный матрос. С тех пор даже советское правительство научилось ценить исторические памятники. И вот старая история повторяется.

Я не пытаюсь сейчас говорить про, может быть, надоевшую, но не потерявшую от этого остроты проблему сохранения городских памятников. Все-таки городам свойственно расти, и у нас нет сейчас ресурсов превратить исторический центр Москвы, к примеру, в заповедник. Поставить у каждого здания табличку и сдувать с фасада пылинки нам не позволит объективный исторический процесс. Но усадьбы и музеи-заповедники? Они вроде бы находятся за чертой города, где места побольше, и нет такой уж необходимости застраивать каждый метр.

Взять то же "Архангельское". Я помню его в середине 1990-х годов, тогда этот великолепный памятник архитектуры выглядел весьма уныло. Но за полтора десятка лет его привели в чувство, освежили территорию, привлекли посетителей. Кроме традиционного досуга искусствоведов и пенсионеров - медленной прогулки по парку в виду Большого дворца, музей проводит постоянные выставки, концерты, детские праздники. Фестиваль "Усадьба. Джаз" проходит тут уже семь или восемь лет - и это не какой-нибудь вечер клавирной музыки, а шумное, веселое, молодежное, по-настоящему летнее событие. Я ничего не имею против классики, даже наоборот; просто я пытаюсь сказать, что местное начальство умеет работать с посетителями и знает, что им нужно.

У "Архангельского" хороший менеджмент, который знает, как надо "развивать" вверенную ему территорию. При этом у него есть представление о том, что хорошо для нашей культуры, а что плохо. Что можно делать на охраняемых территориях, а чего нельзя.

Но - так уж исторически сложилось, у дирекции музея с ранних советских времен есть "партнер" - Министерство обороны, которое имеет право на какую-то часть музейных территорий. Не исключительное, а право совместного пользования. Десять дней назад Минобороны продало ООО "Градострой" принадлежащий ему участок земли площадью 20,67 га, прилегающий к территории музея-усадьбы. Попытка музея отменить аукцион через суд не принесла желаемого результата. Впрочем, суды по поводу "Архангельского" будут продолжаться, начиная с сентября.

Но уже сейчас в этой истории интересно вот что.

Пока дирекции "Ясной поляны", "Бородина" и "Архангельского" приводило имения в порядок, в России успело вырасти целое поколение людей, которым это совершенно все равно. У меня волосы на голове шевелятся, когда я читаю, с каким цинизмом все эти "топ-менеджеры" и "эксперты" в области "развития территорий" говорят об исторических землях.

Вот прошел слух, что "Градострой" намеревается на купленных землях возвести строительный супермаркет "Леруа Мерлен". Правда это или нет - мы пока сказать не можем. Гендиректор компании "Градострой" Виктор Киселев говорит, что никаких зданий, которые испортят облик усадьбы, не будет строить. Правда, добавляет, что, скорее всего, на участке будет два больших торговых здания.

А "менеджеры" тем временем с энтузиазмом комментируют вариант с "Леруа Мерленом". Поставить торговую коробку, набитую ламинатом и фурнитурой рядышком с красивейшей усадьбой Подмосковья? Очень, очень перспективно. А статус земель, разрушение исторического ландшафта, лишение самого музея возможности развиваться как туристический центр? Всего лишь "маленькие неудобства", "обременения", с которыми есть приличный опыт работы.

И еще один момент. "Росохранкультура", с которой и раньше никто особенно не считался (об этом говорит сам министр культуры), почти расформирована. Ее функции на себя взял Минкульт. И что изменилось? То, что теперь гневные письма о нарушениях охранных зон генпрокурору подписывает глава министерства? По закону прокурор должен ответить в течение месяца. В течение которого, умеючи, можно перепахать все Бородинское поле вдоль и поперек.

Пора признаться себе: Министерство культуры для всех прочих ведомств - не указ. Минфин считает культуру и ее бюджет "досадной статистической погрешностью", Минобранауки воюет с Минкультуры за право окончательно угробить школы искусств, а Минобороны в это время продает заповедные земли. И вряд ли все это можно списать только на летнюю жару.

В чем же состоит "культурная политика" нашего государства? Ведь на нее все-таки выделяются немалые деньги, президент и премьер тратят время на встречи с деятелями культуры, работает целое министерство. Я искренне не понимаю. И еще я не понимаю, почему другие не понимают: построить торговый комплекс - это же раз плюнуть. Их и так уже вокруг и внутри Москвы столько, что некуда деваться. Все одинаковые, с типовыми магазинами, кинотеатрами, закусочными и детскими игровыми комнатами. Люди, которые десятилетиями охраняют памятник архитектуры, предлагают инфраструктуру музея, где дети знакомились бы не только с шедеврами шлакоблочного строительства и этикетом ресторана "Макдоналдс", но и с собственной историей. Не поддержать этот проект - вот настоящая угроза национальной безопасности. Если же победит "оборонный" и "девелоперский" вектор "культурной политики", безопасность, наверное, воцарится, но самой страны уже не будет.



Источник: "РИА-Новости", 26.08.2011,








Рекомендованные материалы



О всемирной забивчивости

Среди обильно размножившихся языковых мутантов последнего времени, среди потенциальных экспонатов языковой кунсткамеры вполне достойное место стало занимать чудовищное слово «забивака». Наткнувшись на него где-то, я почти что вздрогнул, потому что вспомнил, что, когда мне было года два с половиной, я именно таким образом к бурной радости родителей и соседей обозначал молоток.


Военно-воздушная дипломатия

Чтобы выйти из международной изоляции, вызванной аннексией Крыма и войной на Донбассе? Для демонстрации амбиций великой державы? Все гораздо проще. Сирийская операция понадобилась, чтобы втюхать Турции отечественные вооружения.